Золотые люди. Пуйва

Фотография: Андрей Рябов, Дмитрий Сотников

…Постепенно пейзаж за «бортом» вездехода начал меняться. Неприступнее стали горы, на гребнях некоторых появились острые каменюки, издалека очень напоминавшие фигуры притаившихся людей. Внизу стоит июньская жара, а здесь мы едем по снежным «языкам», одновременно отмахиваясь от комариных полчищ. Это и есть Север, детка!

После очередного поворота вездеход натужно рявкнул, перебежал через речку, взобрался на крутой берег и успокоено затих посреди съемочной площадки какого-нибудь голливудского триллера. Вот она, Пуйва…

Представьте себе мрачную долину, словно крышкой накрытую тяжелыми тучами, беременными мелким нудным дождем. Представьте десяток стареньких домиков, раскорячившихся по ее склонам. Представьте развалины зданий, которые зимой снесла снежная лавина. Представили? А теперь поверьте, что и в таком интерьере может быть хорошо и уютно.

Еще лет десять назад здесь существовал большой поселок с амбулаторией, школой, детским садиком, где жили почти триста человек — работники прииска по добыче жильного кварца и члены их семей.

Много десятилетий добывалось в тутошних штольнях ценнейшее сырье, имевшее оборонное значение. Более того, есть свидетельства, что разработки велись «…еще дореволюционные. Какой-то богач Сидоров, говорят, занимался здесь добычей хрусталя».

Приведу еще одну цитату: «Известен был даже такой эпизод: якобы во время Великой Отечественной войны на горном аэродроме Парнука как-то раз приземлился одномоторный самолет, забравший спецзаказ для англичан. Развитие радиолокаторных станций для защиты острова от налетов фашистской авиации сдерживалось нехваткой качественного пьезокварца».

Правда это или нет, но в горах, встречается немало загадок любого «уровня сложности». На базе в Саранпауле я с открытым ртом слушал рассказы Андреева и его зама, видавшего виды «геологического мастодонта» Олега Шевченко об аномальных зонах и проявлениях, нередко встречающихся на Приполярном Урале. Одни только истории о «внеземных вольфрамовых пружинках» чего стоят!

Кроме того, по воспоминаниям старожилов, в середине прошлого века месторождения Пуйвы активно разрабатывались с помощью заключенных ГУЛАГа. Во время большой воды их баржами забрасывали в верховья Северной Сосьвы, потом пешком гнали по горным тропам. А вот обратно возвращались единицы. Где находятся могилы тех несчастных, что сложили головы в борьбе за кварц – Бог весть…

Сегодня в Пуйве живет лишь один человек – сторож Андрей, который будет полгода охранять от непрошенных гостей жилые дома и сохранившееся оборудование.

Чем занимается? Собирает ягоду, кое-что ремонтирует, иногда ходит на рыбалку: «Здесь рядышком, за перевалом, часа три ходу». Зимой читает и копает тоннели, так как снег быстро заметает дома по самые трубы.

На вопрос, не страшно ли ему здесь в одиночестве, удивляется:

— А кого бояться? Медведи меня не трогают. Правда, к концу вахты глюки бывают – голоса людей слышу. Особенно в буран…

Нет, а это не прихоть модного дизайнера, а обыкновенная игрушечная машинка, которую много лет назад какой-то отец смастерил своему сыну. Интересно, вспоминает ли сегодня давно повзрослевший мальчик о своей любимой игрушке?

Тем временем мы разобрались на ночь по домикам. Внутри каждого до сих пор сохранилась вся обстановка прежних хозяев – мебель, посуда, постели. В нашей избушке я наткнулся на большой сверток с бумагами, развернул его – и ахнул. С десятков старых фотографий на меня смотрели какие-то люди: школьники и старики, трактористы и железнодорожники, купающиеся в море отпускники и завязшие в сугробах лесорубы.

На многих снимках был запечатлен один человек – сначала мальчик, потом юноша и мужчина. Здесь же находились его документы: студенческий билет академии гражданской авиации и справка о его смерти от «асфиксии вследствии повешения», а еще текст молитвы «Отче наш», написанный печатными буквами на замызганной обложке журнала «Новый мир». «Таков печальный итог» — сказал один из героев куваевской «Территории», когда нашел в горах останки человека. Грустно…

Утром мы отправились на экскурсию в штольню, где много лет добывали различные минералы, в том числе и редкие — аксинит, рутил, кварц-«волосатик».

К сожалению, дальше ста метров пройти не смогли, потому что штольня оказалась затопленной водой, а часть свода осыпалась.

Но судя по всему, кое-кто все-таки ухитряется проникать внутрь горы, во всяком случае на интернет-аукционах выставлены интересные и дорогие образцы кристаллов, в описании которых указано место добычи – Пуйва. Андреев устало улыбается:

— Да, к нам частенько приходят «гномики» из-за Урала, ковыряют камни. Да и местные «старатели» не прочь подзаработать на золоте. А мы с ними по мере сил боремся. Если повезет, то завтра-послезавтра попробуем поймать пару-тройку «черных копателей».

Забегая вперед, скажу, что планы нашего военачальника оправдались полностью, но рассказ об этом я оставлю на закуску. А пока мы с вами еще любуемся дикими красотами Пуйвы…

Впрочем, вскоре «мотолыга» приглашающе взревела отдохнувшим за ночь движком и вот мы уже снова меряем немеряные таежные версты. За очередным поворотом дороги перед нами открылась удивительной красоты страна, больше всего напоминавшая декорации для новой серии «Властелина колец». Примерно так я и представлял себе местную Хоббитанию…

Мы остановились на поросшем ягелем холмике где-то посредине огромной котловины, вокруг которой амфитеатром поднимались скалистые «стены» и «башни». Вдалеке, над самой высокой из гор, сгущались тучи, ни дать ни взять – Ородруин, куда лежит путь компании маленьких хоббитов. Вот, кстати, один из них. Похож?

После краткого отдыха в окружении полчищ местных комаров, которые оказались куда кровожаднее любых орков с назгулами, мы двинулись по заболоченной сырой тайге. Где-то впереди мчались наши мотоциклетные «всадники Апокалипсиса», забрызганные грязью с ног до головы. Воля ваша, но я не могу понять причин этих блаженных улыбок, которые гуляли на лицах Руслана и Дениса, когда они вечером наконец слезали с «эндуро» и сбрасывали тяжелую амуницию. Нормально, мол, покатались! Обычный человек после таких «покатушек» загремел бы прямиком на больничную койку…

Тем временем «мотолыга» с натугой одолевала затяжной подъем на какое-то огромное открытое плоскогорье. Когда мы наконец взобрались на самую макушку и огляделись, по крайней мере у меня захватило дух от неописуемой красоты окружающего мира.

Впрочем, не только у меня. Обычно невозмутимый Дима широко улыбался и повторял:

— Такого не бывает! Такого просто не бывает! Посмотри: горы, солнце, облака, там мелкий дождик, тут двойная радуга, а мы стоим как раз под ней! Фантастика!

Описывать эту действительно восхитительную картину я не собираюсь, предлагаю читателям самим оценить то, что мы увидели у Оленьего ручья…

Продолжение следует…

2015

 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика