«Наградили нас потом: кто живые – тех медалями, а кто мертвые – крестом…»

В свое врем неисповедимые пути-дороги первопроходцев привели на сибирскую землю семью Камаловых (изменены имена и фамилии героев) из солнечного Дербента. На Севере отец работал вышкомонтажником, мать поддерживала домашний очаг. Рос здесь и Амир, учился в школе, занимался спортом.

Весь в грязи и сзади ветка – это движется разведка

В армию его призвали почти по недоразумению – забыл вовремя предоставить справку об учебе в институте. Майор из военкомата выслушал его и заявил: «Если забыл, значит, у тебя есть большое желание послужить Родине».

Его армейская судьба была бы обычной: сержантские лычки через полгода, гарнизон, шагистика и хозработы. Да только вышло совсем иначе – его выбрал «покупатель» из разведки.

Армейская разведка – это становой хребет войны. Элита, которая всегда в загоне, поту и стертых сапогах. Сюда не берут хлюпиков и гипертрофированных «качков». Каждый разведчик чем-то неуловимо похож на другого: жилистый, верткий, стремительный.

Это было в 1999 году. Политическая ситуация в стране накалялась, все понимали, что двойственное отношение к ичкерийскому режиму долго не сможет сохраняться. Рано или поздно должны заговорить пушки. Разведчики тоже готовились, совершенствовались в стрельбе, рукопашном бое, изучали «смежные» специальности – механиков-водителей, снайперов, наводчиков.

Их полк входил в Чечню со стороны Ингушетии 6 октября, в числе первых. Впереди всех шел взвод разведки первого батальона, в составе которого командовал отделением младший сержант Камалов. На всю жизнь он запомнил карту Чечни – по местам боев и гибели друзей: Горагорск, Грозный, Аргун…

Нашим пацанам-«срочникам» приходилось нелегко. И дело заключалось не только в хорошей подготовке и боевом опыте противника, но и в бюрократизме, косности российской военной машины. За все ошибки командования армия расплачивалась кровью солдат. Достаточно сказать, что из двадцати четырех бойцов разведвзвода, входивших в Чечню, лишь семеро вернулись живыми и здоровыми…

Мне этот бой не забыть нипочем…

Война и сегодня не отошла для Амира в разряд воспоминаний. Слишком многое довелось пережить…

…Тринадцать солдат попали в засаду на окраине Старопромысловского района Грозного. То, что здесь могут оказаться боевики, никто не предполагал, поэтому и патронов взяли по минимуму, и даже автоматы оказались не у всех. Что делать? Самим не отбиться, а до своих – около трех километров.

За помощью побежал Камалов. Но просто бежать под перекрестным огнем теоретически невозможно. Когда Амир почувствовал, что фонтанчики очередей ложатся все ближе к нему, то упал и притворился мертвым. Лежал и думал: еще пара минут, и уже не хватит решимости подняться… Но как только «чехи» перенесли огонь в сторону, вскочил и помчался дальше…

В расположении выяснилось, что комвзвода где-то отсутствует, поэтому Камалов сам приказал «седлать» две БМП и выдвигаться на выручку. Даже при помощи боевых машин шансов вытащить товарищей было мало. Спасти ребят могла какая-нибудь хитрость, которая отвлекла бы внимание – и огонь – бандитов. И тогда одна из машин приняла его на себя. Маневрируя, отстреливаясь, провоцируя противника, бойцы дали возможность второму экипажу эвакуировать своих. Из этой мясорубки вывезли всех. Живыми…

А вот бой севернее печально известной площади «Минутка» унес жизни нескольких ребят. Тогда отделение Камалова оказалось зажатым за выщербленной осколками стеной. Отказала связь, заклинило пушку, в БМП попало два снаряда. Единственным выходом было отступление.

В это время откуда-то выскочил комбат – и за грудки: «Разведка, мать вашу, бежите?!» Но его тут же опрокинула пуля в грудь… Офицера спас бронежилет. Очухавшись, он тут же заорал во все горло: «Отходим, отходим!»

Пока Камалов щедрыми очередями из пулемета прикрывал отход своих, другой боец, насмотревшийся в свое время голливудских фильмов, возомнил себя Рембо. С гранатометом наперевес он вышел на открытое пространство и сразу получил три пули, а командиру отделения Камалову пришлось его вытаскивать из-под обстрела. Разведка чтит завет предков: своих врагу не оставлять, хоть живых, хоть мертвых. Но несостоявшийся герой пришел в себя и с мольбой стал спрашивать: «Дага (прозвище Амира), я умру?»

— Я ему промедольчик вколол и успокаиваю: выживешь, ничего серьезного, — улыбается Амир. – Но тогда было совсем не смешно. Видел, словно при замедленной съемке, как в меня летит граната из подствольника, падает рядом — и не взрывается…

«Кто верит в Магомета, кто – в Аллаха, кто – в Иисуса…»

Камалов – глубоко верующий человек. Для него Аллах – не просто теологическое понятие, а реальность, определяющая существование человека. Спрашиваю у него: так ведь и ваххабиты начали экспансию на Кавказ под зелеными знаменами ислама…

— Нет, боевики лишь пользуются Кораном для маскировки. Я в этом убедился после того, как они стали прикрываться женщинами и детьми в Кизляре, позже сам это видел. Для настоящего правоверного подобные действия немыслимы. А эти хамелеоны – двуличные.

По его словам, вторая чеченская кампания сильно отличалась от первой. В войсках стало больше дисциплины, жестче требования. По крайней мере, сейчас не осталось на полях ям с грудами костей, которые он видел собственными глазами…

Все семь месяцев службы в действующей армии он не писал домой. Была высока вероятность того, что «непримиримые» перехватят весточку и пришлют родителям совсем другое сообщение: «Ваш сын геройски погиб при выполнении боевого задания». Такие случаи были нередки, пока не усилили охрану почтовых отправлений.

Друг по имени Чеченец

С войны Амир привез боевого друга. После штурма сопки солдаты нашли в пещере выводок щенят. Одного из них Камалов взял себе. Пес быстро вырос. После курса дрессировки Чеченец – такое имя он получил – изучил саперное дело, находил растяжки, охранял спящих солдат.

— Здорово нас выручал, я им гордился. Во взводе было несколько служебных собак, только у всех черные, а у меня – белая.

При посадке в поезд, когда разведчики уже ехали на «дембель», проводник имел неосторожность пренебрежительно высказаться: фу, мол, с псиной в вагон лезут… Тут не выдержал и взорвался оказавшийся рядом комбат:

— Ты должен говорить не «фу, собака», а «ах, какая собака»! Да она, может быть, в десять раз больше тебя пользы принесла, людям жизнь спасала!

БМП под командованием Камалова имела собственное имя – «Дага-2». И знали его не только свои, но и противник. Местные говорили, что за уничтожение «Даги» боевики готовы были заплатить 5 тысяч долларов. Что ж, признание врага ценнее любой награды. Амир вспоминает, что в соседнем батальоне была машина, которую называли «Коза». Так «цена» на нее поднялась до пятнадцати тысяч…

Честно воевал Амир. Но нашлась и на его долю чеченская пуля, слава Аллаху, засевшая неглубоко. Ее медбрат под обстрелом вилкой вытащил. А от госпитализации Амир отказался.

В мае 2000 года, после 202 суток войны, разведчиков отпустили домой. В Екатеринбурге на вокзале сержанта встретили однополчане, которые по ранению уволились раньше. Один из них сказал стоявшей рядом женщине: «Познакомься, мама. Если бы не этот человек, то меня бы сегодня здесь не было». Что-то перевернулось в душе Амира, когда совершенно чужая женщина плакала у него на груди: «Спасибо! Ты мне теперь как сын…»

Мама

Камалов считает, что выжить на войне ему помогли лишь Аллах и родная мать, Саида Рашидовна.

— Она спасла меня. Чужой человек, ставший невольным свидетелем ее молитвы в то время, позже рассказывал: «Я не раз наблюдал, как что-то просят у Всевышнего. Но никогда не видел, чтобы женщина требовала оставить ее сына в живых…»

Он несколько раз чудом оставался цел. Например, когда рядом с сидевшими у костра солдатами разорвался снаряд. И осколок, явно предназначавшийся Амиру, впился в тело сидевшей рядом собаки. Или взять вещий сон, приснившийся разведчику накануне тяжелого боя…

После возвращения домой Амир отказался от полагавшегося ему курса реабилитации:

— Я стал слушать родителей. Меня за это время женили, но я об этом не жалею. Даст Аллах, к лету появится первенец.

Уже дома он узнал, что Указом Президента России старший сержант Камалов награжден медалью Суворова, которая вручается только за личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества. Хороший подарок Амиру преподнесли и муниципальные власти, выделив ему квартиру.

К Новому году Амир собирается перевезти сюда из Дагестана молодую жену, справить новоселье, продолжить обучение в вузе. Так хочется верить, что у этого симпатичного крепкого парня впереди все будет хорошо – дом, дети, здоровье и благополучие.

2001

P.S. В оригинале у героев этой зарисовки были совсем другие имена и фамилия. Почему? Через некоторое время после ее публикации Амир попал в скверную историю – принял участие в вооруженном разбое. Был изобличен, осужден и отправлен в ИТУ. Видимо, все-таки не во всем он решил «слушать родителей»…

Я не знаю, как в дальнейшем сложилась судьба этого парня с действительно ярким характером. И очень надеюсь, что у него все-таки «впереди все будет хорошо»…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика