Кровавая арифметика. Пять лет – за пять человеческих жизней

…Вечер 9 июня 2003 года в уютном поселке Игрим Березовского района ничем не отличался от других вечеров. Многие жители вышли прогуляться на сон грядущий, подышать свежим воздухом. По улице с поэтическим названием Кооперативная шла группа молодых людей. Они возвращались из кафе, где отмечали день рождения одной из девушек, Марины Кобылинской.

Весело болтали, перешучивались, обсуждая поселковые сплетни. Первые в этом году комары роились в воздухе, где-то звучала музыка, заходящее солнце умиротворенно освещало землю. И вдруг, как будто из-под земли, на дороге возникла светлая «девятка». Словно вестник смерти в белом саване…

Она на бешеной скорости вильнула из стороны в сторону, а потом врезалась в толпу людей. «Они разлетались как кегли», — с ужасом вспоминал очевидец. Проехав юзом несколько метров, машина, наконец, остановилась. Ее путь был отмечен восемью окровавленными телами…

Без преувеличения можно сказать, что в этот вечер весь Игрим огласился плачем и криками отчаяния. Погибли пять человек: Татьяна Бурмантова, Ирина Симонова, Екатерина Чепурная, Олег Губкин и именинница Марина Кобылинская. Старшему было двадцать шесть лет, младшей – только шестнадцать. Еще трое юношей и девушек получили тяжкие телесные повреждения.

За рулем «девятки» находился Евгений Бывальцев, 1978 года, работавший мастером ООО «Спецстройвод». Этот день, судя по всему, он проводил весело. Под вечер заехал в автосервис, где отмечали рождение ребенка, и присоединился к компании. Празднование, естественно, проходило не с цветами и конфетами, а с пивом и водкой.

Основательно «приняв на грудь», Бывальцев с приятелем спокойно уселись в машину. Более того, по словам очевидца, «перед тем, как уехать домой, Евгений позвонил в ДПС и попросил не останавливать две машины на посту». Эти показания есть в деле. Повернув ключ в замке зажигания, он выехал на улицу и утопил педаль газа.

Быстро ехал Бывальцев. Экспертиза показала – со скоростью не менее 130 километров в час. Если кто не знает, то более чем вдвое превысив предельно допустимый скоростной режим в населенном пункте. А дальше он не справился с управлением и вылетел на обочину, где на его пути возникла досадная помеха в виде каких-то фигур. И он устроил маленький Армагеддон на отдельно взятом участке дороги…

Выйдя из машины, Бывальцев не бросился к изувеченным им телам, не попытался оказать помощь. Он обнаружил на себе следы крови, поэтому побежал домой мыть руки. Там он вскоре и был задержан сотрудниками милиции.

Во время следствия он избрал наиболее удобную линию поведения: «Был сильно пьян, помню удар, куда-то врезались, больше ничего не помню». И вообще, может, и не я за рулем был, а еще провалы в памяти из-за приема лекарств, и психиатрическую экспертизу пройти надо…

Но слишком уж многие видели, что из-за руля вылезал именно Бывальцев, поэтому от наказания ему уйти не удалось. К тому же эксперты установили его полную психическую вменяемость.

Полгода длилось следствие. К суду обвиняемый и его защита успели подготовиться основательно. Одних только положительных характеристик представили пять штук. Из них явствовало, что Евгений «спокоен, застенчив, отзывчив, добросовестен, порядочен». Ну никак не может такой человек находиться на скамье подсудимых!

Ко времени заседания Березовского районного суда, состоявшегося 17 февраля 2004 года, все обстоятельства дела были уже практически выяснены. В последнем слове Бывальцев заявил: «Я признаю вину в том, что сбил, но что было дальше – не помню. Хотя знаю, что это бессмысленно – простите меня».

И вот, наконец, зачитан приговор: признать виновным по части 3 статьи 264 УК (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). Обвинение по статье 125 (заведомое оставление в опасности) было снято самим прокурором, потому что оно «не может вменяться, если лицо, которое поставило потерпевшего в опасное для жизни состояние, не имело реальной возможности оказать помощь ввиду собственной травмы… или из-за боязни расправы со стороны очевидцев произошедшего или родственников потерпевших». В результате Е. Бывальцев был осужден к 6 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в… колонии-поселении.

Из статьи 129 УИК: «В колониях-поселениях осужденные содержатся без охраны, но под надзором администрации, пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии-поселения, с разрешения администрации могут передвигаться без надзора вне колонии-поселения, могут носить гражданскую одежду, иметь свидания без ограничений. Осужденным может быть разрешено проживание со своими семьями…»

В ответ потерпевшие написали кассационную жалобу, подкрепив ее несколькими сотнями подписей своих земляков, возмущенных мягкостью приговора. Удивительно, но возражения на нее поступили и от защиты, и от обвинения, которые единодушно нашли приговор «законным и обоснованным». Ведь Женя Бывальцев «ранее не судим, чистосердечно раскаялся, характеризуется положительно, у него имеется смягчающее обстоятельство – наличие малолетнего ребенка».

Поэтому нет оснований сажать его в обычную колонию. К тому же максимальное наказание, предусмотренное статьей 264 – всего 7 лет. Не вписывается в кодекс горе матери, которая опознала на асфальте волосы дочери, снятые вместе с кожей. Это лирика, не имеющая отношения к делу.

Кроме того, суд не рассматривал иски родственников потерпевших о возмещении морального и материального вреда, посоветовав «рассмотреть их в порядке гражданского судопроизводства». А время идет. Тем временем одной из потерпевших девушек требуется срочная операция, однако у семьи нет денег на лечение…

И все-таки приговор по этому делу был отменен в надзорной инстанции. Президиум окружного суда детально изучил ситуацию и указал на ряд существенных недостатков. В частности, им отмечено: «Учитывая обстоятельства, справедливо было назначить наказание в исправительной колонии общего режима».

Заседание Березовского районного суда состоялось 1 сентября. Исправив ошибку, на этот раз были рассмотрены и удовлетворены иски пострадавших к Бывальцеву о возмещении морального и материального вреда. Но в остальном березовская Фемида стояла на своем: «С учетом того, что подсудимым совершено преступление по неосторожности и НЕБОЛЬШОЙ (выделено мной – А.Р.) тяжести, суд считает возможным назначить ему наказание в колонии-поселении». Правда, срок Бывальцеву добавили – аж на целых пять… месяцев.

Сегодня для федерального законодателя нет ничего важнее, чем гуманное отношение к преступнику, поэтому наши кодексы становятся все демократичнее. Говорят, что наказание должно быть адекватно преступлению. Только жизнь у нас за годы инфляции значительно подешевела. Считайте сами: за каждую их пяти человеческих жизней Бывальцев получил по году поселения, еще двадцать месяцев – за увечье трех человек. Страшненькая такая арифметика…

P.S. Понадобились несколько лет и тысячи человеческих жизней, пока в Москве наконец задумались над ужесточением уголовного наказания за преступления подобного рода. Беспринципные мерзавцы садятся за руль своих машин смерти, сознательно нарушают правила дорожного движения и убивают наших сограждан – а суд за это их журит и ставит в угол.

А я всегда мечтал купить танк и поездить на нем по городским улицам. Спокойно этак поездить, в полном соответствии с ПДД, не обращая внимания на наглецов, которые вопреки закону и совести подрезают, не пропускают пешеходов, летят на красный и т.д.

Не знаете, где купить Т-34?

2004

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика