Югра неведомая. Бредущие в потёмках

Основой жизни сибирского крестьянина всегда была тайга-кормилица. Лес давал кров, еду, одежду — все необходимое для существования. В лесу обитало бесчисленное количество зверей и птиц, повадки которых прекрасно известны каждому таежнику. Но вместе с тем человек время от времени сталкивался с проявлениями неких существ и явлений, рационального объяснения которым не находилось.

Завзятый атеист может, разумеется, списать все явления на морок, сновидения, усталость или похмельное состояние того или иного очевидца. Правда, тогда возникает другой закономерный вопрос: почему же эти проявления подчиняются законам — своеобразным, парадоксальным, «бабушкиным», но законам? Неписаный свод правил таежника строго («не то худо будет») регламентировал поведение в чужой избушке, при выходе на охоту, для заблудившегося и т.д. Наши прадеды прекрасно осознавали, что их неисполнение могло привести к самым печальным для ослушника последствиям.

Феномен «блуждания» привлекал и настораживал людей во все времена. Почему одна и та же тропинка в разное время могла и вывести из чащи, и привести в болото, откуда бралось эхо, как следовало обезопасить себя в лесных дебрях — ответы на эти и другие вопросы часто давала лишь народная мифология. В среде настоящих таежников издревле существовал неписаный свод правил поведения, которому придерживались всегда. Но, оказывается, никакой опыт не мог застраховать подчас самого знающего человека от шуток неведомой силы:

«В один из теплых сентябрьских дней мы приехали в местечко Майское, славившееся обилием брусники. Было тихо, пасмурно, душно, однако сбор ягод шёл быстро и весело. Потом я увидел, что приближаются наш хороший знакомый Василий Владимирович Титов и его сноха. Титов — старый таёжник, тренированный человек. В рюкзаке у него была брусника, в обеих руках он тоже тащил по полному ведру. Сноха несла ведра поменьше.

Прощаясь, он неожиданно спросил: «А куда на берег-то идти?» Я удивился, так как для старого таёжника такой вопрос был неожиданным. Когда не видно солнца, то ориентиром служат деревья, по ним можно определить стороны света. Я указал направление, и они ушли.

Минут через сорок увидел их с полными ведрами. Они возвращались с той же стороны, что и в первый раз. Пот с них тёк ручьями. Титов поведал, что они шли в нужном направлении до тех пор, пока не вышли к нам, то есть сделали круг. Они отклонили предложение подождать нас и снова ушли, а вскоре появились со стороны леса, изнемогающие от гнуса, жары, жажды и усталости. Тут мы настояли, чтобы они отдохнули. Через час мы закончили сбор ягод в плановом объёме и вместе благополучно вернулись к своим лодкам.

Года через два мы с женой снова поехали на Майский участок. Бодро шли по старой тропе. Вскоре она кончилась у упавшего толстого ствола. Вокруг стоял кедрач, а на земле валялось много шишек. Мы собрали их, сложили возле дерева, прикрыли ветками и снова взяли направление на ягодники.

Я по старому опыту приглядывался к деревьям, определял направление движения. Вскоре увидел впереди огромный ствол упавшего дерева. Подойдя к нему, обнаружил наши шишки. То есть за двадцать минут мы сделали круг. Это нас с женой очень удивило. Мы прошагали за много лет по лесам не один десяток километров и, как правило, не сбивались с пути.

Мы развернулись и снова направились в сторону ягодников. Минут через тридцать снова оказались перед тем же стволом дерева. Мы несколько забеспокоились, но всё же в третий раз пошли к ягодникам и… вернулись назад. Жена выразила опасение, что нам до места на этот раз не дойти, да и времени уже много. Я же предложил пообедать и потом решить, что делать дальше.

Налил в кружку немного водки, отломил хлеба и обратился к лесному духу со словами: «Мужичок-лесовичок, прими угощение и больше по лесу не кружи, а помоги собрать по ведру ягод и приведи обратно к этому же месту». С этими словами я вылил на землю водку, положил еду. Потом мы покушали и пошли. Минут через двадцать неспешного хода вышли на ягоды. Крупной спелой брусникой было усыпано всё вокруг. Скоро мы набрали более трёх ведер ягод и направились в обратный путь. Уже начало смеркаться. В лесу, как правило, нет дорожек, поэтому нет прямого движения к намеченной цели. Однако мы непонятным образом быстро вышли к поваленному дереву, где лежали наши шишки».

Валентин Ямзин, Нефтеюганск.

Для того чтобы свести к минимуму риск оказаться брошенным на произвол «лесной нечисти», следует помнить старинную народную мудрость: «На Бога надейся, а сам не плошай». Поэтому не худо бы вам затвердить для себя ряд азбучных правил.

Перед выходом в лес, во-первых, сообщите домашним маршрут, по которому вы собираетесь куда-либо направиться. Это может значительно облегчить ваши поиски в случае беды. Идеальным вариантом является точное описание: «Еду на Гнилое болото, седьмой поворот от реки Пиявки». Но чаще всего люди ограничиваются скупыми и туманными намеками: «Поеду куда-нибудь в Кондинский район, может, грибов найду…»

Пользуйтесь компасом. Весит он немного, а помощь оказывает неоценимую.

Обязательно возьмите с собой минимальный набор лекарств, даже если чувствуете себя совершенно здоровым. У любого может внезапно прихватить сердце или подскочить давление.

В любой ситуации старайтесь сохранить спокойствие. Если вы охвачены паникой — думать логически невозможно.

Заблудились? Немедленно остановитесь и присядьте. И не делайте больше ни единого шага, хорошенько прежде не подумав. А думать нужно лишь об одном: как добраться до того места, откуда начинается знакомый путь.

Вспомните последнюю знакомую примету и постарайтесь отследить к ней дорогу. Если это не получится, попробуйте вспомнить памятные ориентиры: тропинку, речку, топографический знак. Прислушивайтесь. При отсутствии знакомых ориентиров выходите «на воду» — вниз по течению. Ручей, как правило, всегда ведёт к реке, река — к людям. Заберитесь на самое высокое дерево — взгляд с высоты позволит сориентироваться.

Существует ряд народных примет, по которым, говорят, можно судить об успехе путешествия. Так, если в начале пути вам встретится поп, монах, женщина, девица, свинья или лысая лошадь — успеха не будет. Если же встретится человек с полными ведрами — вас ждет успех. Удача ждет отъезжающего во время дождя. Не советуют отправляться в путь в понедельник, а также если дорогу перебежит заяц.

За тысячелетия своей истории человек научился выделять в окружающем мире места, называемые обтекаемым словом «нехорошие». Это может быть и лесная чаща, и подернутое ряской болотце, и даже уютная степная лощинка, прогреваемая летним солнцем:

«Это было в конце тридцатых годов в Челябинской области. Мы, подростки, ходили тогда пешком по 8-10 километров за вишней, она в наших краях растет прямо в степи. Утром встанем вместе с солнышком, возьмём вёдра, хлебушка, бутылку воды и идем. А дорога по степи шла перевалами. Однажды мы идём, разговариваем, смеемся и вдруг видим — с большого перевала в низину мчится тройка. Как на картине: у пристяжных головы в стороны, а центральная скачет прямо. Мы «хи-хи» да «ха-ха», разбежались с дороги в разные стороны и болтаем.

Через некоторое время спохватились: а что это тройки-то до сих пор нет? Выскочили на самый бугорок, чтобы увидеть низину, но и там её нет. И нам что-то стало не по себе. Сбились в кучку, стоим и не знаем, что делать. Оглянулись назад, а там идет соседка, бабушка Смородина. Мы её дождались, рассказали видение. Она и говорит: «Вот так из дому-то выскакивать с «хаханьками». Надо выходить с Богом, чтобы он благословил вас в путь-дорожку». Но нас дома не очень приучали к Богу. Церковь закрыли, сделали в ней клуб, потом там стали хранить зерно, а потом вообще сломали и куда-то увезли.

В следующий раз мы снова пошли за вишней к Челеву колку. Не доходя до колка нашли садок — вишню в степи, в траве её даже не видно, а ягоды все спелые да крупные. Мы уставшие, голодные, пить хотим, что это — пол-литра воды на целый день. Решили, что завтра придем сразу сюда. Запомнили вроде бы место, поднялись на возвышенность и увидели Челев колок.

Пришли мы назавтра, опустились в низину, ходим-ходим по степи, а садок не можем найти. И даже не знаем, в какой стороне колок, закружились, устали, девочки помоложе заплакали. Потом стали рассуждать. У Челева колка всегда люди блуждают, это мы часто слышали от бывалых людей. И мы вспомнили, как бабушки говорили, что нужно в таком случае переодеть по одному носку наизнанку. Послушали совета, переодели, отдохнули немного и пошли. И сразу же садок этот нашли. Набрали ягод, вышли из низины и увидели Челев колок. Вот такое с нами было».

Анна Александровна Шлыкова, Нижневартовск.

Наверное, каждый бывавший в тайге человек встречал некие места, которые оставляли неизгладимое впечатление: отпугивали, манили, возбуждали или умиротворяли. С чем связано их появление — иногда не сможет ответить ни один ученый специалист:

«В километрах 3-4 от Октябрьского я потерял мешок с шишками. Пока ходил по мощной тайге, наткнулся на пустое место. Лес там лежал свежеповаленный: мощные кедры, ели, пихты. И только потом мне пришло в голову — а не метеорит ли там упал? Если бы от ветра, то крепки деревья, пожалуй, стояли, а здесь сплошная повалка. Местами корни деревьев торчали высоко вверху. Запомнились курганы у Оби, в Карымкарах я залезал на такой курган. Высота около 10 метров, ширина метров 30 и длина метров 50. Наверху плодородная рыхлая земля слоями».

Яков Михайлович Истомин, п. Кондинское.

Все мы слышали леденящие душу истории о том, как в тайге бесследно пропадают люди. Гораздо реже, но встречаются случаи, когда они чудесным образом выживают, причем в самых неблагоприятных для себя условиях. Кем являются их спасители: добрыми лешими или ангелами-хранителями — не столь уж важно. Главное, как доказывают примеры, человек может надеяться на помощь извне в самой безвыходной ситуации:

«Это было в конце шестидесятых годов. Каждое лето рыбаки совхоза «Казымский» целыми семьями выезжали на промысел на Обь, там за ними были закреплены плавные пески Чехлай, Молодежный, Лебединский.

В одно лето стояла большая вода, пески затоплены, и рыбаки вынуждены были устроиться недалеко от деревни Ванзеват. Место казалось мрачным, кругом темный смешанный лес, вечерами мы, детвора, старались долго не шуметь.

Однажды одна бабуся отправилась в лес за берестой, в это время она хорошо отходила от березы. Уже и сумерки, а ее все нет и нет. Отправились на поиски, стали звать, кричать, стрелять из ружья — безрезультатно. Так прошли день, другой, неделя, две недели. Она была охотницей, хорошо ориентировалась в лесу.

В одном месте находили палочки — здесь, видимо, ночевала. Заблудиться она никак не могла, недалеко проходила линия электропередач, в одну сторону дорога вела к озеру, а в противоположную сторону + к протоке, где мы находились. После десяти дней стали искать в воде, видели на болотистом месте следы.

Нашлась бабушка на девятнадцатый день в заброшенной охотничьей избушке. Измученной она не выглядела, больше молчала. Ни криков, ни выстрелов она не слышала, а уходила все дальше и дальше. Каким образом она спаслась от комаров? Одета была легко, с собой — лишь топорик и мешковина, ею она, видимо, и укрывалась от комаров.

После этого случая она прожила еще несколько лет. Что произошло с ней и как она выжила — эту тайну она унесла с собой».

Нина Тасьманова, с. Казым, Белоярский район.

Этот удивительный случай вмешательства в судьбу заблудившихся людей таинственной и доброй силы далеко не единичен. Вот что, например, рассказывают о произошедшем много лет назад в Кондинском районе:

«Был и такой случай в Нахрачах. Летом три подружки пошли по ягоды и заблудились. Две из них отправились искать дорогу, а третьей наказали стоять на месте и ждать. Когда вернулись, её уже там не было. Девочки благополучно добрались домой и всё рассказали родителям. Тогда многих взрослых из деревни посылали на поиски, среди них была и моя старшая сестра.

Целую неделю искали, ходили по лесу и болотам с утра до вечера, но всё безрезультатно. Тогда кто-то из старших посоветовал: «Надо взять икону и читать молитвы». Так и сделали. Вскоре обнаружили заблудшую. Потом она рассказала, что видела искавший ее народ, но дедушка, что был с ней, не велел им показываться. На вопрос, чем же она питалась, ответила, что дедушка был добрым и кормил её. В тот же год семья девочки уехала из Нахрачей».

Анна Михайловна Андреева, Кондинский район.

Далеко не всегда сверхъестественные силы милостивы к человеку. Иногда заблудиться «помогают» некие существа, принимающие облик обычных, вполне знакомых существ:

«Отправил меня начальник рыбоучастка в соседнюю деревню узнать, много ли рыбы поймали, нужен ли плашкоут. Я забежала к своей хозяйке, доложилась, что побегу тропкой возле озера в Пихтовку и вернусь вечером. Прибежала в Пихтовку, узнала все и обратно ринулась.

Только вышла из деревни, слышу — кто-то за мной топает. Я нырнула в малинник, пусть думаю, мимо пройдет. Никого. Дальше бегу. Вдруг на встречу собачка выбегает, хорошенькая такая. Я ее зову — она от меня. Хочу ее догнать + она дальше бежит, я уже с тропки сбилась.

Слышу, с озера меня зовут: «Клава! Клава!» Вышла на голос, а сама все оглядываюсь. Стоит у лодки моя хозяйка: «Я тебя поехала встречать, что-то сердце затосковало. Что ты все оглядываешься, кого ищешь?» «Собачку, — говорю, — потеряла». А хозяйка говорит: «Садись скорее в лодку поздно уже». Дома она мне объяснила, что в деревне, очевидно, кто-то снабдил меня в дорогу плохим словом. Вот поэтому со мной все и приключилось».

Валентина Горячева, Сургут.

В славянской мифологии широко распространено такое явление, как «водило» или «уводна» — нечистая сила, которая «уводит», заставляет людей блуждать. Облики она принимает различные: двух мальчиков, оленихи, всадника, знакомых. Нередко в свидетельствах очевидцев фигурирует и «компания с гармонью», как об этом рассказывается в следующем письме:

«У нас в деревне к праздникам загодя готовились. Собирались сначала в одном доме, хорошо угостившись, попев, потанцевав под гармошку, шли в другой, порой через всю деревню. Потом из второго — в третий, а там и день проходил. Надо уже расходиться по домам, а то уж стадо пришло, надо корову доить, овец загнать.

Брат моего мужа — гармонист. Однажды в сумерках он шел с гармошкой домой и потихоньку наигрывал. Не заметил, как впереди него оказалась пляшущая компания. Обычная компания, переходящая из одного дома в другой. Шел он за ними, а потом вдруг стукнуло у него в голове: «Господи, что это я так долго иду?» Когда упомянул Господа, компания исчезла, а он оказался от деревни за два километра, у лесочка. Его взяла дрожь, подхватил гармошку подмышку — и бежать домой.

А этот случай произошел с моим одноклассником во время войны. Он тоже гармонист, ему в то время было около семнадцати лет. И также шел с вечеринки ночью и наигрывал. Перед ним тоже оказалась пляшущая компания. Когда вспомнил, что долго идет до дома, компания исчезла, а он оказался на реке, на краю проруби. Испугался и убежал домой. Когда он нам рассказал о произошедшем, мы над ним смеялись, а он говорил: «Мне было не до смеха».

Анна Александровна Шлыкова, Нижневартовск.

Удивительно, но потерять ориентацию путешествующий способен даже на реке. Причем действие паранормальных сил испытывает не только человек, но и бездушная машина:

«Дело было поздней осенью 1959 года. Шли мы на катере из Тюмени в Ханты-Мансийск со 150-тонной баржой под боком. Ночью все спали, а мы с капитаном вели неспешную беседу. Лоцманской карты у нас не было, поэтому ориентироваться было плохо.

Прошли Тобольск. Берега были низкими, и в лучах прожектора низменная часть хорошо просматривалась. Хлопьями шёл снег, но видимость была хорошая. И тут капитан заметил, что наш караван… стоит посредине реки.

Никаких признаков посадки на мель не было, но вода вокруг катера как будто остановилась. Нас не поворачивало течением, хотя машина была остопована. Пока осматривались, мерили глубину, пускали машину, капитан заметил на высоком яру свечение: два неярких столба на некотором расстоянии друг от друга.

Посредине возник силуэт, напоминающий человека, но без рук и ног, просто какой-то монумент. Свечение было неяркое, но очень высокое. Прожектор показывал, что наш злосчастный караван все-таки стоит, хотя наметка нигде не нащупала дна. Так продолжалось несколько минут. Потом столбы упали, силуэт исчез, а наш караван начало разворачивать течением, и мы закачались на чистой воде. Включили машину и пошли дальше.

Текущие события отвлекли нас от происшествия, и мы вскоре забыли о случившемся. Но мне долго приходило на ум это событие. Я пытался объяснить всё обычными вещами. Если это был обычный костер или свет фар, то откуда тогда такая высота? Опять же силуэт! Предполагал пожар, но опять же никакого колебания столбов. И что нас держало на средине реки? Прожектор не мог показать неправду. Со временем это всё забылось».

А.     Васильев, Ханты-Мансийск

Заблудиться мы с вами можем где угодно: в тайге, степи, шумном городе. Но опаснее всего для современного человека «потеряться» в собственной душе, раздираемой противоречиями, искушениями и соблазнами. Чтобы этого не произошло, необходимо соблюдать нехитрые, в общем-то, житейские советы, полученные некогда Моисеем на горе Синай…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика