Письма из Алябьевского лесничества

Игорь Пронькин

Время растить деревья

Как только сойдет снег и обласканная щедрым солнцем земля начнет исходить синевато струящейся дымкой пара, выйдут на лесные пустоши работники Алябьевского лесничества. Для них наступает время посадок будущих лесов.

Большой объем работ по сохранению и восстановлению лесов проводит ежегодно лесничество. Так, в прошлом году здесь посеяли семена сосны и ели на 50 гектарах, высадили саженцы деревьев хвойных пород на 110 гектарах и содействовали естественному восстановлению леса на площади в 600 гектаров. А нынче им предстоит провести подобные работы в общей сложности уже на 860 гектарах.

Естественно, такие широкомасштабные операции одному лесничеству, штат которого состоит всего из девяти человек, не по силам. Поэтому на помощь лесникам приходят школьники и рабочие местного леспоомхоза. Совместно друзья природы ведут кропотливую работу по выращиванию новой смены таежных великанов.

А это – ох, как непросто. Посеять семена – полдела. А потом надо следить, чтоб всходы не глушила трава, окучивать их. Проводить и другие работы, помогающие набирать силу молодому подросту.

– Поэтому мы сторонники посадки леса саженцами, а не семенами, – говорит лесничий Алябьевского лесничества Евгений Дмитриевич Корнилич. – При посеве всхожесть очень низкая. Редко, когда превысит 50 процентов. Саженцы приживаются лучше – в среднем до 83 процентов.

Алябьевцы первыми на Пионерском лесокомбинате стали применять подобный способ разведения лесов. И добились немалых успехов.

Лет пять назад Е.Д. Корнилич – неизменный сторонник посадок леса саженцами – решил отработать новую технологию их выращивания. Уж больно долго росли они на открытом грунте в питомнике – четыре года. И построил у себя в лесничестве две теплички, общей площадью сто квадратных метров. Засеял их семенами ели. Результаты превзошли его ожидания. Всходы оказались прекрасными.

– Почему я избрал ель, спрашиваете вы? – раздумчиво отвечает на мой вопрос Е.Д. Корнилич. – Видите ли, на наших тяжелых влажных суглинистых почвах сосна приживается очень плохо. И при посадке требует особой осторожности. У нее глубинная корневая система. Стоит только корешку саженца стать не прямо вниз, а с наклоном или подогнуться, деревце лет через пять-шесть засохнет. А вот елка в этом отношении лучше. Как ее ни посади, все равно вырастет. Потому что у нее поверхностная корневая система. И потом. У нас нередки поздние заморозки. Они, опять же, губительны для сосны. Земля смерзается и как бы выталкивает саженцы наверх.

Мы с Е.Д. Корниличем стоим возле пленочных тепличек. Правда, сейчас пленка снята, а на грядках еще кое-где лежит поздний снежок. Но из-под него ясно проглядывает ровный зеленый слой неисчислимой рати будущих стройных елей.

– Ежегодно эти две теплички дают нам 270 тысяч саженцев, – поясняет Корнилич. – Летом никакого особого ухода всходы не требуют, только обильный полив. Осенью пленку снимаем, и до весны саженцы стоят под снегом. Так сказать, акклиматизируются.

Первый же год высадки саженцев на постоянное место их обитания дал невиданный результат. Приживаемость составила 96 процентов. Было это в 1977 году, когда стояло жаркое лето. Но и в неблагоприятные по погодным условиям годы всхожесть выращенных в теплицах саженцев отменная. В среднем 83 – 86 процентов.

Но главное, метод алябьевцев позволил намного снизить себестоимость выращивания саженцев, резко сократил расход дорогостоящих семян. Так, на посев в питомнике уходят сотни килограммов семян той же ели, а на сто квадратных метров теплицы расходуется всего три килограмма. Стоит один килограмм 50 рублей. При этом плановый выход в питомнике 1,2 миллиона саженцев на гектар, а в теплице эта цифра составляет 27 миллионов. Отсюда и себестоимость тысячи саженцев всего 30 копеек против четырех рублей в питомнике.

Выгода очевидная. Однако и по прошествии пяти лет работы теплиц в Пионерском лесокомбинате, куда входит Алябьевское лесничество, не удосужились принять опыт Е.Д. Корнилича на вооружение. А между тем этим методом интересуются и в своем Советском районе, и в соседней Свердловской области. Приезжают, советуются, перенимают ценное начинание.

С каждым годом все заметнее на лесных делянах, на местах бывших вырубок поднимаются стройные ряды пушистых остроконечных елей. И радуется сердце ветерана, старожила лесничества, одним из первых вставшего у истоков замечательного дела — восстановления былых лесов в широких масштабах, когда смотрит он на зеленеющую за околицей поселка густую таежную поросль.

Хозяева лесного дома

На самой окраине поселке Алябьевский стоит небольшой домик, в одной из половин которого и располагается контора Алябьевского лесничества. Здесь по-своему уютно. Развешаны по стенам разноцветные диаграммы, графики, искусно выполненные от руки карты лесных угодий. А в одной из комнат красочно оформлен уголок юного друга природы.

Лесничество постоянно поддерживает связь со школой, прививает учащимся любовь к лесу, бережное отношение к его богатствам. Смотришь на все это и чувствуешь, что работают здесь по-настоящему увлеченные, любящие свое дело люди. А дело это – охрана природы.

– И не только это, – разъясняет лесничий Е.Д. Корнилич, – но и рациональное, умелое использование лесных богатств. Мы занимаемся заготовкой лекарственного сырья, сбором грибов, ягод, изготовляем различные предметы, необходимые в домашнем обиходе.

Да, лес – это не только деловая древесина. Он наш кормилец, лекарь, друг – наш зеленый друг во все времена. В жаркий летний полдень, когда кружится голова от запаха нагретых древесных стволов, по которым тягучей струйкой то здесь, то там стекает янтарная смола, лес преподносит в дар душистые ягоды земляники. Золотой осенью, в период лёта паутины, угостит спелой клюквой, сочной брусникой, выведет на грибные места, осыплет созревшими орехами, озорно глянет черными бусинками глаз потревоженной белки. И всегда в твоем распоряжении листья, травы, хвоя. Бери, настаивай, пей.

Продукцию 15 видов выдает «на-гора» лесничество. Вот, например, небольшой перечень того, что поставляет хозяйство: веники, метлы, лопаты, топорища, посылочные ящики и так далее. Одних елок отправили в Таджикистан и Узбекистан к новогоднему празднику более шести тысяч штук. А в близлежащие аптеки отсюда поступают сушеные плоды рябины, черники, шиповника, сосновые и березовые почки, березовая чага. Только в прошлом году хозяйство продало различной товарной продукции на 12 тысяч рублей, не считая прибыли от сдачи лекарственного сырья. И все это на счету девяти человек, которые работают здесь.

Все бы ничего, – говорят сами лесники, – но ведь то, что мы производим, нам надо еще и продать. Хорошо Малиновскому лесничеству – у них отдел рабочего снабжения продукцию забирает. А нам к кому идти?

В этих словах горький упрек руководителям Пионерского лесокомбината. Давно пора продумать вопрос о сбыте продукции, производимой одним из его подразделений. А то получается так, что изготовят здесь необходимое количество тех же топорищ и думают, ищут кому бы их сбыть. В поселке у каждого хозяина подобная вещь не в едином количестве в сарае лежит.

Централизация сбыта производимых товаров принесет и ощутимую выгоду. Хозяйство сможет выпускать товарной продукции больше, будет постоянно стремиться к расширению производимого ассортимента товаров.

– Ведь мы на хозрасчете, – говорит старший техник-лесовод С.В. Соловьев. – Поэтому нам прямая выгода увеличивать поставки товаров. А пока не налажен сбыт готовых товаров, в лесничестве по-прежнему будут ломать голову над тем, как не дать залежаться на складе готовой продукции.

В 1968 году образовалось Алябьевское лесничество. Хорошо помнит те далекие майские дни Евгений Дмитриевич Корнилич. Потому что сам стоял у изначальных истоков: подбирал кадры, строил контору, создавал деятельный коллектив. Самое трудное было найти, в полном смысле этого слова, людей.

Не каждый пойдет на такую, считающуюся непрестижной работу. Ведь это, почитай, постоянное скитание по лесным чащобам. И платят не слишком много, и спрос строг. И умение требуется. А главное, любовь. Безраздельная, безоглядная любовь к лесу, к природе, к ее охране. Вот и попробуй сыскать таких-то людей. Да когда еще рядом леспромхоз, где заработки выше, а рабочих рук не хватает.

И все же нашел таких людей Корнилич. Вместе своими руками строили будущую контору, вместе сорганизовались в коллектив единомышленников. Евгений Дмитриевич называет своих главных помощников: техника-лесовода Нину Ивановну Токмянину, лесников Геннадия Мироновича Песельникова, Геннадия Ивановича Плеханова и других – весь коллектив.

– У нас все работают на совесть, – говорит он. – Поэтому и получили в прошлом году премию, потому и награждены все знаками «Победитель социалистического соревнования в десятой пятилетке».

И еще награжден коллектив лесничества переходящим Красным знаменем Пионерского лесокомбината. За лучшие показатели в работе, за большой вклад каждого в дело охраны природы.

Мы входим в одну из комнат. На столе, на разостланной газете нежные с серо-зеленым отливом сосновые почки. Вдыхаешь их едва уловимый аромат, и будто уже не в комнате ты, а где-то на лесной опушке среди хвойных исполинов. Трогаешь рукой мох натолапый кедрик, и он, словно отзываясь на ласку, нежно покалывает ладонь зелеными иглами. Рад он, что хозяевами его и всего вокруг, что зовем мы лесом – нашим зеленым домом, становятся такие люди, как те, которые работают здесь – в Алябьевском лесничестве.

Ради плана

В конторе Алябьевского лесничества переходящее Красное знамя, которое вручают в Пионерском лесокомбинате за перевыполнение плановых заданий, бросается в глаза сразу. Гордо стоит оно на самом видном месте с развернутым темно-красным бархатным полотнищем. Но не слишком рады лесники этому знамени. Дорогой ценой достается оно им. И вот почему.

В годовых планах лесничества есть цифры: засадить 110 гектаров саженцами, засеять семенами 50 гектаров и содействовать естественному восстановлению леса на 600 гектарах. Эти цифры для хозяйства обязательны и недобирать гектары никоим образом нельзя.

— Иначе нам и премии не видать, да и другие санкции могут последовать, — грустно усмехается Е.Д. Корнилич.

И верно, без планирования в хозяйственной деятельности лесничества не обойтись. Но понятна и горечь в словах Корнилич. Довольно часто возникает парадоксальная ситуация. Планы составляются, выполняются, а дело страдает.

— Вот, например, сдали мы в прошлом году 567 килограммов брусники при плане пятьсот, — рассказывают лесники. — А могли сдать в четыре раза больше. Однако не сделали этого по той простой причине, что на следующее лето нам эту цифру в две тонны и поставили бы в план. Ведь лесокомбинатовское начальство не учитывает, какое лето: урожайное или нет. Вот опять же в прошлом году дали нам план на грибы. А где их взять-то, если не уродились?

Доходит до курьеза: в прошлом году Алябьевскому лесничеству в самую горячую пору — в период посадки саженцев в спешном порядке довели задание: посадить 12 гектаров картофеля. Вот и думай лесничий, что важнее – лес или картофель.

В конце концов посадили картофель. В результате вместо израсходованных на посадку 1800 килограммов клубней осенью собрали урожай в 300 килограммов. Но это никого не обеспокоило. Главное, что весной плановое задание по посадке картофеля было выполнено. Так цифра на бумаге заслонила перед руководителями Пионерского лесокомбината здравый смысл происходящего на деле.

Но вернемся к тем цифрам, которые я называл в самом начале этого письма. Ради выполнения погектарного плена посадки здесь порой пускают тракторы прямо по оставленному на лесосеке молодому подросту, чтобы посадить новые деревца. Где же, спрашивается, логика? А логика здесь ни при чем. Есть план: высадить саженцы на стольких-то площадях, засеять семенами столько-то. Вот и сажают, и сеют, хотя лесосека восстановилась бы естественным путем.

Создается впечатление, что в Пионерском лесокомбинате и слыхом не слыхали о постановлении Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР «Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы», в котором отмечалось, что одним из важнейших направлений улучшения всей плановой работы является выбор наиболее эффективных путей достижения высоких конечных народнохозяйственных результатов.

В постановлении прямо подчеркивалось: «Составление годового плана начинать снизу — с производственных объединений (предприятий) и организаций». А пока не будет упорядочено планирование на лесокомбинатах, которые выполняют природоохранные и лесовосстановительные функции, здесь по-прежнему будут поступать против правил жизни: губить деревья там, где их можно сохранить, не увеличивать в урожайные годы сбор грибов, ягод, орехов, ориентируясь на предписания свыше, решать, что сажать в первую очередь: картофель или лес.

Заканчивая это письмо, хочу сказать о стиле работы, который исповедуют в Пионерском лесокомбинате. Придавая силу только бумаге, которая и была-то когда-то древесиной и которую, может быть, вывезли из этого самого лесничества, возвращают ее сюда грозным входящим документом. И кто знает — гибель несет она лесу или спасение. А в противовес этому жизненно важная сила – сила здравого смысла здесь давно утрачена.

Но было, будет, должно быть, чтобы только сила здравого смысла, а не бумага изменяла и совершенствовала стиль нашей работы, изменяла наши планы и задания.

«Ленинская правда», 1981 год

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика