Югра неведомая. Про Бабу и Золото

Золото всегда привлекало к себе внимание людей — в любой форме: золотого песка, самородка, а тем более художественного изделия. Недра Югорской земли богаты на этот драгоценный металл — в укромных уголках сокрыто еще немало кладов, а сокровищница Приполярного Урала лишь в последнее время стала постепенно приоткрывать свои богатейшие запасы.

Самой знаменитой легендой Сибири является «Золотая баба», так до сих пор и не обнаруженная ни учеными, ни авантюристами. Уверенности в ее существование (по крайней мере несколько веков назад) придают летописные свидетельства. Из письменных источников, повествующих о «Золотой бабе»:

«Угры приходили вместе с готами в Рим и участвовали в разгроме его Аларихом. На обратном пути часть их осела в Паннонии и образовала там могущественное государство, часть вернулась на родину, к Ледовитому океану, и до сих пор имеет какие-то медные статуи, принесенные из Рима, которым поклоняются как божествам». Юлий Помпоний Лэт, Комментарии к «Георгикам» Вергилия, 1480-е годы.

«За землею, называемою Вяткою, при проникновении в Скифию, находится большой идол Zlota Baba, что  в переводе значит «золотая женщина» или «старуха»; окрестные народы чтут ее и поклоняются ей; никто проходящий поблизости, чтобы гонять зверей или преследовать их на охоте, не минует ее с пустыми руками и без приношений; даже если у него нет ценного дара, то он бросает в жертву идолу хотя бы шкурку или вырванную из одежды шерстину и, благоговейно склонившись, проходит мимо». Матвей Меховский, «Сочинение о двух Сарматиях», 1517.

«Золотая баба, то есть золотая старуха, есть идол, находящийся при устье Оби, в области Обдоре, на более дальнем берегу. Рассказывают, или, выражаясь вернее, болтают, что этот идол, Золотая Старуха, есть статуя в виде некой старухи, которая держит в утробе сына, и будто там уже опять виден ребенок, про которого говорят, что он ее внук. Кроме того, будто бы она там поставила некие инструменты, которые издают постоянный звук наподобие труб. Если это так, то я думаю, что это происходит от сильного непрерывного дуновения ветров в эти инструменты». Сигизмунд Герберштейн, «Записки», 1549.

«В Обдорской области около устья реки Оби находится некий очень древний истукан, который москвитяне называют «Золотая Баба», то есть «Золотая Старуха». Это подобие старой женщины, держащей ребенка на руках и подле себя имеющей другого ребенка, которого называют ее внуком.  Этому истукану обдорцы, угричи и вогуличи… воздают культ почитания, жертвуют идолу самые дорогие и высокоценные собольи меха, вместе с драгоценными мехами прочих зверей, закалывают в жертву ему отборнейших оленей, кровью которых мажут рот, глаза и прочие члены изображения; сырые же внутренности жертвы пожирают, и во время жертвоприношения колдун вопрошает истукана, что  им надо делать и куда кочевать: истукан же обычно дает вопрошающим верные ответы и предсказывает истинный исход их дел». Алессандро Гваньини, «Описание Европейской Сарматии», 1578.

«…Древний рассказ про языческую богиню, державшую ребенка на коленях, которую почитали в низовьях реки Оби под именем Златой Бабы. Достоверно лишь то, что белогорские остяки имели знаменитого шайтана, от имени которого делал предсказания приставленный к нему шайтанщик. Вероятно также и то, что при приближении казаков шайтанщик тщательно укрыл свою святыню и посоветовал остякам также спрятаться от казаков». Герард Миллер, «Описание Сибирского царства», 1750.

«Внешний вид и устройство его (идола) неизвестны были и самим обоготворявшим. Постоянно охраняемая двумя стражами в красных одеждах, с копьями в руках, его кумирня была закрыта для вогулов. Один только старейший и главный шаман имел право входить в кумирню». Ипполит Завалишин, «Описание Западной Сибири», 1862.

«Этот идол сделан из камня и очень древний; он почитается обдорянами, югричами и вогуличами, которые приносят идолу самые лучшие собольи меха; избранных для жертвы оленей они закалывают и кровью обмазывают рот, глаза и другие члены статуи; и во время жертвоприношения жрец спрашивает идола, что им делать и ли куда кочевать. Обыкновенно болван дает известные ответы и предсказывает известные исходы обстоятельств; что же касается до звуков инструментов, то некоторые, по рассказам, слышат их в соседних горах. По сибирским летописям XVII века оказывается, что богиня сидит нагая на стуле с сыном, но без внука, и принимает дары от своих поклонников». Хрисанф Лопарев, «Самарово», 1896.

«Золотая баба» — русское название древнего женского божества, почитаемого финно-угорскими народами. В оригинале — «Касум ими», «Сорни най». Самое раннее упоминание о ней содержится в Софийской летописи (1398), где сообщается о пермяках, поклонявшихся «Золотой бабе». Первое её описание сделал в середине XVI века Сигизмунд Герберштейн в «Записках о Московии». На его картах она изображена в виде статуи с жезлом в правой руке, либо сидящей на троне с горящим факелом в одной руке и ребенком в другой.

Семена Ремезов в «Сибирской летописи» сообщает о том, как один из сподвижников Ермака Иван Брязга у села Белогорье наблюдал «моление» перед «Золотой бабой»: люди пили воду из серебряной чаши, в которой стояла отлитая из золота богиня в виде нагой женщины с копьем в руке. После победы отряда Брязги богиня исчезла: её якобы перенесли на Конду.

Г. Новицкий в 1712 году писал о том, что на Конде слышал о «Золотой бабе», а в конце XIX века К. Носилов узнал от кондинских манси, что богиню перевезли на Ямал или на Казым. Современные ханты и манси утверждают, что «Золотая баба» время от времени перевозится и хранится в самых глухих местах, которые скрываются от русских. Богиня, по словам очевидцев, выполнена не из золота, а из пирита, имеет большие размеры: трое мужчин с трудом поднимают её на оленьи нарты во время перемещения.

Несмотря на то, что за минувшие века в Западной Сибири нашли множество других чудес, легенда о «Золотой баба» все еще живуча. Вот что пишут о ней, а также других сокровищах и кладах наши современники:

«Зима 1966-1967 годов выдалась многоснежной и необычайно морозной. В середине ноября к вечеру я вышел на пойму таёжной речки. До древней деревеньки, где предстояло переночевать, оставалось около километра. Две мои остроухие лайки бежали впереди вдоль кромки леса. Вдруг они кинулись на крутой, узкий и длинный бугор, выступающий из тайги словно громадный палец. Тут же послышался их азартный лай и тревожное квохтанье птиц. Склоны бугра были настолько крутыми, что мне приходилось опираться на них руками, чтобы взобраться наверх. Оказалось, что в густых кронах вековых кедров устроились на ночлег глухари. В темноте им явно не хотелось улетать. Но после первого же удачного выстрела остальные громоздкие птицы переместились в тайгу.

Рядом с упавшим трофеем я увидел яму глубиной и шириной метра по полтора с крутыми склонами. Этот бугор наверняка был прекрасным местом для жилья древних аборигенов. Летом его хорошо продувает ветром от гнуса, вода долгое время стоит у подножия. Рыба нерестится и нагуливается неподалёку, много её зимует в омутах. До кормилицы-Оби всего метров пятьсот. С высокого бугра местным жителям прекрасно видно, кто едет к тебе в гости. Слышал, что, по данным археологов, по берегам этой речки нашли десяток древних поселений человека. Но эта яма явно не подходила по своим размерам для жилья.

Через несколько минут я уже был в гостях у знакомого старика-ханты. У него я поинтересовался историей загадочной ямы на бугре. Он оживился и рассказал следующую историю.

«У нас есть легенда, в которой говорится, что там закопал драгоценности шаман. Один вербованный услышал её однажды и после работы решил выкопать. Не успел закончить — стемнело. А ночью ему приснился шаман, который предупредил, что как только он доберётся до клада, тут же погибнет. По преданию, такие шаманские клады лежат на трёх человеческих черепах. Если ты хочешь взять его, то тоже должен убить трёх человек. Мы — люди мирные и не жадные. И тот вербованный, кстати, рисковать жизнью тоже не стал».

С тех пор прошло почти сорок лет. От той деревеньки остались одни ямы. Давно ушли из жизни старики, а их дети и не слышали о старинной легенде. Многие исследователи Обского Севера искали «Золотую бабу». В частности, К.А. Носилов в 1901 году выяснил, что её надёжно спрятали в верховьях Полуя, на берегу которого стоит Салехард. В шестидесятых годах я много жил там в чумах, но ни разу ничего о «Золотой бабе» не слышал, хотя все ханты меня считали своим человеком.

Столица Кодского княжества находилась неподалёку от нынешнего Октябрьского. Вряд ли эти воинственные князья могли доверить святыню ханты, разговаривающим совсем на другом диалекте. Скорее всего, её надёжно спрятали в нашем районе и пустили слух, что увезена она в верховья Полуя за 500 километров от Оби, куда в начале прошлого века на вёсельных лодках добраться было трудно. Может быть, она зарыта на бугре, где я случайно наткнулся на загадочную яму?».

Александр Зеленин, п. Октябрьское.

Этот рассказ старого таежника комментирует археолог Сергей Терёхин, кандидат исторических наук:

— Золото шаманов — словосочетание, волновавшее не одно поколение искателей приключений. Воспалённое легендами воображение рисует едва различимые во мраке задымлённой юрты сундуки с драгоценностями и шаманов, шепчущих над ними таинственные заклинания. Под загадочные звуки ритмичных ударов в бубен, то затухающие, то возникающие вновь, с нарастающей силой уносящиеся куда-то к вершинам вековых сосен в бесконечность мироздания…

И шаманы были. И бубны, конечно, тоже. Вот только золота у шаманов не было. Являясь посредниками между миром живых и миром мёртвых, шаманы являлись лишь хранителями приношений. Духам аборигены дарили то, что имели сами: медные монеты, кольца, посуду, мясо жертвенных животных. Самым дорогим подарком считалось «мягкое золото» — пушнина. По свидетельству одного из исследователей Тобольского Севера К. Карьялайнена, шаман не мог использовать пожертвованные вещи в своих интересах, ведь это собственность духов.

Для жителей тайги хранившиеся в культовых лабазах «сокровища» имели особую духовную ценность и не связывались с денежным эквивалентом. Поэтому сокрытые в земле или в заброшенных лабазах богатства имеют, прежде всего, историческую ценность.

Автор письма «Золото шамана» наткнулся в лесу, скорее всего, на проявление алчности искателей призрачного золота. К сожалению, в процессе поисков мифических богатств часто утрачиваются истинные ценности — археологические артефакты. Оставленные грабителями ямы не только уродуют лик древних памятников, но и ведут к размыванию культурного слоя, нанося тем самым невосполнимую утрату археологическим объектам.

Автор упоминает о «Золотой бабе», возможно, спрятанной, по его мнению, в той самой яме. О том, что ханты поклонялись «Золотой бабе», известно с XIV века. Ханты и соседние народы поклонялись ей настолько усердно, насколько требовало их языческое мировоззрение. Поэтому говорить о том, что общая югорская святыня оказалась забытой в какой-то не засыпанной яме, не приходится. Скорее, логично допустить, что этот раритет до сих пор исправно исполняет где-то в урманах Нижней Оби возложенную на него историческую миссию одного из духов югорского пантеона, например — «Катащ-анки».

Разумеется, информация, предоставленная Александром Зелениным, ещё требует своей проверки. Вполне возможно, что вся история была рассказана стариком-ханты с целью отпугнуть незваных гостей от прадедовских могил. Не следует чересчур серьёзно относиться к гипотезе о наличие в той «яме» баснословной «Золотой бабы». Слишком уж велика география предполагаемых мест её сокрытия. Некоторые исследователи в качестве таковых называют Ямал, другие — Конду, третьи — Приполярный Урал, четвёртые — соседское подполье…

«Рассказ Я. Зеленина «Золото шамана» заинтересовал меня, и я решил рассказать о «Золотой бабе», которую ищут до сих пор. Но на самом деле ее нашли в конце 1950 года. В 30-е годы в Остяко-Вогульском национальном округе были созданы культбазы — Казымская и Сосьвинская, которые проводили воспитательную работу среди коренного населения, обучали грамоте, детей из стойбищ вывозили в интернаты. Одной из основных задач культбаз была борьба с шаманством.

Местонахождение «Золотой бабы» было под большим секретом, но ее нашли в тайге на территории Березовского района, в Казымском сельском совете, в направлении к деревне Юильск. Там стоял лабаз, он был святым местом для шаманов ханты и манси. Дверь лабаза мог открыть только знающий человек, потому что там был насторожен самострел. В это святое место шаманы в определенные дни привозили «Золотой бабе» подарки. Приезжали на праздник не только шаманы Березовского района, но и их коллеги из Сургутского, Ларьякского, Самаровского, Октябрьского, Кондинского районов, даже из Коми и Ямала.

Святое место, где находился лабаз, хорошо знал ханты Молданов, ему и было поручено тайно привезти «Золотую бабу». Если бы об этом узнали другие ханты — убили бы. Задание Молданов выполнил, «Золотая баба» была привезена на Казымскую культбазу и помещена в сельский клуб для всеобщего обозрения.

Сам идол был сделан из дерева, в нем находились золотые и серебряные старинные монеты, украшения. В дар «Золотой бабе» были принесены тюки сукна, мануфактуры, большое количество цветных платков. Все это привезли в сельский клуб. Куда потом дели, сказать не могу: или сдали в Березовский музей, или разграбили. А Молданов из Березовского района уехал в целях сохранения жизни».

Георгий Буторин, п. Кондинское.

Сообщение Г. Буторина, несомненно, вызывает интерес и заслуживает самого пристального внимания. И все же описание обнаруженного под Казымом «кумира» слишком отличается от того, которое оставили путешественники, видевшие «Золотую бабу». Поэтому следует предположить, что скорее всего на культбазу был привезен другой чтимый идол, немало которых хранится в укромных урманах и в наши дни. А «Золотая баба» остается сказкой, легендой, символом непокоренной и свободолюбивой Сибири…

Но земля Югорская хранит в себе немало других тайн, в том числе и материальных. Скажем, летом 1943 года в окружной газете «Сталинская трибуна» была опубликована информация о кладе из золотых монет, который размыла река неподалеку от Ханты-Мансийска. О находке еще одной «ухоронки» газета сообщала 3 октября 1945 года:

«Честный поступок. Колхозница колхоза имени Первого Мая (д. Конево) Казанцева Анастасия Яковлевна со своим внуком Ваней на усадьбе при уборке картофеля нашли 100 рублей золотых монет выпуска 1899 года. О своей находке тов. Казанцева немедленно сообщила в совет. При первой возможности золото будет отправлено в государственный банк. Как утверждают местные жители, найденное золото принадлежало бывшему владельцу дома, где проживают Казанцевы».

Как известно, клад — это спрятанное «до лучших времен» богатство. Бывают «чистые», то есть незаклятые клады, которые может забрать любой человек без вреда для себя. Но большинство кладов — «нечистые», заклятые, охраняемые нечистой силой и доступные лишь тому, кто знает специальные магические способы их получения.

Пряча богатство, его владелец «клал зарок», произносил заклинание, где определял условия, при которых можно овладеть кладом, например, выдержать семидневный пост, принести определенную жертву. Клад бывал положен «на чью-либо голову» (куриную, собачью, бычью). Это означает, что забрать клад может только тот, кто убьет это животное на месте нахождения клада. Сокровище может быть заклято на голову родственников того, кто попытается взять клад, на 40 человеческих голов, и тогда должны умереть 40 человек, попытавшихся овладеть кладом, и только сорок первый сможет его забрать.

Согласно поверьям, существуют особые демоны, охраняющие клад: кладенец, копша. Часто клады стерегут черти, проклятые люди. Хранителями кладов бывают легендарные разбойники и атаманы. Считается, что закопанные клады поднимаются на поверхность, открываются или светятся из-под земли — тогда их можно увидеть и забрать. Такое бывает накануне Ивана Купалы, в Вербное воскресенье, в полночь перед большими праздниками: перед Рождеством, Новым годом, Благовещением, Юрьевым днем, Пасхой.

Местонахождение клада можно определить по некоторым признакам: когда сокровища поднимаются на поверхность земли, на этом месте виден огонь, отблески света, бледные огоньки. Для овладения кладом необходимо знать условия, на которых он зарыт. Тот, кто пытается забрать клад, не зная магических приемов, подвергает себя опасности: тяжелой болезни и даже смерти. Клад «не дается» ему, а лишь глубже уходит в землю или из золота превращается в черепки.

Говорят, блуждающие огоньки на кладбищах, болотах — клады, которым миновал срок заклятья, и они ищут счастливого человека. Прежде чем раскапывать клад, это место нужно «зааминить», а во время добывания клада нужно сохранять молчание, что бы ни грезилось. Универсальным средством для поиска и овладения кладом считается цветок папоротника и плакун-трава. Папоротник показывает то место, где зарыт клад, а плакун-трава прогоняет стерегущую его нечистую силу.

В земле Югры до сих пор сокрыты значительные богатства, некогда спрятанные людьми. Это и один из «царских» панцирей Ермака (по преданию, один из них до сих пор не найден), и достаточно мифические «драгоценности» Меншикова, и «ухоронки» бухарских купцов, караван которых пытались разграбить беглые с каторги варнаки. Куда более реалистичной выглядит история с «колчаковским золотом».

Эта история началась еще в 2000 году, когда в редакцию газеты «Новости Югры» обратился житель одного из районов нашего округа. Он рассказал о том, что обнаружил место, в котором возможно спрятаны сокровища Колчака. В подтверждение своих слов старый охотник предъявил несколько медных монет уральской чеканки 1781 года. Свою тайну он хранил более тридцати лет…

Летом 1968 года он наткнулся в своих угодьях на странное сооружение, удивившее своими геометрически строгими пропорциями. Холм, поросший травой, имел в основании квадрат 10 на 10 метров, а в высоту достигал более шести метров. На вершине «пирамиды» глухари устроили токовище. В разрытом птицами песке он и обнаружил царские монеты.

Откуда могло взяться «колчаковское золото» в забытом богом урмане? Оказывается, эта версия вполне правдоподобна. Загадочная история «сокровищ Колчака» началась в августе 1918 года в Казани, когда войска генерала Каппеля отбили у большевиков половину золотого запаса Российской империи. Через три месяца ценности достались адмиралу Колчаку, объявившему себя Верховным правителем России. По его приказу 217 тонн золота было отправлено во Владивосток, в качестве оплаты японцам за оружие и амуницию.

В октябре 1919 года под натиском Красной Армии Колчак вынужден был отступить из Омска. С собой он увез и 29 вагонов сокровищ. «Золотой эшелон» охраняли чешские легионеры, которые спустя всего несколько месяцев выдали адмирала Колчака красным. Вместе с адмиралом Советская власть заполучила 13 оставшихся вагонов золота. Интересно, а куда пропали остальные 16 вагонов с золотым запасом Российской империи?

Ряд исследователей предполагает, что осенью 1919 года при отступлении командующий 1-й Сибирской армией генерал-лейтенант Анатолий Пепеляев приказал отправить часть золотого запаса пароходом «Пермяк» по Иртышу и Оби в Томск. Ранний ледостав застал секретную экспедицию в пути. Оказавшись в безвыходном положении, сопровождавшие ценный груз офицеры спрятали опломбированные ящики в тайге. С тех пор этот клад так и затерялся.

Через восемьдесят лет в эти места вылетела экспедиция, организованная редакцией газеты «Новости Югры». Старик показал холм, где, по его мнению, покоятся сокровища, но из-за плохой погоды вертолет не смог приземлиться. Имевшиеся на борту специальные приборы показали наличие внизу металла…

На следующий год экспедиция отправилась в тайгу по воде. Но и на этот раз вернулась ни с чем — слишком уж изменились за прошедшие десятилетия окружающие ландшафты, и старый охотник не смог найти тот удивительный холм. Есть ли внутри него сокровища? Кто знает. Эту тайну еще предстоит разгадать.

О том, что в лихие послереволюционные годы зажиточные югорчане прятали по урманам да заимкам свое добро, известно немало вполне правдоподобных историй — в Сургуте, Березово, Самарово, Реполово и многих других населенных пунктах. Более того, до сих пор живы люди, которым известно примерное месторасположение этих кладов.

Поищем?

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика