Выкормить трутня

С утверждением, что трутнями являются только самцы, я в корне не согласен — среди них имеется и немало самок. Но самое страшное заключается в том, что мы с вами сами их плодим, холим и лелеем.

Некоторое время назад мне довелось поучаствовать в рейде, который проводили сотрудники полиции по неблагополучным семьям Ханты-Мансийска. Впечатления от увиденного оказались очень глубокими. Оказывается, рядом с нами есть люди, которым безразличны санкции, Олимпиады, торнадо, Курбан-Байрам, Рождество и День Победы. Им даже можно позавидовать – настолько легко и беззаботно они живут.

Более того, они – счастливы. Знаете, почему я столь безапелляционно это заявляю? Потому что обязательным признаком счастливых людей является регулярное рождение у них ребятишек. У ЭТИХ людей дети появляются на свет с механистичной размеренностью метронома. Оп-па – мальчик. Через девять месяцев – девочка. Через год – еще одна. В шестеренках лучших инкубаторов чаще случаются сбои, чем в пропитых внутренностях этих самок.

Номер один

Подходим к ухоженной многоэтажке. Во дворе смеющиеся дети и чинные бабушки, на лестничных площадках чистота и порядок. Лишь одна мятая и кривая дверь выглядит так, словно на ней долго тренировалась группа захвата. Интерьер квартиры ей под стать – затхлый воздух, ободранные обои, повсюду разбросан мусор, одежда, посуда с засохшими остатками пищи. На грязном полу сидит крошечная голозадая малышка и с любопытством разглядывает вошедших.

Хозяйка квартиры — назовем ее Элеонорой — больше похожая на подростка, не рада гостям, пытается грубить и максимально сократить время нашего общения. Она – сирота, пару лет назад покинула детский дом, бесплатно получив от государства квартиру. За это время успела свое новенькое жилье превратить в хлев, родить мальчика и девочку. А также попасть на учет в органы социальной защиты как семья, «…находящаяся в социально опасном положении: ненадлежащее исполнение родительских обязанностей; злоупотребление спиртными напитками матерью; низкий материальный доход семьи».

Теперь разнокалиберные многочисленные специалисты регулярно посещают эту даму. Если застают ее в процессе винопития, то подвергаются нецензурной брани, оскорблениям и угрозам. В прошлом месяце, например, она пьянствовала с «другом сожителя», а голодные дети так громко и долго плакали, что сердобольные соседи были вынуждены в очередной раз вызвать полицию.

А вот если у Элеоноры возникают проблемы, то она относится к посетителям более благостно. Недавно вот вызывала «скорую», когда у трехлетнего сынишки сильно заболел живот. Специалисты оказали помощь ребенку, а также рекомендовали «организовать питание ребёнка соответственно возрасту; помыть холодильник, сделать уборку в ванной и в кладовке».

С завидной регулярностью наша героиня обращается к властям за финансовой поддержкой. Из последнего: написала заявление на выделение ей ГСП (государственной социальной помощи, около 40 тысяч рублей). Деньги выделены. Еще цитата: «Осуществлено сопровождение в МП ЖКУ, предоставлено заявление о рассрочке задолженности по оплате на 12 месяцев». Да-да, это обычные граждане должны регулярно оплачивать «коммуналку», за «особых людей» это сделает государство.

Кроме того, социальные работники вынуждены постоянно общаться с Элеонорой и им подобными в ходе так называемого «патронажа», и проводить «мотивационные беседы о ведении здорового образа жизни». Правда, помогают они, как мертвому – припарки…

Номер два

За свою семидесятилетнюю жизнь этот унылый дряхлый барак видел в своих стенах многое – смерти и рождения, любовь и ненависть, больших начальников и подзаборных алкашей. Дверь в одну из так называемых квартир распахнута настежь, а вот вход в большую комнату перегорожен понизу широкой доской. Из-за загородки торчат симпатичные мордашки малышей – одна, две, три…

А вообще здесь живут четверо ребятишек: 2010-го, 2012-го и сразу двое – 2014-го годов рождения. Их любвеобильной мамаши – пусть она будет именоваться Снежаной – дома не оказалось. Гуляет барышня, причем, уже давно. За малышами ухаживает бабушка, а вот папочка находится далеко – отбывает срок в местах лишения свободы.

Несмотря на свой возраст, 22-летняя Снежана пьет много и увлеченно, привлекая к этому процессу знакомых, малознакомых и вовсе незнакомых людей. В состоянии опьянения нередко уходит из дома, напрочь забывая о существовании своих отпрысков, необходимости их кормить, одевать, мыть. Во время очередного прихода соцработники заметили, что у одной из девочек высокая температура, в результате дети оказались в инфекционном отделении ОКБ.

Сейчас за ребятишками ходит бабушка, благо, еще достаточно моложавая и энергичная. По крайней мере, они накормлены-напоены и присмотрены, и уж точно не будут задержаны полицейскими на окраине города, как это случилось со старшими весной, во время очередных «гастролей» Снежаны.

Представители контролирующих структур и соцзащиты каждый раз отмечают, в каком ужасающем состоянии находятся малыши в редкие моменты присутствия мамаши. Более того, они неоднократно поднимали вопрос лишения гулящей бабенки родительских прав. Однако ТКДН и ЗП (территориальная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав) по неведомым причинам «…считает оформление искового заявления в суд на ограничение родительских прав нецелесообразным, преждевременным». Наверное, прекраснодушные чиновники надеются на чудесное исправление Снежаны и тем самым попустительствуют издевательству над детьми.

В результате весь этот огромный воз проблем и противоречий остается на прежнем месте: бабушка сбивается с ног, малыши растут, как трава в лесу, родительница отдыхает и, наверное, вот-вот опять забеременеет. А множество работников нескольких бюджетных структур между тем пишут друг другу бумаги с призывами «…выработать комплекс дополнительных мер, направленных на устранение причин и условий, способствующих социально опасному положению семьи; оказать содействие в прохождении курса лечения от алкогольной зависимости в условиях стационара» и т.д. и т.п.

Номер три

Очередной адрес: старенькая двухэтажка, рассохшиеся доски, провалившиеся полы в подъезде. Нам открывает приветливый мужчина средних лет с уставшими глазами. По его словам, дети уже легли спать, хотя несколько пар глаз в дверной щели свидетельствуют об обратном.

Эта семья несколько выбивается из категории «неблагополучных», потому что ребятишки находятся под надлежащим присмотром, который обеспечивают отец и бабушка. Детей здесь пятеро: старший уже ходит в школу, остальным четыре, три, два и один годик. Такая вот арифметика…

Проблема в семье одна – назовем ее Виолеттой. Двадцатипятилетняя барышня пустилась во все тяжкие и с весны в этой квартире ее уже не видели. Известно, что женщина живет где-то в городе, много пьет, веселится, общается с близкими по духу людьми. Когда старшего сына временно поместили в социальное учреждение, ни разу его не навестила, хотя была извещена о местопребывании мальчика.

Однажды соцработники случайно обнаружили ее на очередной «блатхате» и сумели расспросить. Дамочка признала, что водку пьет, но алкозависимой себя не считает. Ей предложили пройти курс лечения в ПНД либо курс реабилитации в благотворительной организации. Виолетта обещала подумать, зайти на консультацию к психологу и навестить сына. Надо ли говорить, что обещания так и остались не выполненными?

Сейчас ее бывший муж собирает документы на лишение благоверной родительских прав. Как отмечают специалисты, условия жизни ребятишек опасений не вызывают, они всегда одеты, накормлены, ухожены, жизнерадостны и общительны. Даст Бог, все у них сложится хорошо – если, конечно, они снова не попадут в «нежные» материнские руки…

Номер …цать

…Фатиме двадцать четыре года. У нее три сына – 2011, 2012 и 2013 годов рождения, а еще годовалая дочурка. Муженек ушёл из семьи, никакой помощи жене и детям ни оказывает. Мама попивает и погуливает. Соцработники и спонсоры всемерно помогают – делом, продуктами питания, одеждой. Одному из мальчиков требуется медицинская помощь в другом городе и специалисты повезут его на своем служебном транспорте.

…Ариадне – тридцать, она не работает. Один сын ходит в школу, дочка – в детсад, а два младшеньких, как это принято говорить, «не организованы». Семья состоит на учете, так как родительница замечена в «ненадлежащем исполнении родительских обязанностей», кроме того, в семье, оказывается, «низкий материальный доход».

…Имя им – легион. Они – те самые крыловские стрекозы, порхающие по жизни. Хотя нет, они – трутни, только женского пола. Они – паразиты на теле государства, которое их поит-кормит и спать укладывает. И думает над тем, как «…предпринять меры по реализации комплекса мероприятий, направленных на восстановление детско-родительских отношений между матерью и ее несовершеннолетней дочерью» «учитывая уровень интеллектуального потенциала и недостаточно развитую эмоционально-волевую сферу, наличие аддикций»…

Догадываетесь, зачем трутням нужны дети? Правильно, чтобы пить за их счет. Размер только ежемесячных пособий, получаемых героиней №2, составляет около 30 тысяч рублей. Таким образом Снежане есть на что покупать водку и кильку в томате на закусь.

Сотрудники соцучреждений и муниципальные чиновники делают за них все: трудоустраивают, оформляют документы на жилье и материнский капитал, лечат, ищут спонсоров. Перечень услуг можно продолжать очень долго. Начинается лето, и специалисты сбиваются с ног, отправляя «на юга» все новые партии детей из неблагополучных семей. Потом чиновники с высоких трибун радостно рапортуют, что тысячи их поплескались в морях за бюджетный счет.

Тысячи. Каждый год. Бесплатно. Моих детей, выросших здесь, на Севере, ни разу бесплатно никуда не возили. И детей подавляющего большинства остальных, «нормальных», югорчан – тоже. Этой чести удостаиваются лишь отпрыски алкоголиков, наркоманов, тунеядцев. Из года в год…

Напомню судьбу героини №1 Элеоноры: выросшая на всем готовом-бесплатном-государственном, она не ценит ничего – ни даденной «дядей» квартиры, ни «казенной» мебели, ни соседского спокойствия. Но она свято уверена, что ее саму и ее детей кто-то должен обеспечивать и содержать. И это потребительское отношение к жизни она наверняка передаст своим наследникам. Зачем учиться, работать, стараться и добиваться, прикладывать какие-то усилия, если можно обратиться в соответствующее учреждение и потребовать, чтобы дали бесплатно?

«Социально ориентированная политика» развращает людей. Бесплатный сыр способствует развитию паразитов. Социальная помощь плодит трутней. Когда я узнаю, что семейка очередных элеонор-снежан-виолет «…включена в список участников акции «Много деток хорошо», ей привезены продукты питания», то у меня кулаки сжимаются от злости. Вместо того, чтобы в принудительном порядке стерилизовать этих самок, власть носится с ними, как с писаной торбой.

Кто спорит – необходимо помогать бедным, больным, старым. Тем, кто из последних сил царапается в попытках вылезти к светлому будущему, кто вкалывает на трех работах за смешную зарплату, кто кормит своих детей, но при этом не позволяет себе ничего крепче кваса. Но мы ведь богатые и добрые, а потому плодим и поощряем бездельников, бичей и шалав.

Выкармливаем трутней…

2015

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика