Кому легко, а кому тяжело

Ж. Ландау. На фото: рыбаки п. Большой Камень

Только еще рассвело. Дедушка Дурницин, его жена Дарья Епифановна и худенькая двенадцатилетняя дочка Зинаида вышли в свой маленький дворик, где каждый заборчик увешан мережей. Все принялись за работу. К тому времени, когда мимо дома Дурнициных прошли на поля колхозники, Дарья Епифановна с Зиной уже посадили целый прогон плавной сети, а в прогоне семьдесят пять метров. Этот домик и двор — сетепосадочная мастерская М-Атлымского колхоза.

Петр Иванович Дурницын умеет делать все: невода, сети, фитили, атармы, чердаки, морды — любую ловушку. Оп шьет сапоги, бродни. Вытачивает балберы. До двенадцати ночи, до часу — да тех пор, пока светло, — старик Дурницын работает.

Никто не пожалуется на то, это его сети плохо берут рыбу. Фронтовик Пантелеймон Илларионович Вахрушев добывал в ночь четырьмя провязами, посаженными Дурницыным, по 50 килограммов муксуна. Старик Лев Николаевич Пелексин с сынишкой также сдает, проплавав ночь, 60-70 килограммов белой рыбы. Даже стрежевой невод берется посадить Дурницын. Все в М-Атлыме называют его мастером.

Дочурка его, Зина, четвертый год работает наравне со взрослыми в мастерской. Она, и в школе успевая на отлично, научилась связывать в день по 150 метров ряжа, мережи-чебачницы — 10 метров в день, мережи покрупнее – метров 25-30. Зина и шнур распускает и вручную скет на веретене по килограмму нитки в день. Только в 9 часов вечера мать отпускает ее поиграть с подружками. Три провяза, 225 метров — вот ее однодневная норма с мамой, а тогда ужа можно побегать.

В деревне Ефремка, неподалеку от М-Атлыма, по Ендырьской протоке, живет семья Анфисы Николаевны Кошелевой. Сама Кошелева работает полеводом, ей подчас приходится в национальном колхозе и самой пахать и учить других. Двое ее ребятишек: Семен и Валентина по утрам дома и, распуская шнур, за утро связывают по два метра мережи. Они работают уже второй год — и мать горда своими детьми. – «Нечего им с утра до ночи бегать, — говорит она, — пусть они с детства приучаются чувствовать свой долг перед государством».

Колхоз имени Ворошилова (деревня Леуши) выполнил план рыбодобычи первого полугодия на 18 процентов. Леуши расположены на Оби, и прямо напротив деревни — издавна славящийся плавной песок. Чтобы покрыть прорыв первого полугодия, важно было не пропустить момент хода сырка и муксуна.

28 июня получили леушинские колхозники со склада рыбозавода шнур. Семь человек «вязали» мережу для плавных сетей, но к 14 июля еще ничего не было готово. В эти дни гословецкая бригада Салеева ловила на бударку в ночь по 120 килограммов сырка, бригада Амбарникова — по 60 килограммов муксуна. Но леушинские бударки валялись на берегу.

— «Шнур такой, — объясняют леушинские колхозники. — С ним невозможно справиться. Из глаз сыплются искры, когда его распутываешь, пальцы ноют. Нам и то мучительно тяжело, а уж детям мы распускать шнур совсем не позволим».

Что же, разве в Леушах особые дети? Впрочем, да. Возможно, что в Леушах иные дети. Там пятнадцатилетние парни без дела шатаются по деревне. Да и от кого им учиться? Не от тех же, кому «мучительно тяжело» выполнять работу, которую в других местах выполняют дети.

«Сталинская трибуна», 5.8.1945

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика