Женское образование на Тобольском Севере в XIX — начале ХХ в.

В. В. Цысь, О. П. Цысь

В современной отечественной историографии роль женщин и изменение их статуса в системе образования Сибири в дореволюционный период изучаются, как правило, на материалах крупных городов, средних и высших учебных заведений. Предметом исследования становились деятельность гимназий, Сибирских высших женских курсов.

Далекая периферия, к которой может быть отнесен и Тобольский Север, районы с преобладанием инородческого населения, не привлекала до настоящего времени внимания ученых. Изучение процессов, связанных с ролью женщин в образовательных учреждениях региона, позволяет лучше понять как особенности модернизации сибирских окраин в целом, так и изменение положения женщин в обществе в рассматриваемый период в частности.

Тобольский Север в XIX — начале ХХ в. являлся огромным по площади, но слабозаселенным регионом. Общая численность его жителей на протяжении всего рассматриваемого периода не превышала 55 тыс. человек, среди которых основную долю составляли ханты, манси и ненцы, слабо интегрированные в российское культурное пространство. Русские были сосредоточены преимущественно в нескольких городах, селах, небольших деревнях, выселках, около пароходных пристаней. Наиболее значительные из них Березов, Сургут, Самарово (Ханты-Мансийск) и Обдорск (Салехард) (от 1 до 2 тыс. человек в каждом).

Несмотря на относительную изоляцию от остальной части страны, вызванную суровыми природно-климатическими условиями и неразвитостью путей сообщения, здесь, хотя и с некоторым запозданием, протекали процессы, аналогичные общероссийским. Однако местная специфика накладывала на них свой неповторимый отпечаток, проявлявшийся и в вовлечении женщин в процесс образования в качестве учащихся и педагогов.

Первые попытки организации школьного обучения на севере Западной Сибири относятся еще к 60-м гг. ХVIII в. Латинские, а затем и славяно-русские школы предназначались для подготовки будущих священно- и церковнослужителей, и соответственно их учениками были исключительно мальчики. Существовали они недолго из-за отсутствия подготовленных педагогов, а также должного финансирования.

Начало развитию системы образовательных учреждений на территории края было положено в правление Александра I. Согласно принятому в 1804 г. Уставу учебных заведений, подведомственных университетам, целью создания уездных училищ явилась подготовка юношества для гимназий.

Первым учебным заведением, сформированным на Тобольском Севере на основании вышеуказанного Устава, стало открытое 30 августа 1818 г. Березовское уездное училище, предназначенное для мальчиков разных возрастов. Представление об образовании девочек можно составить по дневникам польской ссыльной Е. Фелинской, проживавшей в г. Березов в 1839-1841 гг. Она писала: «Дочери учатся у матерей тому, что им следует знать, и если какая умеет немного читать и писать, то это умение расценивается у них как излишняя прибавка к воспитанию».

Первая попытка организации женского учебного заведения в крае была предпринята на рубеже 1840-1850-х гг. С разрешения Тобольской дирекции народных училищ открылась «школа для девиц» в Березове. Она помещалась в доме учительницы, существовала на частные средства. На 1849/50 учебный год в школе состояло 11 учениц, на 1852/53 учебный год — 8 (3 купеческого, 2 мещанского, 3 казачьего сословия). Детей обучали чтению, письму, начаткам христианского учения, основам арифметики и грамматики, рукоделию. Это небольшое учебное заведение просуществовало не очень долго и к середине 50-х гг. XIX в. было закрыто.

Следующая попытка связана с учреждением в 1860 г. городским обществом Березова одноклассного женского приходского училища. У истоков начинания стоял благочинный окружных церквей протоиерей И. М. Заборовский, который обратился к жителям города с призывом жертвовать средства на вновь открываемую школу, а также отдавать в нее своих дочерей. 30 октября 1860 г. был проведен благотворительный спектакль, сборы с которого в размере 50 руб. пошли на школьные нужды. Здание для школы пожертвовал надворный советник П. Н. Михалёв, заседатель городского суда, затем городничий. И. М. Заборовскому за открытие в городе женской школы, приобретение в пользу ее 344 руб. и удобного помещения было передано благословение Святейшего синода.

За 1852-1861 гг. сеть женских учебных заведений охватила большинство городов Западной Сибири: Ялуторовск, Тобольск, Курган, Омск, Тару, Ишим, Тюмень, Барнаул, что было одним из ярких проявлений изменения отношения к народному просвещению.

Какими мотивами руководствовались горожане, которые участвовали в деле организации первого на Тобольском Севере женского учебного заведения?

  1. Получение образования должно было способствовать постепенному изменению социальной роли женщины, перед которой открывались новые пути участия в общественной жизни. Однако данный процесс разворачивался очень медленно и его влияние на женское образование стало сказываться лишь к концу XIX столетия.
  2. Общественность должна была следовать решениям государственной власти, в частности принятому 30 мая 1858 г. Положению о женских училищах, а также примеру губернского центра, где в 1852 г. открылось девичье приходское училище, реорганизованное через несколько лет в Мариинскую женскую школу.
  3. Большое влияние на горожан оказывала инициатива отдельных благотворителей, наиболее образованной части духовенства.

Материальная поддержка была необходима для существования большинства учебных заведений. Государство финансировало лишь гимназии и уездные училища, а школы для девочек находились на самообеспечении. Первоначально училище существовало исключительно на частные пожертвования. Еще одним источником пополнения средств явилось устройство разного рода благотворительных мероприятий, сборы с которых шли на нужды школы. 8 сентября 1863 г. в здании уездного училища состоялся бал-базар. Продажа входных билетов, овощей с пришкольного огорода, вязаний, вышивок воспитанниц училища позволила выручить 137 руб. 50 коп.

В первое время преподавание в женской школе велось учителями Березовского уездного училища безвозмездно. В этом же училище сначала, до обустройства пожертвованного П. Н. Михалёвым здания, располагалась и сама школа «в отдельных комнатах от классов мужского училища», для мальчиков и девочек были сделаны специальные входы. Хотя обучение проводилось раздельно, девочки могли пользоваться общей библиотекой. В конце 1860 г. в школе обучалось 10 девочек, к 1 января 1863 г. — 44. В составе учащихся практически не было представителей податных сословий. На 1 января 1864 г. из 34 учениц 33 принадлежали к купечеству и почетным гражданам, 1 — к духовенству.

Вторая женская школа открылась в Сургуте в 1862 г. в доме местного священника В. Кайдалова, который вместе с сестрой взял на себя обязанности преподавателя. Программа занятий состояла из чтения книг церковной и гражданской печати, чистописания, Закона Божия, арифметики, церковного пения, рукоделия. В дальнейшем В. Кайдалов оставался законоучителем, а все остальные предметы (грамота, письмо, арифметика) вели местные чиновники и члены их семей.

Вскоре школа была преобразована в училище второго разряда Министерства народного просвещения (МНП) с трехгодичным сроком обучения. Оно существовало за счет случайных поступлений, преимущественно пожертвований меценатов и субсидий городского общества. Школьное здание было построено отставным чиновником И. А. Туполевым на собственные средства. Деятельность училища упоминается в отчетах настоятелей православной миссии за 1860-1870-е гг., а также в материалах ревизии училищ Березовского округа. В 1869 г. здесь обучалось 25 девочек, 1870 г. — 28, 1872 г. — 26, 1876 г. — 26, в 1879 г. — 20, 1880 г. — 14. Однако в документах первой половины 1880-х гг. сведения о Сургутском училище уже не приводятся. Связано это было с тем, что И. А. Туполев и его супруга (попечительница школы) «по изменившимся торговым обстоятельствам» больше не могли нести бремя расходов на ее содержание.

В 1861 г. в крае создается первое учебное заведение со смешанным обучением — Обдорская приходская школа, в которой на 1863 г. числилось 23 мальчика и 14 девочек. Организатором школы выступил настоятель противоязыческой духовной миссии игумен Аверкий. Основными предметами являлись грамота и рукоделие. Дети аборигенов, прежде чем быть допущенными в школу, направлялись в подготовительное отделение для обучения русскому языку. В начале 1880-х гг. школа в Обдорске была закрыта во многом по причине смерти ее организатора и руководителя.

В 1884 г. во всех учебных заведениях Березовского и Сургутского округов насчитывалось 72 мальчика и 25 девочек. По официальным данным, в округах проживало 18 543 мужчины и 17 423 женщины, количество учащихся по отношению к общей численности населения составляло 1 к 371 (1 к 257 для мужчин и 1 к 697 для женщин). По этим показателям север Западной Сибири уступал губернии в целом, где соотношение учащихся и населения составляло 1 к 194 (1 к 120 для мужчин и 1 к 537 для женщин).

Таким образом, на первом этапе становления женского образования в крае (конец 1840-х — середина 1880-х гг.) учебные учреждения для девочек появились лишь в трех населенных пунктах — Березове, Сургуте и Обдорске, они не имели стабильного финансирования. Дети коренных жителей посещали только Обдорскую школу. Среди педагогов преобладали мужчины, женщины преподавали преимущественно рукоделие.

С середины 80-х гг. XIX в. начинается новый этап развития женского образования в крае, связанный с распространением сети смешанных сельских церковно-приходских школ. В это время признается, что доступ к образованию для мальчиков и девочек должен быть одинаковым, так как «ничто не в состоянии до такой степени успешно продвинуть дело распространения в народе грамотности, как присутствие в крестьянских семьях грамотных и религиозно воспитанных матерей». Организовать раздельное обучение в

небольших селениях было невозможно, поэтому подавляющее большинство начальных сельских училищ создавались как смешанные.

За следующие три десятилетия начальные учебные заведения возникают практически во всех населенных пунктах Тобольского Севера, где проживали русские. Если в 1884 г. в крае действовало 11 школ (девочки обучались лишь в одной), то к 1917 г. это число возросло до 58. Причем смешанное обучение практиковалось в 27 начальных училищах МНП и Министерства государственных имуществ (одноклассные, двухклассные, земские), 27 церковно-приходских школах, подведомственных Святейшему синоду. Раздельное обучение оставалось в двух Сургутских учебных заведениях (здесь функционировали вновь открытая в 1886 г. женская церковно-приходская школа и мужское училище) и в двух Березовских (мужское уездное и женское второклассное училища). Почти все школы постепенно перешли на бюджетное финансирование, хотя, как и ранее, важную роль в некоторых случаях играли пожертвования местных жителей.

Общая численность учащихся учебных заведений Березовского и Сургутского уездов составляла в 1889 г. 280 человек (205 мальчиков и 75 девочек), 1895 г. — 425 (соответственно 299 и 126), 1911 г. — 1035 (685 и 350), 1914 г. — 1192 (745 и 447). Налицо существенный количественный рост (в 4,3 раза за четверть века) и постепенное увеличение доли девочек в общем числе учащихся (с 26,8 % в 1889 г. до 37,5 % в 1914 г.).

Отличительная примета — появление детей инородцев в составе учениц.

В Березовской второклассной женской учительской школе в 1913-1914 гг. доля русских составляла 79,4 % (27 человек), а инородцев (зырян, самоедов, остяков) — 20,5 % (7 человек). В 1916 г. из 37 учениц русских было 31 человек, остяков — 2, самоедов — 2, зырян — 1, евреев — 1. В Малоатлымском одноклассном училище МНП в 1905 г. из 14 девочек 8 являлись представителями коренной национальности. В Мужевской церковно-приходской школе из 132 учащихся абсолютное большинство составляли зыряне — 76 мальчиков и 43 девочки. В Обдорской миссионерской школе в списках учащихся за 1900 г. значились Ульяна и Татьяна Худи, Анна Хороля, Агафья Пучи и т. п.

Обучение шло параллельно с христианизацией коренного населения. Тот, кто посещал школу, по определению не был язычником, иначе он просто не мог ее закончить, поскольку главнейшим предметом являлся Закон Божий.

Школьная программа для девочек имела единственное отличие: их обучали рукоделию. Так, о работах учениц Сургутской женской церковно-приходской школы можно составить представление по экспонатам, направленным в 1896 г. на Всероссийскую промышленную и художественную выставку в Нижнем Новгороде: «…1) одна пара туфель, вышитая по канве гарусом на черном сукне,

2) полотенце с наконечниками, вышитыми красной бумагой крючком,

3) полотенце с пробранными наконечниками, прошитыми белой бумагой,

4) салфетка, вязанная из белых ниток крючком, 5) закладка в книгу из голубой шелковой ленты с вышитыми на ней белой канителью словами “1896 года г. Сургутъ”».

На протяжении всего XIX в. актуальным оставался вопрос комплектования школ учителями. О сложности ситуации говорит фрагмент из доклада директора народных училищ Тобольской губернии И. М. Курочкина: «Тобольская губерния, хотя старейшая, многолюднейшая и обширнейшая из всех губерний и областей Сибири… принуждена ежегодную убыль учителей и учительниц (до 50 чел.) пополнять по большей части малоподготовленными и малообразованными кандидатками из женских прогимназий или случайными людьми».

В полной мере это высказывание можно было отнести и к Тобольскому Северу. Учительницы из южных уездов губернии не всегда могли прижиться и обустроиться в суровом крае. Решению проблемы нехватки педагогических кадров в условиях постоянного и быстрого роста сети начальных учебных заведений способствовало создание в 1906 г. Березовской второклассной учительской женской школы — первого на Тобольском Севере учреждения по подготовке

педагогических кадров.

Как сообщалось в «Прибавлениях к “Церковным ведомостям”», «второклассные школы открываются духовным ведомством с 1896 г. — со времени ассигнования на них… казенных средств в размере 1 629 000 руб. ежегодно.

В первые три года (1896-1898) было открыто 225 школ; к концу первого пятилетия (1896-1900) их было 349, через пять лет (1901-1905) — 421; к истекшему 1907 году второклассных школ состояло 427» (в том числе 332 мужские и 95 женских).

В 1902 г. выходит Высочайшее повеление «Об утверждении положения о церковных школах Ведомства православного исповедания». В разделе, посвященном второклассным школам, говорилось:

«36. Во второклассные школы принимаются окончившие курс в начальных учебных заведениях и имеющие от 13 до 17 лет от роду. В женские второклассные школы разрешается принимать и получивших домашнее образование…

  1. Окончившие курс второклассных школ и с успехом обучавшие не менее двух лет в церковных школах имеют право на получение звания учителя или учительницы церковно-приходской школы…».

Для строительства здания школы в Березове использовались средства, пожертвованные вдовой отставного есаула уездной казачьей команды местной жительницей А. К. Буториной. При школе имелась домовая церковь, приписанная к городскому Воскресенскому собору. Объявление о начале приема во второклассную школу было помещено на страницах одного из номеров «Школьного листка при “Тобольских епархиальных ведомостях”»: «…с настоящего 1906/07 учебного года в г. Березове в здании церкви-школы открывается женская второклассная учительская церковная школа… Программа второго класса равняется приблизительно программе трехклассной женской прогимназии с добавлением учительского курса для подготовки учащихся к занятию учительских должностей…». В стенах Березовской второклассной учительской женской школы в различные учебные годы состояло от 20 до 37 учениц.

Своего рода «полигонами» для отработки педагогических навыков служили так называемые образцовые школы, в обязательном порядке создававшиеся при второклассных учительских. В Березове образцовая школа располагалась в том же здании, что и второклассная. Она являлась смешанной по составу. Долгое время учителями являлись преимущественно мужчины, как правило происходившие из семей сельских священнослужителей, чиновников и купцов.

Еще в первые годы ХХ в. педагогов-клириков в церковно-приходских школах было значительное большинство. К концу первого десятилетия ХХ в. сформировались постоянные кадры учителей церковных школ — светских лиц. В подавляющем большинстве педагогами становились молодые женщины, закончившие Мариинскую школу в Тобольске, прогимназию, епархиальное училище.

Анализ ведомости о церковных школах Тобольской епархии за 1916 г. дает возможность установить следующее. Во-первых, в учительской женской школе заведующий и законоучитель имели специальное педагогическое образование, должный опыт и необходимое мастерство. Во-вторых, постепенно в крае профессия учителя становилась женской. В-третьих, большая часть учительниц являлись новичками в педагогическом деле. Средний срок службы учителя начальной школы определялся директором народных училищ Тобольской губернии приблизительно в 10 лет. Затем педагог обычно выбирал какой-либо другой вид деятельности.

Превращение профессии педагога в женскую было связано, на наш взгляд, с быстрым ростом сети учебных заведений, для которых кадры требовались во все возрастающем количестве. Пока школ было очень мало, преподавание могло вестись несколькими энтузиастами или же приходскими священниками. В дальнейшем потребовалась система воспроизводства педагогических кадров. Свою роль сыграл тот факт, что заработная плата сельского учителя была недостаточно высокая, перед Первой мировой войной она составляла 360 руб. в год (в 1880-х гг. — 200 руб. в год). Мужчины на Тобольском Севере могли заработать для себя и своей семьи гораздо большие суммы, занимаясь торговлей и рыбным промыслом. Для незамужней женщины такой заработок был относительно приемлемым.

Уровень грамотности населения Березовского и Сургутского уездов нам известен прежде всего по результатам Первой Всероссийской переписи 1897 г. Если вести подсчет по национальному и половому составу, то, по данным переписи, среди русских мужчин грамотных было 43,5 %, среди русских женщин — 16 %. В целом грамотность русского населения доходила до 30,1 %. Среди коренного населения (без зырян) грамотность у мужчин составляла 0,68 %, женщин — 0,24 %, в целом — 0,47 %. Для сравнения необходимо указать, что в Сибири грамотность достигала 12,3% (19,2% среди мужчин и 5,1% среди женщин). В среднем по стране она составляла 21,1% (у мужчин — 29,3%, женщин — 13,1%).

Подводя итог, следует отметить положительную динамику количественных и качественных показателей вовлечения женщин в образовательный процесс в крае в предреволюционный период. В крупных населенных пунктах практически любой ребенок мог пойти при желании в школу и получить необходимый минимум знаний. Постепенно формируется костяк педагогических кадров из числа учителей — женщин со специальным образованием. Важность и нужность получения элементарных навыков чтения, письма, арифметики вполне осознается и одобряется русским населением. В то же время вовлечение в обучение аборигенов шло очень медленными темпами. Особенно заметны позитивные изменения в последнее предреволюционное десятилетие.

Лишь военные и политические потрясения приостановили этот процесс.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика