К вопросу о национальной самоидентификации

Кто мы, живущие на суровой земле Ханты-Мансийского округа? Кем себя считаем, как называем? Ощущаем ли себя единой общностью?

Определение «югорчане» родилось, в общем-то, совсем недавно, лет 15-18 назад. В годы бурного освоения нашего края географическая привязка имела малое значение, геологи, нефтяники, газовики, строители легко перемещались из Югры на Ямал и обратно. «Ведь мы ребята семидесятой широты» — пел некогда Эдуард Хиль в популярной песне. Люди, на своей шкуре познавшие, что такое «зимник», «балок», «трасса», «буровая», с гордостью именовали себя «северянами». Это был своеобразный рыцарский орден, состоящий из людей, чуточку более сильных, мужественных, грубоватых и добрых, чем жители всего остального Союза.

«Сибиряками» чаще всего называли себя те, кто не только жил и работал, но и родился за Уралом. Да, когда мы идентифицировали себя в таком качестве, в нашем голосе сквозила затаенная гордость и скрытое превосходство над всем остальным человечеством. Мы с пеленок спим в сугробе, по утрам выгоняем со двора стаю белых медведей, плевком в глаз сбиваем с кедров белок и запросто пьем со снежным человеком. Причем, только неразбавленный спирт…

Подавляющее большинство людей, героически и не очень работавших (впрочем, чаще использовалось слово «вкалывавших») в нашем крае, действительно не собиралось жить здесь на пенсии. Все стремились заработать на «жигули», кооперативную квартирку и югославскую стенку, а потом спокойно встречать старость в саду под цветущими вишнями.

С развалом Союза и началом рыночной эквилибристики ехать оказалось некуда, и тогда им вдруг понадобилась Родина. Не большая, которая «в твоем букваре», а та самая «березка во поле». Именно тогда люди почесали затылки и задумались – а кто мы, собственно? И услышали новое для себя определение – «югорчане». Попробовали его на вкус, покатали на языке и решили – годится!

Десять-пятнадцать лет назад шел активный процесс «самоидентификации». Герб, флаг, гимн, столица – надо, чтоб было все, как у людей. Что, и самобытная культура нужна? Гришка, ты ж юморески в «районке» тискал – будешь писателем. А ты, Петька, знатно карикатуры в стенгазете малевал – немедленно вступай в Союз художников, мастерскую тебе выстроим.

Спору нет, перегибов в духе постреволюционных времен тогда хватало. Как и аферистов, стремившихся нажиться на стремлении Югры встать на ноги. Как и энергичных дураков, готовых финансировать экспедицию на Килиманджаро, лишь бы на вершине установили наш сине-зеленый флажок. Подумать только, один энтузиаст сумел выклянчить кругленькую сумму из бюджета на то, чтобы транслировать телепередачи из округа жителям… Великобритании. Дескать, англичане плачут, ночей не спят, все просят показать им новости из жизни Саранпауля…

Да, денег на глупости было потрачено много. Но в то же время среди мусора, плевел, окалины, пены рождалось первое, пока еще робкое осознание того, что мы с вами – единое целое, Югра. Да, сегодня в первую очередь мы ощущаем себя когалымчанами, вартовчанами, урайцами и няганцами. Да, сургутяне по-прежнему тихо завидуют соцкультбыту Ханты-Мансийска, а советчане – достатку жителей Югорска. Но смею думать, если вдруг где-нибудь на Бали местные вздумают обидеть кого-нибудь «из наших», то на помощь ему в первую очередь придут земляки-северяне. Без оглядки на то, в каком бывшем вахтовом поселке они живут…

В моей домашней коллекции есть немало дисков с песнями, которые во множестве писали (или заказывали) окружные учреждения, предприятия, муниципалитеты, простые жители: «Хантымансийскокртелеком в песнях», «Сборник песен о югорской милиции», «65 лет ГАИ-ГИБДД России», «Югорский трамплин», «Нахрачинская земля», «Самотлорский вальс», «Поет страна лесорубов», «Конда моя певучая» и т.д. и т.п.

Конечно, прослушивание подавляющего большинства этих произведений может вызвать лишь улыбку, но среди них были и весьма достойные вещи. Интересно другое: многие песни раньше постоянно звучали в эфире ТРК «Югра», на улицах и площадях во время массовых гуляний, на сценах Дворцов культуры. Это действовало на подсознание, заставляло ощущать причастность к чему-то большому, значительному, уважаемому, вызывало гордость и чувство общности.

Правда, потом в полном соответствии с местечковым менталитетом, нередко характеризующимся недостатком чувства меры, стало «круто» заказывать музыку у «федеральных звезд». Достаточно вспомнить модный одно время шлягер «Югорская долина», исполнявшийся очередными «поющими трусами» под названием «Стрелки». Что поделаешь, иногда отсутствие вкуса компенсируется количеством денег…

Сейчас эти песни звучат очень редко, чаще всего на чествовании пенсионеров или юбилеях нефтегазовых предприятий. В ротацию местных радиостанций они не включаются – не формат, говорят. Впрочем, это касается не только музыки. Скажем, существует негласное мнение не выпячивать такое самоназвание, как «сибиряк». Уж больно оно попахивает «сибирским областничеством», а у нас одна Родина – Россия.

В Ханты-Мансийске в «нулевых» нередко можно было попасть на концерты самодеятельных и профессиональных артистов изо всех муниципалитетов округа. Так, накануне 70-летнего юбилея Югры проходила яркая акция «Дни городов и районов». Смею вас уверить, что по таланту многие из них не уступали тем исполнителям, которые назойливо лезут нам в душу с федеральных каналов. Сегодня таланты никуда не исчезли, их творчество можно увидеть, например, на «Выставка товаров земли Югорской» — в перерывах между покупкой селедки и дегустацией колбасы.

Да и вообще мы больше стали думать о хлебе насущном, чем о нравственно-этических категориях, в том числе и о своей самоидентификации. Наверное, это правильно. На смену романтикам и моралистам всегда приходят прагматики и рационалисты.

А может быть и не имеет значения, как нас называть – чалдонами, югорчанами, кержаками или сибиряками? Может быть, это совсем неважно, «был бы человек хороший»?

Как думаете?

2012

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика