Почему я не люблю приезжих?

Вот хоть ты тресни – не люблю, и все. Еще лет десять-пятнадцать назад я был к ним абсолютно индифферентен, а тут на тебе – появилась стойкая неприязнь. Причем, к вопросу национальности это не имеет никакого отношения. Намедни попытался разобраться, а в чем кроется причина этого чувства?

Конечно, вопрос, вынесенный в заголовок, провокационен, аморален и где-то даже не законен. Предвижу, как могут взвиться «либеральные» комментаторы: «Журналист – ксенофоб! Это нарушение Конституции! Требую ввести войска ООН для защиты демократии!» Ну, да Бог с ними, переживем.

Подавляющее большинство сегодняшних югорчан – или мигранты, или потомки мигрантов во втором-третьем поколении. По большому счету, в округе очень мало тех, чьи предки появились на этой земле больше полувека назад. Представители так называемого «старожильческого населения» теряются на общем фоне «понаехавших».

Конечно, по закону мы все равны – русские, башкиры, дагестанцы, цыгане, манси, евреи. И должны в равной степени пользоваться всеми правами, которые закреплены в Конституции. Но ведь кроме этого документа существуют еще и другие нормы, регламентирующие бытие человека – исторически сложившиеся, моральные, неписанные.

Начнем мы с Библии. В Ветхом Завете (Бытие, гл. 25, ст. 31—34) сказано, что проголодавшийся Исав, старший из сыновей-близнецов патриарха Исаака, за чечевичную похлебку продал младшему брату Иакову свое право первородства, то есть особые права (в частности, право наследования родительского имущества), которые по старинному обычаю получал мальчик-первенец в семье.

Иными словами, по закону, установленному Господом, первоначально рожденный – или появившийся на данном конкретном отрезке пространства и времени – человек имеет преимущественные права на получение каких-то «преференций». Это четко видно на примере «права первородства», много веков определявшего порядок престолонаследия в монархиях всего мира.

В последующие века тот, кто первый приходил на новые земли (участки, месторождения, континенты), получал их если не в собственность, так особые права пользования. Вспомним термин «застолбить» — публично сообщить о начатой работе, закрепить за собою право на первенство в исследовании, разработке. И сегодня в бизнесе, например, существует понятие «право первой руки» — преимущественное право на покупку лицензии.

Насколько справедливо по отношению к старожилам сегодняшнее положение вещей? Абсолютно несправедливо. Да, во властных коридорах ходят разговоры о введении «ценза оседлости», но они до сих пор так и не эволюционировали в стройную законодательную систему. И даже если вдруг таковая появится, она в лучшем случае будет давать некоторое преимущество людям, прожившим на Севере энное количество лет, при покупке жилья.

Между тем рядом с нами пока еще живут сотни стариков, выросших и состарившихся здесь, в Сибири. Живут в кривых и промозглых бараках, хибарках, избушках, которые иногда идут под снос. Но гораздо чаще «под снос», прости, Господи, идут сами старики, так и не дождавшись от государства нормальной квартирки — с унитазом и без печного отопления. А в это время вокруг стремительно растут красивые современные многоэтажные дома, жилье в которых получают кандидаты-лауреаты-мастера спорта, только вчера явившиеся в наши края.

Лауреаты, конечно, нам тоже нужны – кто бы спорил. Но мне стыдно проходить по кладбищу мимо десятков могил своих родных и знакомых, которые «переселились» сюда прямиком со своих старых печек, так и не увидев «благ цивилизации». Это – справедливо?

Возьмем, к примеру, Ханты-Мансийск. До гайдаро-чубайсовских времен здесь в буквальном смысле цвело ОПХ – опытно-производственное хозяйство, где сотни людей десятки лет выращивали лис, кур, картофель и много чего еще. Рыночные бандиты и профаны-начальники в одночасье развалили огромное предприятие. Сегодня на тысячах га бывших земель ОПХ стоят шикарные частные особняки, а его бывшие работники умирают в «деревяшках».

Та же судьба постигла рыбокомбинат, на котором к началу 90-х годов трудились до двух тысяч горожан. Горпромкомбинат, горпищекомбинат, Ляминская РЭБ флота, «Хантымансийсклес» — список можно продолжать долго. Принадлежавшие некогда им территории – лакомые куски для бизнесменов. Вот только кто вспомнит о людях, работавших там прежде?

Душу коробит, когда при сносе старых домов под ножом бульдозера валятся цветущие черемухи, бывшие украшением Ханты-Мансийска. Вместо них в землю бездумно втыкают осинки-березки, которые чаще всего не приживаются. Посмотрите на ряды засохших «трупов» вдоль объездной дороги – эти саженцы (а вместе с ними и миллионы рублей) были закопаны в землю исключительно ради «освоения средств». Несчастные «аборигены»-одуванчики с ромашками погибают под дисками триммеров – ведь на их месте высевают безликую, но презентабельную «канаду-грин».

Один за другим исчезают старые купеческие дома, возраст некоторых превышал столетие. Старожилы города множество раз обращались к властям с просьбой сохранить и отреставрировать их – но наталкивались на стену равнодушия. Видимо, нам важнее асфальт, дворцы и монументальные скульптуры, чем аура, дух и память. И никого не интересует мнение старожилов.

Посмотрите на горы мусора в «Самаровском чугасе» — работники парка регулярно пытаются их убрать, но попросту не справляются с этими завалами. А самые большие «пирамиды» появляются там, где сосредоточены «фавелы», в которых обитают приезжие – гаражах, превращенных в «жилые» муравейники, бараках, балках. Притчей во языцах стали некоторые хибарки, в которых прописаны целые аулы и кишлаки.

Признаю, в своей массе старожилы инертны и лишены предприимчивости. Они могли бы и сами что-нибудь получить (приватизировать, застолбить, арендовать), но обычно приходят к шапочному разбору. Пришлые граждане-«пассионарии» успевают «аннексировать» гораздо раньше и больше. Скажем, недавно узнал, что участок в несколько десятков гектаров тайги передан в аренду неким «землепользователям», которые теперь гоняют там на вездеходах, «отрываются» в своих «фазендах», напропалую браконьерствуют. А ведь полвека назад именно в тех местах были угодья моего прадеда, который брал из тайги немногое, никогда не нарушая «экологического баланса»…

Неуважение переселенцев нового времени к нашей земле проявляется даже в мелочах. Скажем, многие из них, даже прожив несколько лет в Ханты-Мансийске, не имеют понятия о том, почему район, в котором они обитают, называется «ОМК», «ЦРМ» или «Бараба». Им абсолютно безынтересна этимология таких названий, как «Карча», «лог Марэс», «Тренька» и т.д. Для них слово «Перековка» связано исключительно с ночным клубом, а отнюдь не с районом, в котором селили спецпереселенцев…

Проблема старожильческого населения давно обсуждается в России и до сих пор остается неразрешимой. Дело в том, что нормы, установленные существующими законами, нередко входят в противоречие с теми самыми «исторически сложившимися». А если рассуждать, так сказать, де-юре, то получается сплошная неразбериха…

Возьмем термин «старожильческое население» в современной трактовке – это иноэтническое население, переселившееся в исторически обозримом прошлом и в течение долгого времени проживающее на определенной территории. А теперь сравним с термином «коренные»: народы, которые обитали на своих землях до формирования существующих государственных границ, до прихода туда переселенцев из других мест; народы, связанные с определённой территорией и проживающие на ней с незапамятных времён до настоящего времени; исконное население.

Интересно, а как сопоставить сроки «долгого времени» и «незапамятных времен»? Граница между временными отрезками этих двух категорий «населения» и «народов» кажется достаточно эфемерной, тогда как разница в правах у них колоссальна. Если вдумчиво изучить оба понятия, то они во многом идентичны – не правда ли?

Ни в коей мере не пытаюсь покуситься на неотъемлемые права аборигенов Севера, которыми они обладают. Но хотелось бы напомнить, что старожилы (среди которых есть и русские, и татары, и белорусы, и немцы и т.д.), предки которых полтыщи лет пахали эту землю, тоже должны иметь какие-то законные основания для прав (льгот, преференций). По моему глубочайшему убеждению, старожильческое население Югры можно и нужно причислять к категории «коренных народов».

А теперь взглянем на документ, который должен служить основополагающей базой для всей юридической надстройки государства — декларацию Организации Объединенных Наций о правах коренных народов, принятую резолюцией Генеральной Ассамблеи от 13 сентября 2007 года.

«…Статья 26. 1. Коренные народы имеют право на земли, территории и ресурсы, которыми они традиционно владели, которые они традиционно занимали или иным образом использовали или приобретали.

  1. Коренные народы имеют право иметь в собственности, использовать, осваивать или контролировать земли, территории и ресурсы, которыми они обладают в силу традиционного владения или другого традиционного занятия или использования, а также те, которые они приобрели иным образом.
  2. Государства обеспечивают юридическое признание и защиту таких земель, территорий и ресурсов. Такое признание осуществляется с должным уважением к обычаям, традициям и системам землевладения соответствующих коренных народов.

…Статья 28. Коренные народы имеют право на возмещение при помощи средств, которые могут включать в себя реституцию или, когда это не представляется возможным, в виде справедливой компенсации за земли, территории и ресурсы, которыми они традиционно владели или которые они иным образом занимали или использовали и которые были конфискованы, отчуждены, заняты, использованы или которым был нанесен ущерб без их свободного, предварительного и осознанного согласия».

Так не пора ли нам «обращаться в «Спортлото»?

А теперь вернемся к заголовку статьи. Почему, собственно, я не люблю приезжих? Нет, большинство среди них – это порядочные, умные, талантливые и законопослушные граждане. Вот только практически у каждого есть своя собственная «малая Родина» и своя березка у околицы. Именно к этим уголкам стремится их сердце, а Югра является лишь комфортабельным «служебным жильем», которое нужно сдать после расторжения трудового договора. И отношение к ней у многих потребительское.

А мы, старожилы, прежде всего – наследники. Наследники деревянных тротуаров и палисадников, печек и коромысел, комаров и коровьих лепешек на центральной площади. Наследники погостов, на которых лежат ПОКОЛЕНИЯ наших предков. И где-то неподалеку когда-нибудь появятся и наши могилы…

2015 год

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Мысль на тему “Почему я не люблю приезжих?”

Яндекс.Метрика