Когда спит партячейка

«Ханты-Манчи Шоп», 26.2.1933

Иллюстрация: Николай Шнейдер, «Товарищеский суд»

28 января 1933 года, в селе Кондинском слушалось уголовное дело по обвинению по 4-3-95 ст. Уголовного К — группы лиц в числе 6 человек. Суд продолжался в течение 12 часов. На суде были допущены 2 защитника и общественный обвинитель. Процесс суда показал следующее.

10 января с.г. в Кондинске группа людей, во главе с Копорулиным М.А., в пьяном виде хулиганила на улице, но этого им показалось мало и они ворвались в квартиру председателя сельсовета тов. Кожевникова и стали последнего всячески оскорблять, вызывая на скандал. А Копорулин даже ударил Кожевникова два раза, гасил в квартире свет, заявлял: «все равно тебя убьем».

Когда эту группу удалось все-же вывести из квартиры, то на улице были слышны их разговоры, направленные против советской власти.

После этого Копорулин, видя совершенное им преступление, 12 января подал ложную телеграмму в редакцию окргазеты «ХМШ» о том, что председатель сельсовета Кожевников и братья Калагуровы совершали открытый террор против селькора-общественника, избив его гирями, и что совет и ячейка пьянствуют и никаких мер не принимают против гонения на селькоров.

На суд были вызваны в качестве свидетелей 21 человек.

Судебным следствием по показаниям свидетелей установлено, что никакого нападения на селькора Копорулина не было, никто его гирями не бил и никакого повреждения ему не нанесли, кроме того, что сам Копорулин, в драке с Калагуровым С.С. нанес ряд мелких повреждений Кузнецову Ивану Михайловичу и самому Калагурову Степану.

Далее, на следствии было установлено, что действительно Копорулин, ворвавшись в квартиру Кожевникова, всячески вызывал его на скандал, нанося оскорбления и удары, ставя целью убить Кожевникова, Калагуров Г.И. и Кузьмин П.С. помешали ему в этом, удалив Копорулина с квартиры Кожевникова.

На судебном следствии была сорвана маска с классового врага в лице Копорулина, установлены его подлинные взгляды на политику партии и правительства. Копорулин оказался наш злейший враг. — В весеннюю путину, на рыбозаготовках, Копорулин М. А. открыто выступал против хозрасчета среди рыбаков, доказывая, что хозрасчет применим только на фабриках и заводах, чем сорвал внедрение хозрасчета в рыболовецкую массу, что в свою очередь повлияло на срыв плана рыбозаготовок.

Копорулин открыто защищал кулачество. Когда колхозная масса ставила вопрос об исключении из колхоза Хатылова Д.Ж. за его вредительство в колхозе, сын кулака-эксплоататора Копорулин сумел отстоять его в колхозе, под разными предлогами, и только в настоящее время Хатылов лишен избирательных прав н арестован по обвинению его по 58 ст. УК. — Был дан материал на кулака Воротникова, что последний является Копорулину родным дядей, но Копорулин этот материал уничтожил.

Копорулин, срывая план сенозаготовок, не разрешал рыбакам в свободное время от неводьбы выезжать на покос, ввиду чего колхоз не доставил по плану 3 тысячи центнеров сена. Разлагая колхозниц, работающих на сенозаготовках, Копорулин везде примером ставил своего дядю Шмигельского Никиту, — что мол вот был Шмигельский председателем колхоза и было все хорошо, а теперь — плохо, между тем Шмигельский за свою работу довел колхоз до распада.

Искривляя политику в авансировании колхозников, Копорулин делал заведомо неверные разъяснения по этому вопросу среди колхозников, занимался вредительством и хищением государственного, колхозного имущества. Зная, что есть решение правительства о сохранении конского поголовья, Копорулин без ведома правления колхоза и ветфельдшера сделал забой одной кобылицы и 5 жеребят.

Копорулин всячески дискредитировал отдельных советских, партийных и других работников, давая ложные заметки в газету «ХМШ», например, о председателе правления колхоза Братухине, называя его кулаком, чуркой и вредителем, а также члене правления колхоза Мингалеве.

Все это на суде доказано, и суд, оснавываясь на ст. 741 ч — 73 и 95 УК приговорил Копорулина подвергнуть лишению свободы на два года и высылке из пределов Березовского района на 5 лет. Калагурова С.С. по 74 ст. к двум годам лишения свободы и 5 годам высылки. Кузнецова Ф., Калагурова Л.С. — также к двум годам лишения свободы и к высылке на 5 лет, Кузнецова И.М. — на год принудительных работ.

Пролетарский суд подошел вполне правильно, дав по заслугам Копорулину, как дезорганизатору, срывающему проведение политики партии и правительства, как активному защитнику кулаков, ненавидящему советских и партийных работников .Но удалив из среды Кондинского колхоза Копорулина, мы еще не уничтожили корень копорульщины, там еще остались его дружки кулаки, эксплоататоры в лице Шмигельского, Хатылого Т.К., Воротникова В.Д., Паршукова Г.В., Кузнецова X.В., Паршукова 3.В. и другие им подобные, с которыми нужно вести упорную и решительную борьбу.

Процесс, устроенный над группой хулиганов и вредителей во главе с Копорулиным дал хороший урок. Теперь ясно, кто такой Копорулин, и чью он проводил политику. Копорулин не мог являться селькором-общественником потому, что он чуждый и вредный нам элемент. В ряды же селькоров он влез потому, что местная партийная организация не только не достаточно руководила рабселькорами, но и не старалась выяснить их классовое лицо, совершенно забыв о том, что руководство рабселькорами и низовой печатью — важнейшая задача местных парторганизаций, за состояние которых они должны нести полную ответственность.

Беднота и масса колхозников приветствуют решение суда над группой хулиганов во главе с Копорулиным и настаивают об ускорении приведения приговора в исполнение.

Учитывая данный урок, беднота и колхозники заверяют окружком партии и редакцию газеты «ХМШ», что они в дальнейшем все силы приложат для выполнения хозяйственно-политических кампаний, 100 процентного выполнения всех планов, и что редакция с своей стороны, дав должную оценку копорульщине, мобилизует массы рабселькоров вокруг этого дела, шире развернет массовую работу среди рабселькорского актива, давая ему повседневное практическое руководство в работе.

Паршуков А.И.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика