Виталий Мельников: режиссер с мировым именем из Цингалов

Информация из открытых источников

Виталий Мельников — советский и российский кинорежиссёр и сценарист. Poдилcя в 1928 гoду в Амурской области.

После ареста отца вместе с матерью Мельников переехал с Дальнего Востока к родственникам в Самарово.

«Доплыли мы, как утверждали коренные чалдоны, до того самого места, где когда-то причалили челны Ермака и дружина его призадумалась. Если поглядеть с Самаровской горы, отделяющей старинное село Самарово от строящегося Остяко-Вогульска, то понять растерянность Ермака можно было вполне. Впереди расстилалось безбрежное плоское пространство, и не было никаких ориентиров, чтобы пространство это можно было с чем-то соизмерить. Это был типичный и ярко выраженный конец света» — рассказывал Мельников в книге своих воспоминаний.


Вскоре Мельниковы переехали в Цингалинские Юрты. «Цингалы – это десятка четыре потемневших от непогоды бревенчатых крепостей, рассыпанных на полоске земли между берегом Иртыша и тайгой. Плюс – сельповский магазинчик, плюс – аккуратная часовенка, плюс – длинная изба-пятистенка – Цингалинская неполная средняя школа. Вот, кажется, и все», – пишет в своих воспоминаниях Мельников.
В годы войны деревня опустела, один за одним уходили на фронт мужики. «Теперь похоронки пошли и к нам в Цингалы, к свободно проживающим людям, и в поселок спецпереселенцев. Война всех сравняла!» – напишет Мельников.

Жили голодно, при лучинах и в домах, и в школе. Вместо хлеба – лепешки из рыбной костяной муки, поджаренные на рыбьем жире. Рыба, во всех видах, стала единственной едой. Всеми силами старались уберечь скотину, сохранить ее до весны. В сильные морозы телят и поросят затаскивали в избы и жили неделями вместе – люди и скот.
В годы войны Мельников волею случая попал в агитбригаду с важной миссией – крутить ручку кинопроектора. Этот факт биографии позже станет основой сценария фильма «Агитбригада «Бей врага!»: «Когда я, мальчишка, в сибирской глухомани крутил «динамку» кинопередвижки в деревенских клубах, то считал, что уже делаю кино! Мне казалось, что я вкладываю хотя бы свою мускульную энергию в это чудо под названием кино. И чудо происходило: люди, глядя всего-то на клочок ткани и двигающиеся по нему тени, плакали, смеялись, сопереживали. С тех пор зрительское мнение и ощущение фильма мне очень дорого. Я достаточно спокойно отношусь к киноведческим оценкам, анализам, но когда вижу и слышу ответный отзвук, когда зал живет единым дыханием, настроением — это мне дороже всего. Ради этого, по-моему, и стоит жить в кино» — вспоминал он.

Вскоре семья переехала в Самарово. Мать Виталия взяли школьным инспектором, она моталась неделями по району. В Самарово, как вспоминал Мельников, была парикмахерская, столовая и раймаг. В столовой кормили по карточкам и только супом из рыбьих голов.
По воспоминаниям Мельникова, вторжение «чужаков» изменило жизнь в Самарово. Подскочили цены, изменились нравы на базаре, местных обижало, настораживало высокомерие и напористость приезжих.
«Встречали эвакуированных как своих, родных, пострадавших, а кто тут истинно пострадавший, было пока непонятно. Здесь оказались эвакуированные москвичи и ленинградцы, беженцы и ссыльные c западной Украины и Прибалтики, сектанты и староверы, поволжские немцы и калмыки, а также спецпереселенцы и неблагонадежный люд всех прочих национальностей, веры и происхождения. Все это пыталось внедриться в незнакомую сибирскую жизнь, добыть себе пропитание и крышу над головой», – написал Виталий Мельников.
Все в Самарово держалось на рыбокомбинате. Вся жизнь теплилась вокруг него. Комбинат построил длинные бараки для сезонных рабочих, баню, провел электричество. С началом войны отправлял свои консервы на фронт, надобность в красивых этикетках отпала. Запасы этикеточной бумаги переданы были в распоряжение местных властей. Хлебные карточки печатали на обороте узеньких этикеток от «Ерша в масле», казенные документы – на широких этикетках «Ухи из осетра».


Аттестат зрелости и школьная характеристика у золотого медалиста Мельникова были выполнены из той же бумаги. Режиссер считает, что это стало судьбоносным фактом его кинематографической биографии. Профессора ВГИКа были потрясены, когда увидели на документе подпись «Муксун в томате», а ниже, от руки – «аттестат зрелости». Благодаря этому замешательству приемной комиссии, как считает режиссер, он и поступил во ВГИК.

Виталий Мельников учился вместе с бывшими фронтовиками Сергеем Бондарчуком, Павлом Чухраем и Владимиром Басовым, не только обучаясь профессии, но и постигая ещё школу жизни. После получения диплома его распределили на «Ленфильм», молодой специалист работал в документальном кино. С Санкт-Петербургом будет связана вся его дальнейшая жизнь. Здесь он найдёт свою судьбу, прожив всю жизнь с одной единственной женщиной, бывшей блокадницей Ленинграда.

Его художественным дебютом стала историческая лента в стиле иронического пассажа «Начальник Чукотки» (1966). Великолепный импровизатор, блестящий рассказчик и добродушный насмешник, Виталий Мельников, режиссёр героической комедии, сумел придать историко-революционному материалу пародийные нотки, в том числе благодаря гениально подобранному актёрскому дуэту признанного мастера Алексея Грибова и начинающего Михаила Кононова, ставшего одним из любимых режиссёром актёров.

Нет среди людей старшего поколения тех, кто бы не смотрел и не полюбил его фильмы, а ещё больше актёров, которым он открыл дорогу на большой экран. Это Михаил Кононов и Михаил Боярский, Наталья Гундарева и Николай Караченцев. Его фильмография включает такие шедевры, как «Бедный, бедный Павел», «Агитбригада «Бей врага!», «Царская охота», «Выйти замуж за капитана», «Начальник Чукотки», «Старший сын», «Отпуск в сентябре», «Семь невест ефрейтора Збруева» и другие ленты.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика