Большой Вар

Светлана Тюлина. На фото: школьники Кышика

Национальная рыболовецкая артель «Большой Вар» организовалась в 1936 г. путем объединения кочующих и полукочующих национальных хозяйств.

В 1939 г. началась работа по оседанию кочевых и полукочевых колхозных хозяйств, решено было построить новую деревню Большой Вар. Населённый пункт выбран на левом берегу реки Назым в урочище «Уны-Вар» вблизи расположения основного рыболовного угодья «Вара» (запор) в 20 км зимнего пути от центра сельского Совета, и в 137 км от села Самарово. Проект планировки хозяйственного центра рыбартели «Большой Вар» составлен был комиссией в 1939 г., рассмотрен и одобрен общим собранием членов рыбартели от 1 июня 1939 г., исполком Самаровского райсовета утвердил 21 августа 1941 г. и исполком окрсовета 3 марта 1942г., после чего в деревне началось строительство домов. Согласно проекту размеры приусадебных земельных участков для колхозных хозяйств установлены 60*30=0,18 га. В июне 1939 г. было проведено агроэкономическое обследование Большеваровской рыбартели, где указывалось, что артель ведет кочевой образ жизни. Всего в артели 14 хозяйств, состоящих из 17 членов артели по национальности ханты.

В газете «Сталинская трибуна» от 10 декабря 1939 г. в заметке отмечалось: «Бывший кочевник Никита Лозямов был избран председателем Большеваровского колхоза Самаровского района и вывел его в передовые. План рыбодобычи 1939 г. перевыполнен почти вдвое. Колхоз также стал участником ВСХВ».

В 1941 г. в «Экономической и географической характеристике сельских Советов Самаровского района» деревня Большой Вар входила в состав Вершинского национального Совета, и проживало там население в количестве 173 чел. Имелся рыболовецкий колхоз, расстояние до райцентра составляло 198 км, до центра сельского Совета 18 км, в деревне не было ветеринарного пункта, школы, детского сада и яслей, избы-читальни, торговой организации и пр.

9 марта 1942 г. на объединенном заседании Ханты-Мансийского окрисполкома с бюро ВКП(б) утвердили новым хозяйственным центром колхоза «Большой Вар» поселок Большой Вар Назымского сельского Совета на левом берегу реки Назым в 20-25 км. от центра Совета вверх по течению реки.

В 1940-е гг. были построены: детские ясли, начальная школа, трахоматозный фельдшерско-медицинский пункт. Согласно техническому паспорту, составленному фельдшером Большеваровского трахоматозного фельдшерско-медицинского пункта от 30 декабря 1946 г., пункт располагался в новом одноэтажном деревянном здании постройки 1946 г., кубатура здания 8х8 метров, отопление печное, водопровода и канализации не было. Освещалось двумя керосиновыми лампами.

Заведующая начальной школой Мазикова Евгения Сергеевна докладывала на заседании исполкома Назымского с/совета, что из 30 чел. учащихся не успевало 9 чел., 21 чел. имел отличные и хорошие оценки. При школе работали кружки художественной самодеятельности, имелась пионерская организация. Не охвачено всеобучем 4 чел. Помещение интерната по своей вместимости было для детей недостаточно, на 12 койках сидели 30 чел., больных трахомой 20 чел., ликвидировать заболевание трудно из-за большой сгущенности детей.

На заседании исполкома Ханты-Мансийского окрсовета (протокол № 6 от 14 марта 1944 г.) вынесли решение: «…На основании представленного материала ОкрЗО, рыбакколхозами и учитывая пожелания колхозов, утвердить направление хозяйственной деятельности колхозов округа по районам по следующим уставным формам: Большой Вар. «Колхоз им. Ворошилова». Сельский Совет Назымский. Уставная форма – р/артель».

В 1944 г. председателем колхоза им. Ворошилова был Аликов Даниил Михайлович, по национальности ханты, член ВКП(б), 2 класса образования. Избирался на должность председателя 3 раза.

В 1946 г. рыбартель называлась «Большой Вар», состояла из 37 хозяйств с количеством населения 144 чел., из них трудоспособного 110 чел. Имелись общественные олени в количестве 151 головы, в индивидуальном пользовании — 538 голов. Фактически в хозцентре проживали 12 хозяйств, остальное население в зимнее время выезжало в свои зимние юрты по реке Назым и её притоку — реке Немс-Еган — к местам охотпромысла. В хозцентре построено к 1946 г.: дом правления колхоза (занят интернатом); дом колхоза (занят яслями); дом колхоза (занят школой); дом колхоза (занят квартирой фельдшера); дом колхоза (занят квартирой зав. интернатом); дом колхоза (занят квартирой председателя артели); 5 домов колхоза (нежилые, нет печей); 6 изб членов колхоза (жилые); 11 изб членов колхоза (нежилые, нет печей); 3 избы рабочих и служащих поселка (жилые); 2 дома рыбучастка (заняты квартирой и мастерской); магазин сельпо; хлебопекарня сельпо; склад сельпо (примитивный); баня колхоза; 2 рыбных лабаза рыбучастка. Все строения колхоза строились на взятую ссуду в Сельхозбанке. Например, колхоз из-за тяжелого финансового положения просрочил платеж, и пришлось для погашения забить и продать четырех оленей. В поселке пытались развивать огородничество, впервые в 1942 г. интернатом получено 1600 кг картофеля и 2 ц моркови.

В 1949 г. было начато строительство зверофермы для разведения черно-бурых лисиц. На 1949 г. экономические показатели в Большом Вару были таковы: хозяйств – 60, едоков – 209, в т.ч. колхозных – 32 хозяйства с 144 едоками. Крупный рогатый скот не держали, имелись только олени в количестве 305 голов, из организаций имелись: начальная школа, детские ясли, изба-читальня, клуб, амбулатория, магазин.

Из характеристики окрсельхозотдела за 1952-1953 гг. рыбартелей Самаровского района, подлежащих укрупнению, «3-я пятилетка» (Вершина) и «Большой Вар» (Большой Вар) с хозяйственным центром в рыбартели «3-я пятилетка» села Вершина, следует описание объединяемых колхозов: «…Рыбартель «Большой Вар» расположена на берегу реки Назым вверх по его течению в 20 км от с. Вершина. Занятие колхоза в основном оленеводство, рыболовство и охота, сельское хозяйство совсем не развито и нет возможности его развивать, т.к. местность кругом болотистая. Рыбные угодья хуже, чем в селе Вершина, особенно в период загара реки Назым, в низовьях его рыба ловится в изобилии, а в верховьях нет. Сельскохозяйственных построек нет. Необходимость слияния вызвано тем, что эти артели мелкие, в них мало трудоспособного населения, в силу чего они слабо развивают свое общественное хозяйство». Председателем рыболовецкой артели в 1952 г. был Артямов Николай Васильевич.

В 1952 г. заведующему Большеваровского Красного Чума т. Доровину исполком Назымского сельского Совета поручил не позднее 5 июня 1952 г. радиофицировать дома колхозников Большого Вара, для чего нужно было приобрести усилитель, а также провести эту работу и в других колхозах Назымского с/совета.

В конце декабря 1954 г. депутаты трудящихся 4-го созыва Назымского с/совета поставили задачу ускорить решение вопроса по слиянию рыбартелей Большого Вара и Вершины. По этому вопросу в октябре 1955 г. т. Монахов на 6 сессии Назымского с/совета депутатов трудящихся докладывал, «…что рабочей силы в укрупненной рыбартели 80 чел, занято на работах 50%, так как женщины не работают… Трудовая дисциплина в р/артели на низком уровне, т.к. рыбартель расположена в двух населенных пунктах и в Большом Вару колхозники живут почти без руководства. Необходимо ходатайствовать о переводе домов из Большого Вара в Вершину, в Вершине можно развивать подсобное хозяйство».

Деревня Большой Вар практически перестала существовать в 1959 г.

В протоколе № 1 от 06.01.1961 Ханты-Мансийский райисполком Совета депутатов трудящихся на основании решения исполкома Тюменского областного Совета депутатов трудящихся от 28 июля 1960 г. № 437 «Об упорядочении регистрации вновь возникающих и упраздненных населенных пунктов Тюменской области» решил исключить из учетных данных деревню Большой Вар. И решением исполнительного комитета Тюменского областного Совета депутатов трудящихся от 5 ноября 1965 г. № 862 деревню Большой Вар Ханты-Мансийского района официально исключили из учетных данных административно-территориального деления Тюменской области.

Из воспоминаний Серебрянниковой (Кауртаевой) Глафиры Филипповны:

«Поселок Б-Вар расстроился, хантыйские семьи, которые оставались в тайге, были вывезены в поселок. Детей устроили в д/садик, ясли. Женщинам пришлось работать на заготовке дров. Печи в домах были уже сложены кирпичные. Пришлось приспосабливаться к новой жизни. Я иногда задумывалась над тем, что как хорошо, что построили поселок для хантыйского населения. Больных лечили в больнице. В поселке открыли медпункт. Дети, прибывающие в школу учиться, проходили медицинский осмотр. В интернат привозили из райздрава рыбий жир флягами, порошок, аскорбинки, каждый день физзарядка. Все это помогло детям, живущим в интернате, поправить здоровье. В 1941 г. перевели детей, не полностью, всего 12 чел. Из Вершинской школы перевели учителя, которая преподавала в Вершинской школе родной язык – это Алычева Федора Ильинична. В 1942 г. перевели полностью всех детей ханты, манси, ненцев. Разделили школу. В Вершине остались только русские, украинцы. В Б-Варе строили контору для колхоза, и пришлось ее отдать для размещения детей. Детей было много. Здание тесное, но куда деваться. Спали на койках по два человека. Для больных специально была отведена комнатка. Дети в интернате получали трехразовое питание. Слабым детям питание увеличили. Коров первое время не держали. Молока не было. Тогда появилось стерилизованное молоко. Брали в магазине баночки. Из Вершинской школы перевели в Б-Вар воспитателем Жбанову Глафиру Филипповну и заведующую интернатом Мокрову Марию Никифоровну. Поваром была Перевозкина Татьяна Ивановна, прачкой работала жена плотника – Чарушникова Клавдия, Чукомина Екатерина, технический персонал: Сизарева Евдокия, Шушнова Мария. Это был весь наш персонал. Все, кажется, было поставлено на места. Придвигался учебный год. Учащиеся уже сели за парты. Все знали свои обязанности. В 1941 г. мужчин начали призывать на фронт.  Никакая бронь их не защищала. Оставались только больные, инвалиды, да три старика. Осень вступала в свои права. Поспевали ягоды. Я с детьми ходила собирать ягоды. Когда наступили заморозки, дорога была положена, я взяла оленей, две нарты и женщину, поехали закупать рыбу для детей интерната. Рыба в ту зиму ловилась хорошо. Если нужно было мяса, то привозили из тундры сами охотники. Картофель закупали у Вершинских жителей. Обеспечив интернат всем, я садилась учить хантыйский язык. Большинство жителей – ханты, в основном их занятиями были охота и рыболовство. Женщины заготавливали дрова. Подвозили их к д/садику. Дети были в д/саду, яслях. Они были в тепле и хорошо их кормили. Когда открыли д/сады, работала заведующей д/садика Явтысова Полина Михайловна. Потом в 1943 г. приехали два воспитателя: Аня Петелина, Нина Кузютина. В яслях заведующей работала Анфиса Елыкова, Чамнова Неля и другие. В больнице работала фельдшером Салтанова Вила, Рогина Александра, Филатова Анастасия. На приемном пункте рыбы работал Меркулов Константин, потом сменил его Корякин Михаил, рабочей – Корякина Елизавета. Писали дети письма родителями на фронт, от которых были адреса. Собирались все вместе, готовили для защитников отечества: учителя, девушки вышивали платочки солдатикам, от которых получили письма, женщины вязали носки теплые и рукавицы, кошельки набивали махоркой и бумагой, чтоб, если получат, пусть знают, что где-то в тайге о них не забывают, беспокоятся о здоровье.

Шли годы, стали возвращаться один за другим бойцы с фронта. Были они больны, кто ранен, кто контужен, но все были рады их встрече. Дети подрастали и были уже помощники в семье. Мы после уроков посылали детей подтаскивать дрова. Из Б-Вара вернулись домой: Тарлин Егор, Аликов Данил, Михаил Молданов, Михаил Ефимович, Вагатов Андрей, но многие не вернулись с фронта. Похоронок не дождались.

В 1943 г. в школу заведующей была направлена Шаламова Лидия. Учитель Ельпина Римма Александровна, Мадленова Евгения Сергеевна, Кузнецова Анна Михайловна.

Трудно было учителям, воспитателям и всему обслуживающему персоналу. Никаких выходных. Надо было отапливать школу-интернат, дрова подвозили на нарточках, поэтому приходилось взрослым таскать дрова, отапливать здание, чтоб детям было тепло. Очень было тяжело. Наша Б-Варовская школа далеко была от района, надо было зимой ездить на оленях, летом ездить на лодках.

Самое трудное было для учителей Вершинской и Б-Варской школы – это выехать в город и попасть обратно. В те 1942-1944 гг. не было ни моторов, ни катеров. Все приходилось на больших неводниках. По речке Назым тянули лодку бичевой. Когда шла подготовка к выборам, ездил нарочный по охотничьим местам и говорил всем, чтоб к такому-то числу приезжали в Б-Вар для голосования. Народ был очень исполнительный. Накануне выборов все избиратели съезжались в поселок.

Летом проводили праздники, день молодежи 1-9 мая. Всегда всем народом молодежь и зав. клубом готовили большие концерты, сценки. Украшали место проведения, играл аккордеон. Ставили кругом березки у круглого озера. Исполняли мужские, женские национальные пляски. Жизнь потихоньку улучшалась. Талоны уже отменились, брали продукты на талоны: мука, сахар, крупы. Рыба ловилась хорошо. Дети и взрослые помогали разгружать неводники. Набирали рыбу в ведра, относили в интернат, жарили, варили. Дома у родителей готовили около домов.

В поселке почти все ханты с семьями стали вести оседлый образ жизни. У школы разработали участок под посадку картофеля. Посеяли лен, лен вырос высотой 70 см. Все, кто видел этот лен, удивлялись, что в тайге вырос такой величины лен. Зав. школой Шалашова возила в город на опытную станцию на показ. Все росло, что было посажено в огороде. Конечно, всего помаленьку, приучали националов к посадке картофеля. Учителей прибавилось. Я стала работать в Вершине. Заменяла учителя-пенсионерку Петропавлову Елизавету. Вершинская школа еще стояла, детей осталось мало, многие родители из-за детей уехали в Новый Назым, куда приезжали из всех населенных пунктов жители тайги. Наш поселок тоже не остался в стороне.

За что нам бог дает такие наказания? Снова все ломать и ехать куда-то, сил наших не хватает. В 1955 г. прибыло начальство из района, сказали, что поселок построен не на своем месте. Поселок Б-Вар стоит в тайге, очень трудно добираться до него. Нужно переезжать ближе к центру. В поселке построена новая школа, теперь снова куда-то? Собрание шло бурное, жители не соглашались уезжать с обжитого места. Тут наши корни, родители. Никто их не гонял с места на место. Районные представители начали им доказывать: «Вы, товарищи, конечно, правы в своем высказывании и, конечно, нелегко придется вам этот переезд, но мы делаем для вас лучше. Вам приходится трудно возить груз продуктов, оставленных на дороге на берегу речки Назым, перевозить в лодке с гребнями, бичевой. Ведь это ужасно тяжелый труд. Дальше поселок будет расти, и завезут сюда скота. Где корм заготовлять? Будете с сору возить – это далеко и не выгодно. Вот эти неудобства и заставили нас задуматься, как облегчить вам и вашим детям дальнейшее житье. Вон моторки стали бегать быстро, они все привезут.

Представители района уехали. А народ все еще решает. «Хоть как решай», – сказал Василий, – а увезут детей, и мы за ними поедем». Так и решили: ломать и сплавлять, пока вода большая, вниз по течению Назыма.

У нас домик был небольшой. Мы его хорошо утеплили, отштукатурили, покрасили. Около дома посадили деревья, завели корову. Все пошло прахом с этим переездом. В 1953 г. сдали новую школу. Светлую, просторную. Все жители Б-Вар помогали достраивать, доделывать. Учителя, ученики таскали землю на потолок. Всячески все старались завершить ее строительство, пустить школу в эксплуатацию 1 сентября 1953 г. В 1956 г. мы приехали в Н-Назым. Я дождалась катера, самая последняя выехала из Б-Вара в Вершину. Там я сдала весь подотчет, так как работала на рыбоучастке приемщиком. Потом пришел катер с баржой. Мы погрузили корову с теленком и поехали в Н-Назым.

Поселок Большой Вар расстроился, хантыйские семьи, которые оставались в тайге, были вывезены в поселок. Детей устроили в детский садик, ясли. Женщинам пришлось работать на заготовке дров. Печи в домах были сложены уже кирпичные. Пришлось приспосабливаться к новой жизни. Я иногда задумывалась над тем, что как хорошо, что построили поселок для хантыйского населения. Больных лечили в больнице. В поселке открыли медпункт. Дети, прибывающие в школу учиться, проходили медицинский осмотр. В интернат привозили из райздрава рыбий жир флягами, порошок, аскорбинки, каждый день проводилась физзарядка. Все это помогло детям, живущим в интернате, поправить здоровье. В 1941 г. перевели детей, не полностью, всего 12 чел. Из Вершинской школы перевели учителя, которая преподавала в Вершинской школе родной язык – это Алычева Федора Ильинична. В 1942 г. перевели полностью всех детей ханты, манси, ненцев. Разделили школу. В Вершине остались только русские, украинцы. В Большом Варе строили контору для колхоза, и пришлось ее отдать для размещения детей. Детей было много. Здание тесное, но куда деваться? Спали на койках по два человека. Для больных специально была отведена комнатка. Дети в интернате получали трехразовое питание. Слабым детям питание увеличили. Коров первое время не держали. Молока не было. Тогда появилось стерилизованное молоко. Брали в магазине баночки. Из Вершинской школы перевели в Большой Вар воспитателем Жбанову Глафиру Филипповну и заведующую интернатом Мокрову Марию Никифоровну. Поваром была Перевозкина Татьяна Ивановна, прачкой работала жена плотника – Чарушникова Клавдия, Чукомина Екатерина, технический персонал: Сизарева Евдокия, Шушнова Мария. Это был весь наш персонал. Все, кажется, было поставлено на места. Придвигался учебный год. Учащиеся уже сели за парты. Все знали свои обязанности. В 1941 г. мужчин начали призывать на фронт. Никакая бронь их не защищала. Оставались только больные, инвалиды да три старика. Осень вступала в свои права. Поспевали ягоды. Я с детьми ходила собирать ягоды. Когда наступили заморозки, дорога была положена, я взяла оленей, две нарты и женщину, поехали закупать рыбу для детей интерната. Рыба в ту зиму ловилась хорошо. Если нужно было мяса, то привозили из тундры сами охотники. Картофель закупали у Вершинских жителей. Обеспечив интернат всем, я садилась учить хантыйский язык. Большинство жителей – ханты, в основном их занятиями были охота и рыболовство. Женщины заготавливали дрова. Подвозили их к детскому садику. Дети были в детском саду, яслях. Они были в тепле и их хорошо кормили. Когда открыли детские сады, работала заведующей детским садом Явтысова Полина Михайловна. Потом в 1943 г. приехали два воспитателя: Аня Петелина, Нина Кузютина. В яслях заведующей работала Анфиса Елыкова, Чамнова Неля и другие. В больнице работала фельдшером Салтанова Вила, Рогина Александра, Филатова Анастасия. На приемном пункте рыбы работал Меркулов Константин, потом сменил его Корякин Михаил, рабочей – Корякина Елизавета. Писали дети письма родителям на фронт, от которых были адреса. Собирались все вместе, готовили для защитников Отечества: учителя, девушки вышивали платочки солдатикам, от которых получили письма, женщины вязали теплые носки и рукавицы, кошельки набивали махоркой и бумагой, чтоб, если получат, знают, что где-то в тайге о них не забывают, беспокоятся о здоровье.

Шли годы, стали возвращаться один за другим бойцы с фронта. Были они больны, кто ранен, кто контужен, но все были рады их возвращению. Дети подрастали и были уже помощниками в семье. Мы после уроков посылали детей подтаскивать дрова. Из Большого Вара вернулись домой: Тарлин Егор, Аликов Данил, Молданов Михаил, Михаил Ефимович, Вагатов Андрей, но многие не вернулись с фронта. Похоронок не дождались.

В 1943 г. в школу заведующей была направлена Шаламова Лидия, учителями Ельпина Римма Александровна, Мадленова Евгения Сергеевна, Кузнецова Анна Михайловна.

Трудно было учителям, воспитателям и всему обслуживающему персоналу. Никаких выходных. Надо было отапливать школу-интернат, дрова подвозили на нарточках, поэтому приходилось взрослым таскать дрова, отапливать здание, чтоб детям было тепло. Очень было тяжело. Наша Большеварская школа далеко была от района, надо было зимой ездить на оленях, летом ездить на лодках.

Самое трудное было для учителей Вершинской и Большеварской школ – это выехать в город и попасть обратно. В те 1942-1944 гг. не было ни моторов, ни катеров. Все приходилось возить на больших неводниках. По речке Назым тянули лодку бечевой. Когда шла подготовка к выборам, ездил нарочный по охотничьим местам и говорил всем, чтобы к такому-то числу приезжали в Большой Вар для голосования. Народ был очень исполнительный. Накануне выборов все избиратели съезжались в поселок.

Летом проводили праздники, день молодежи 1-9 мая. Всегда всем народом молодежь и зав. клубом готовили большие концерты, сценки. Украшали место проведения, играл аккордеон. Ставили кругом березки у круглого озера. Исполняли мужские, женские национальные пляски. Жизнь потихоньку улучшалась. Талоны уже отменились, брали продукты на талоны: мука, сахар, крупы. Рыба ловилась хорошо. Дети и взрослые помогали разгружать неводники. Набирали рыбу в ведра, относили в интернат, жарили, варили. Дома у родителей готовили около домов.

В поселке почти все ханты с семьями стали вести оседлый образ жизни. У школы разработали участок под посадку картофеля. Посеяли лен, лен вырос высотой 70 см. Все, кто видел этот лен, удивлялись, что в тайге вырос такой величины лен. Зав. школой Шалашова возила в город на опытную станцию на показ. Все росло, что было посажено в огороде. Конечно, всего помаленьку, приучали националов к посадке картофеля. Учителей прибавилось. Я стала работать в Вершине. Заменяла учителя-пенсионерку Петропавлову Елизавету. Вершинская школа еще стояла, детей осталось мало, многие родители из-за детей уехали в Новый Назым, куда приезжали из всех населенных пунктов жители тайги. Наш поселок тоже не остался в стороне.

За что нам бог дает такие наказания? Снова все ломать и ехать куда-то, сил наших не хватает. В 1955 г. прибыло начальство из района, сказали, что поселок построен не на своем месте. Поселок Большой Вар стоит в тайге, очень трудно добираться до него. Нужно переезжать ближе к центру. В поселке построена новая школа, теперь снова куда-то? Собрание шло бурное, жители не соглашались уезжать с обжитого места. Тут наши корни, родители. Никто их не гонял с места на место. Районные представители начали им доказывать: «Вы, товарищи, конечно, правы в своем высказывании и, конечно, нелегко придется вам этот переезд, но мы делаем для вас лучше. Вам приходится трудно возить груз продуктов, оставленных на дороге на берегу речки Назым, перевозить в лодке с гребнями, бечевой. Ведь это ужасно тяжелый труд. Дальше поселок будет расти, и завезут сюда скота. Где корм заготовлять? Будете с сору возить – это далеко и не выгодно. Вот эти неудобства и заставили нас задуматься, как облегчить вам и вашим детям дальнейшее житье. Вон моторки стали бегать быстро, они все привезут».

Представители района уехали. А народ все еще решает. «Хоть как решай, – сказал Василий, – а увезут детей, и мы за ними поедем». Так и решили: ломать и сплавлять дома, пока вода большая, вниз по течению Назыма.

У нас домик был небольшой. Мы его хорошо утеплили, отштукатурили, покрасили. Около дома посадили деревья, завели корову. Все пошло прахом с этим переездом. В 1953 г. сдали новую школу. Светлую, просторную. Все жители Большого Вара помогали достраивать, доделывать. Учителя, ученики таскали землю на потолок. Всячески все старались завершить ее строительство, пустить школу в эксплуатацию 1 сентября 1953 г. В 1956 г. мы приехали в Новый Назым. Я дождалась катера, самая последняя выехала из Большого Вара в Вершину. Там я сдала весь подотчет, так как работала на рыбоучастке приемщиком. Потом пришел катер с баржой. Мы погрузили корову с теленком и поехали в Новый Назым».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика