Борьба за установление Советской власти на Обском Севере

От редакции. Эти воспоминания были опубликованы в 1957 году, а потому надо учитывать множество субъективных факторов: время, политическую конъюнктуру, личные пристрастия автора. Это – правда одной стороны. Противоположная, к великому сожалению, не оставила после себя письменных документов…

И.А. Иванов

В Самарове местная партийная организация возглавлялась ссыльными большевиками-рабочими Бубликом, Никитиным, Чехомовым. В Березове во главе коммунистов стоял ссыльный большевик Тихон Данилович Сенькин. Массовая организация Советов началась в конце мая 1917 года. Созданию этих народных органов власти содействовал красногвардейский отряд тобольских рабочих, проделавший путь от Тобольска до Березова.

Плавая на пароходе «Красная звезда» в низовьях Иртыша и Оби, этот отряд останавливался в десятках крупных селений, помогал организации Советов, вел большевистскую агитационную работу среди бедноты, обла­гал местную буржуазию контрибуцией.

 

Установление Советской власти на Обском Севере

28 марта 1918 года в Тобольск для укрепления Советских органов прибыл из Омска отряд красногвардейцев железнодорожников. Одновре­менно сюда прибыли красногвардейские отряды из Тюмени, Екатеринбур­га.

В марте-апреле 1918 года во всей Северо-Западной Сибири власть перешла к местным Советам рабочих и крестьянских депутатов. Для защиты новой власти в Березове был организован первый в этих местах отряд красной гвардии под командованием Тихона Сенькина.

На Север из Тобольска на пароходе «Красная звезда» (бывший «Стан­кевич») в начале лета вышел красногвардейский отряд под командой т. Пейселя. Пейсель со своим отрядом немного не дошел до Березово. Вы­ступление чехословаков у Омска вынудило его вернуться в Тобольск. По дороге отряд т. Пейселя проводил агитационную работу, налагал контри­буцию на буржуазию, оказывал практическую помощь совдепам в нала­живании советской и хозяйственной работы.

 

Колчаковский режим на Севере

В мае 1918 года вспыхнул чехословацкий мятеж. 6 июня 1918 года соединенные силы чехословаков и белогвардейских отрядов вступили в Омск. В ночь на 11 июня советские части оставили То­больск, эвакуировались в Тюмень.

В середине лета 1918 года белогвардейцы отправили на нескольких пароходах вооруженные отряды в Самарово, Сургут, Березово. Был арестован и вывезен в Тобольск весь состав Самаровского Совета, зверски замученный потом в застенках Тобольской тюрьмы. При содей­ствии кулаков и купцов белые захватили многих бойцов из отряда Тихона Сенькина, они были увезены в Тобольск и убиты в казематах губернской тюрьмы.

Колчаковцы истязали и расстреливали не только коммунистов, советских активистов, ни и их родственников. В конце 1918 года и начала 1919 года колчаковское командование отправило из Тобольска специально отобранную добровольную карательную экспедицию под командой сына Тобольского купца офицера Туркова и офицера Лушникова. Отряд состоял из гимназистов, купеческой «золотой молодежи», недорослей. На всем тысячекилометровом пути от Тобольска до Саранпауля отряд Туркова чинил дикие зверства и расправы с мирными жителями. Например:

  1. В Самарово Турков и Витвинов прямо в волостном правлении сек­ли плетьми советских активистов и людей, заподозренных в сочувствии к ним.
  2. В Березове было схвачено несколько человек и подвергнуто жестоким пыткам. В числе их был морзист т. Первов за то, что приняв теле­грамму в адрес колчаковского комиссара в Березово, в которой требова­лось собрать теплые вещи для карателей, не передал ее по назначению.
  3. Добравшись до Саранпауля, каратели при содействии саранпаульских кулаков окружили горстку красногвардейцев, пришедших из Приуралья, с Печоры и напали на него. Весь отряд красногвардейцев по­гиб в жестоком бою с врагом.

Летом 1919 года под ударами Красной Армии Колчак стал стремительно откатываться на восток. В тылу у «верховного правителя» развернулось мощное партизанское движение. К концу года колчаковцы под натиском красных частей очистили Урал и отступили за Иртыш.

Отступая, контрреволюционная банда ввезла в Тобольскую тюрьму полторы тысячи пленных большевиков, бой­цов Красной Армии и партизан обских отрядов. В эти дни, когда над Сибирью уже поднималась заря освобождения, белогвардейцы совершили страшное злодеяние: они загнали пленных в трюмы двух барж, подцепили баржи к пароходам «Лебедь», «Алексей» и отправили коммунистов Обского Севера и активистов совдепов в сторону Томска по Иртышу и Оби — на Сургут. Невероятные мучения испытывала эти, полуживые от голода и пыток люди. Озверевшие белогвардейцы останавливали баржи смерти у пристаней, выводили пленных на берег и расстреливали их на глазах местных жителей.

Вот как описывает эти расправы П. И. Лопарев, который в дни колчаковского господства здесь скрывался в таежных реч­ках, в охотничьих избушках, но в то же время внимательно следил за происходящими событиями, собирая силы для развертывания партизан­ской борьбы с колчаковцами.

«Мне самому, скрываясь по берегам речки в траве, всего в 200 шагах пришлось наблюдать недалеко от Шапши, Самаровского района, расстрел одиннадцати безызвестных наших товарищей. С подошедшего парохода прикладами выталкивают 11 человек арестованных, донельзя избитых, оборванных: сзади идет пьяный офицер с наганом и винтовкой. «Ставь в затылок! На эту сволочь и грешно держать больше одного пат­рона».

Солдаты прикладами устанавливают людей тесно один к другому, в затылок. Некоторые еле стоят. Остальные их поддерживают. Крики, мольбы о пощаде глушатся коротким хлопком выстрела с пяти шагов. Живая связка людей подкашивается и беспорядочно разваливается. Предсмерт­ные крики и стоны слились с испуганными криками крестьян. Три коротких гудка и пароход уходит дальше, чтобы на следующей стоянке продолжать эту «геройскую» ликвидацию «красной заразы». Я и Бублик Н. А., наблю­давшие эту сцену, стыдясь своего бессилия, угрюмо доползли до лодки и поехали дальше от опасного пароходного пути. Под впечатлением виденoго, мы до самой ночи не обменялись ни одним словом».

Здесь, в Самаровом, колчаковцы расстреляли 33 человека. Часть арестованных колчаковцы затопили вместе с баржами на Оби. Крестьяне, застывшие от террора, дни и ночи напролет, часто тайком на всем протяжении рек собирали и хоронили одиночек и целые группы мертвецов. Насыпали холмики сырой земли, ставили кресты. Многие из них сохранились и сейчас. Они заботливо оберегаются трудящимися.

 

Начало партизанского движения на Обском Севере

Преследуя Колчака, Красная Армия перевалила через Урал и вошла на территорию Западной Сибири. 9 августа 1919 г. советские войска вступили в Тюмень. В сентябре Красная Армия вступила в Тобольск. Часть бе­лых войск отошла в глубь лесов Обского Севера, районы Самарово и Березово. Ранний ледостав 1919 года задержал на Оби несколько колчаковских частей в районе Тундрино-Нарым. В Березове и Кондинске еще свиреп­ствовали колчаковские отряды, обреченные на гибель под ударами обских партизан и наступавших полков Красной Армии.

В Саранпауле осел отряд Туркова, установившего связь с белыми бан­дами Архангельского Севера. В первых числах ноября 1919 года крупный отряд белых под командой начальника колчаковской милиции на Обском Севере Волкова выступил из Тундрино, захватил Самарово и Реполово, надеясь провести зиму в крупных селениях. Но коммунисты, активисты совдепов, бедняки-крестьяне активно создавали партизанские отряды.

В сентябре-октябре 1919 г. коммунисты проводили большую работу среди скрывающихся солдат, крестьян, ме­стных коренных национальностей по формированию партизанских групп. Вскоре эти партизанские группы начали выходить из лесов и нападать на колчаковские транспорты и заставы. Так, в районе Демьянска партизанская группа обстреляла в сентябре 1919 года колчаковский пароход и успешно ушла от преследо­вания врагов.

В начале ноября 1919 г. начинает складываться Самаровская группа партизан. В нее входили те, кто в дни колчаковского режима скрывался в таежных речках: Лопарев П.И., Скрипунов А.Г. Голубенко Семен, Конев Степан, Ефим Кузнецов, Григорий Оленев.

Уходя от преследования колчаковского отряда, идущего из Сургута, которым командовал Волков, партизаны устремились вверх по Иртышу, на Уват. По мере движения в отряд вступают все новые люди, горящие жела­нием драться с колчаковцами.

В Мануйлово к партизанам присоединяется т. Губин, в Базьянах — т. Башмаков Хрисанф, в Филинске группа насчитывает уже несколько десятков человек. Однако выступать против колчаковцев с этими силами при отсутствии достаточного вооружения было рано. Группа самаровских партизан про­должала отходить к Увату. Стоял ноябрь 1919 г.

Здесь к этому времени уже имелась крупная партизанская группа. Партизаны овладели с. Уватом и выгнали колчаковцев из близлежащих деревень. Слияние Самаровской группы и Уватской группы партизан по­ложило начало существованию того партизанского отряда, который про­славил себя впоследствии в боях с колчаковцами (командиром отряда был назначен Тобольский военком Зырянов А.П.).

Из Увата партизаны установили приемную связь с Тобольском, получи­ли оружие, боеприпасы и 17 ноября 1919 г. начали планомерное наступление на Самарово.

Партизанский отряд спешил. Командование рассчитывало овладеть с. Самарово до подхода основного отряда Волкова из Сургута и двигающегося отряда Туркова из Березова, не дать им здесь объединиться.

Действуя сильными налетами на заградительные отряды Волкова, порой удачно нагоняя на врагов страх по телефону партизаны стремительно наступали на Самарово. В 20-х числах ноября 1919 года Самарово было освобождено партизанами. Волков в панике бежал на Сургут. План соединения его отряда с отрядом Туркова из Березова — провалился.

 

Наступление на сургутском направлении

После занятия Самарово в декабре 1919 года партизанами сразу же были высланы разведки на Березовское и на Сургутское направления. В Сургут был послан разведывательный отряд под командованием Башмакова Х. в 25 человек. Отряд продвинулся через Зенково-Селиярово до Сытомино. Противника не было обнаружено. 3 декабря лишь через телеграфные разговоры удалось выяснить, что передовые патрули белых находятся в Тундрино. Колчаковцы по телефону были взяты «на пушку» (идет 40-60 штыков красных) и 6 декабря бежали из Тундрино. Башмаков свободно занял Тундрино. В этот же день на Березовском фронте было взято Елизарово. Таким образом партизаны на значительном расстоянии отгородились от белых.

8 декабря 1919 года Башмаков крестьянской разведкой занял Сургут.

Таким образом, Сургутский участок фронта в 300 километров был занят партизанами без единого выстрела. С занятием Сургута продвижение партизан продолжалось далее на восток к Нарыму, Ларьяку. На участке Зенково-Сургут и далее партизанами захвачены колос­сальные трофеи: пароходы, баржи, продовольствие.

 

Бой в Белогорье

Одновременно с занятием Самарово и преследо­ванием Волкова в сторону Сургута, партизаны захватили Белогорье. Затем, партизаны при поддержке местного населения устроили засаду и решили задержать колчаковский отряд, не допустить его к Самарово.

Отряд колчаковцев двигался из Троицы в Белогорье,

Не доехав до Белогорья 7-8 км отряд остановился. В Белогорье была заслана конная разведка. Влетев в деревню на полном скаку, белые наткнулись на баррикаду, преграждавшую им путь через улицу. В это время партизаны меткими выстрелами стали бить белых. Убежать удалось только одному. Укрывшийся в стае белый офицер также был уничтожен. Услышав сильную стрельбу в Белогорье, отряд колчаковцев повернул обратно в Троицу. Вскоре в Белогорье прибыл отряд партизан из Самарово.

Партизаны начали готовиться для наступления на Север. На помощь партизанам из Тобольска пришел красноармейский отряд численностью в 45 человек под командованием т. Козлова. Половина отряда сразу отпра­вилась на Север.

 

Бой под Нарымкарами

Отряд белогвардейцев, охваченный паникой бежал до Красно-Ленинска (Ворона). Партизаны преследовали колча­ковцев по пятам. Двумя группами в 40-градусный мороз партизаны нача­ли наступление на Карымкары. 19 декабря 1919 г. на Березовский фронт под Карымкары прибыли партизаны: Лопарев, Перевалов, Зыря­нов, Козлов. Колчаковцы, заметив партизан, открыли огонь из станковых пулеметов. Пришлось залечь. Но вскоре стали коченеть не только ноги, по и сами бойцы. Ответный огонь со сто­роны партизан слабел.

Но в этот момент выделенная разведгруппа из 8 человек, находясь в лесу на задах деревни Карымкары и видя тяжелое положение наступающих, открыла огонь по белым из лесу. Воспользовавшись замешательством белых, партизаны вывели свой от­ряд из-под огня.

Карымкары взяты не были. Через два дня партизаны снова сделали по­пытку взять Карымкары. Овладев деревней, они не смогли ее удержать. К белым с севера подошло сильное подкрепление и партизаны вынуждены были оставить деревню, но ненадолго.

Вскоре партизаны тоже получили подкрепление, и предприняли новое наступление. Ворвавшись в Карымкары, они завязали уличный бой, белые, не выдержав натиска партизан, бежали из деревни.

После Карымкар белые укрепились в юртах Новеньких.

 

Бой за ю. Новенькие

К моменту наступления на юрты Новенькие (декабрь 1919 г.) в партизанский отряд прибыл комиссар из отряда Лепехина т. Иваненко со взводом красноармейцев. Вот как описывает бой за Новенькие его уча­стник т. Скосырев.

«Наше командование решило вести наступление с тыла не высылая никакой группы в лоб, кроме этого выделить особую группу и послать в засаду. Однако Иваненко не согласился, недооценив сопротивление белогвардейцев. Он два наших взвода послал в обход, а со своим и одним нашим взводом повел наступление с реки прямо в лоб противника. Не дождавшись условного сигнала обходной группы, выйдя на линию огневого рубежа пошел в атаку.

Белогвардейцы в яру из окопов почти в упор открыли пулеметный и ружейный огонь. Несмотря на пасмурную ночь, один за одним падали бойцы, цепь залегла. Иваненко не изменяя своего плана, подал команду приготовиться к атаке, но в этот момент его голос оборвался. Разрывная пуля выше голени раздробила ему ногу. Я пытался в нему подползти, но пулеметная оче­редь не давала возможности оказать ему помощь. Около двух часов мы пролежали под беспрерывным обстрелом. Закоченели. Многие поознобились. Но вот грянули выстрелы, полетели гранаты с тыла. Отряд Бардакова с тыла атаковал белых. После этого белые вплоть до Березова нигде не могли задержаться». Через несколько дней отряды красногвардейцев и партизан вступили без боя в Березово.

Зато к Уралу от Березова операция уперлась в точку — в 500 километрах от Березова, в Саранпауле, почти у самого подножья Урала. Лепехин с отрядом 200 человек при 2 пулеметах наскочил на сильный отряд печорцев Чайковского и отступивших сюда частей Туркова и Лушникова с 22 пулеметами в гнездах, гранатометателями и целой стеной проволочных заграждений, вынесенных за 1 км. вперед вырубленного леса. Немудрено, что Лепехин отскочил от Саранпауля, как ошпаренный, в Березово пригнал туча-тучей.

Бить белых можно только пушкой, а где ее взять и как доставить за 1800 километров от железной дороги? Наши части решили взять белых хитростью и заставить их сдаться без боя. Командование в Березово составило следующий план: «Нужно сейчас же забрать хотя бы трех самых именитых купцов Березово, семьи взять заложниками, а купцов послать в Саранпауль с предложением белым сдаться. Взять заложников из се­мей, члены которых бежали с отрядом Туркова. Конечно, белые не сдадут­ся. Но у купцов там много родных и знакомых не особых любителей дра­ки. Так вот нужно сделать так, чтобы купцы, миновав все посты и заста­вы, въехали в село. Их безусловно сразу окружит солдатня, и до тех пор, пока их не потащат в штаб, они должны рассовать письма в надеж­ные руки, одновременно секретно были посланы листовки с обращением к солдатам Туркова + сдаться. Эти обращения сыграли большую роль. Купцам было наказано, что если они не выполнят наказа, будут расстре­ляны».

Подготовка этого дела была закончена в один день, и ночью насмерть перепуганные березовские купцы были снабжены пачкой писем и посла­ны в Саранпауль. Вслед за ними выехал ближе к фронту Лепехин. Эффект получился сногсшибательный. Купцы, знающие великолепно места, имеющие широкие связи с местным населением, обошли все посты и въехали сразу в середину села. Письма рассовали сразу и бросили по-зырянски местным жителям несколько полезных советов. В общем, пока узнали офицеры об их приезде, пока им завязывали глаза и повели в штаб, они сделали все, что им было наказано. Груды писем родных и зна­комых усилили впечатление, произведенное березовскими купцами, мно­гим отрыли глаза на действительность. Началось шушукание группи­ровки, в штабе тем временем шел допрос парламентеров, последние под­робно информировали белых о победах Красной Армии. Сразу же после заседания штаба купцам завязали глаза и отправили обратно. Оставшиеся офи­церы под давлением солдатской массы пошли на уступки и выслали пар­ламентеров Лепехину с требованием гарантировать им жизнь за сдачу отряда, вооружения и громадной массы разных запасов. Лепехин немед­ленно согласился на их требование и просимую письменную гарантию выслал.

Между тем на практике оказалось, что сдать отряд Лепехину не так просто: против сдачи отряда энергично протестовали печорцы, которых было немало в саранпаульском отряде. Подготовив тобольские части, готовые сдаться, Турков распорядился созвать общее собрание всего отря­да. Во время обсуждения вопроса о сдаче выделенными надежными сол­датами занял помещение с винтовками и вооружил их до зубов. Когда печорцы, возмущенные желанием отряда и командования сдаться красным, бросились к оружию, их встретили штыки охраны. Снабдив печорцев продовольствием, Турков отпустил их домой, за Урал, а сам вскоре был арестован и связан своими же солдатами, которые зая­вили, что воевать с красными не желают.

К этому времени отряд Лепехина, вместе с партизанами обложили Саранпауль, но предполагаемого боя не последовало: солдаты турковского отряда сами выходили из укрепления и сдавали оружие. Ликвидацией саранпаульского отряда заканчивается эпопея Гражданской войны на территории бывшей Тобольской губернии.

 

Борьба за укрепление советской власти на севере в 1921 г.

В феврале 1921 г. врагам удалось спровоцировать часть крестьян на­шего Севера на кулацко-эсеровское восстание под лозунгом: «За Советы, без коммунистов!». Центром восстания был Тобольск и прилегающие к нему районы. Восстание быстро охватило районы Обского Севера, часть районов Омской и Тюменской областей. Советы фактически были ликвидированы. Назначены были старосты и коменданты из купечества и кулаков. Началась зверская расправа с коммунистами. Не оставляли в живых и даже сочувствующих им. Так, в одном только Белогорье бандиты расстреляли и утопили 8 че­ловек.

В Сосновых юртах был пойман и расстрелян бывший политссыльный талантливый организатор Советской власти тов. Сенькин.

В Самаровом расстреляли комсомольца Лосева, в Реполово Павлова За­хара, Калашникова и др.

В Зенковом был перебит целый взвод красноармейцев, перебрасывающихся из Сургута. Этот отряд был сформирован из сургутских коммунистов и направлен на помощь Березовскому отряду для подавления восстания. Формирование этих отря­дов в Сургуте происходило под руководством сургутского уездного воен­кома в лице Антонина Петровича Зырянова — бывшего командира пар­тизанского отряда в 1919 г., впоследствии погибшего в феврале 1921 г. в бою с бандитами под Нижне-Вартовском.

Решающую роль в разгроме мятежников сыграли отряды красных бойцов, сформированные в Верхотурье и Тюмени (Абрамова и Лопарева). Оба отряда с ними вышли в верховье Конды в районе Шаима. Один из отрядов пошел вниз по Конде на Нахрачи, а другой, взвалив на свои плечи боеприпасы и продовольствие, начал труднопроходимый лыжный переход через болота и горы из Шаима на Кеушки.

В конце марта 1921 г. отряд вышел в низовья Оби в районе Кеушек, Штаб лыжников находился в Самаровом. Узнав о появлении красного отряда, главарь мятежников Слинкин, принимает меры его ликвидации. Он шлет ультиматум красным бойцам, грозит стереть их в порошок, устраивает засаду, делает попытку уничтожить отряд красноармейцев в открытом бою под деревней Лорба в двадцатых числах апреля 1921 г.

После ожесточенного боя с бандитами особого назначения отряд сумел вырваться из Лорбы и по Ендырской протоке двинулся через Кальманово — Ягурьях — Востыхой — Матку на Белогорье. Красноармейцы подо­шли к Белогорью тогда, когда бандиты проводили собрание. Длинная пулеметная очередь оборвала собрание.

1 мая 1921 года красный отряд занял Белогорье. По Оби шел сплошной лед. По берегам были нагромождены горы льда. Но Иртыш уже очистился ото льда. Красноармейцы послали в Самарово разведку через Березовскую протоку из местных жителей. Вслед за раз­ведкой двинулся весь отряд.

Командир одного из взводов этого отряда т. Скосырев повествует:

«Утром, на рассвете, перевалив Иртыш у устья Малой Невлевой, отряд с ходу заскочил в гору. Самаровская рота, заранее сагитированная, снялась с заставы и без единого выстрела стала отходить к Самарову. Руководители бандитов и их приспешники в это время пьянствовали в селе.

Отряд красных разделился на 2 части. Одна группа пошла в обход на верхний конец Самарово и вышла логами на территорию нынешнего кон­сервного комбината. Вторая группа прошла логом — ныне улица Б. Логовая, — и вышла против средней школы № 2 и клуба рыбников. Бандиты продолжали пьянствовать. Слышны были звуки гармошки и пьяные песни. Длинная пулеметная очередь пулеметчика Мухина по штабу мятежников известила начало их конца.

В то же время по сигналу ракеты обходная группа открыла огонь на верхнем конце села. Самаровская рота, находящаяся в это время на нижнем конце села, тоже открыла огонь по пьяным бандитам.

Бандиты бросились к Иртышу и на лодках начали убегать за Иртыш. 2 мая 1921 г. Самарово было освобождено. Но снизу на Самарово двигался бандитский отряд под руководством Сватыша (адъю­тант чешского генерала Гайды) численностью в 180 человек. К нему же присоединились и уцелевшие остатки Самаровского гарнизона.

Когда Сватыш со своим преступный сбродом подошел к Самарову, 4 мая 1921 г. он был встречен плотным огнем и, несмотря на большое численное превосходство, был разбит. Через неделю, 11 мая 1921 г. в Самарово прибыл одетый в броню па­роход «Мария». На нем прибыл насидевшийся в Демьянске отряд Абра­мова и еще два батальона красноармейцев».

 

Филатов Михаил Матвеевич — в 1921 году член штаба военно-революционных от­рядов по борьбе с бандитизмом

Конец колчаковщины

В декабре 1919 года, после разгрома у ю. Новеньких, белые, избегая боев, отходили на север. Через несколько дней красноармейский отряд Лепехина и присоединившие­ся к нему партизаны Лопарева заняли Березово. После трехдневного пребывания в Березове, закрепившись и организовав здесь Советскую власть, часть отряда ушла на Север, но основные силы колчаковцев, отряд Туркова, отсту­пили на запад от Березова, в Саранпауль, где соедини­лись с печорцами Чайковского.

Саранпауль был хорошо укреплен проволочными за­граждениями, белые имели 12 пулеметов в гнездах и гранатометатели, запас продовольствия и боеприпасов.

Командование Северного экспедиционного отряда по­нимало, что, штурмуя Саранпауль, отряд понесет боль­шие потери, и выбрало другой путь. В Березове были взяты заложниками родственники колчаковцев, местное купечество, а в Са­ранпауль послали несколько купцов-парламентеров с письмом из нашего отряда. В этом письме колчаковцам предлагалось сдаться без пролития крови: в противном случае заложники будут расстреляны. Под давлением солдатской массы колчаковское командование согласилось на переговоры и просило выслать к ним пар­ламентеров. Печорцы же, не желавшие вести переговоры, ушли за Урал.

В группу парламентеров было назначено 5 человек: я, начальник пулеметной команды и три красноармейца. От­правились на трех нартах с двумя проводниками-зыря­нами. Вслед за нами двинулся к Саранпаулю и Север­ный экспедиционный отряд.

Километрах в пяти от села мы встретили колчаковскую сторожевую заставу. Нам завязали платками глаза, на каждую нарту село по солдату, и мы двинулись к Саранпаулю.

Наконец нарты остановились, нам развязали глаза, и я увидел, что находился в центре села у большого пяти­стенного дома. Через маленькую полутемную прихожую прошли в просторную ком­нату. За столом два или три офицера, двое стоят у окна. Чувствуется, что нас ждали: все в полной форме, в погонах, с наганами и шашками.

При нашем появлении из-за стола поднялся высокий худой блондин, лет тридцати, с гладко зачесанными на прямой пробор волосами, предложил нам сесть. Как оказалось впоследствии, это был Турков.

Сообщив о состоянии Красной Армии и ее победах, объ­яснили белогвардейцам безвыходность их положения, и передали предложение Лепехина: всем солдатам и офицерам сдать ору­жие мирным путем, после чего им гарантируется сохране­ние жизни. Часть офицеров во главе с Турковым была против заключения договора, другие — среди них Булат­ников и Литвинов — колебались.

Воспользовавшись тем, что беседа велась всеми участниками делегации, я незаметно вышел из комнаты. Быстро перейдя улицу, очутился в крестьянской избе, переделанной под казарму: вдоль стен — широкие деревянные нары, на них сидят и лежат солдаты. Чтобы меня было лучше видно и слышно, влез на табуретку и обратился к солдатам. Сообщил о положении колчаковской армии и что офицеры отряда не соглаша­ются на наши условия. Но говорить долго не пришлось: солдат, посланный офицерами, обнаружившими исчезновение парламентера, предложил мне немедленно оставить казарму и явиться в штаб.

Пришлось подчиниться. Часть солдат пошли вместе со мной. Они установили охра­ну, оцепили помещение штаба и стали требовать заклю­чения соглашения. Видя безвыходность своего положения, офицеры пошли на уступки. Переговоры длились всю ночь, а наутро на­чальник пулеметной команды стал принимать оружие: 12 пулеметов системы Максима и Кольта, 250 русских трех­линейных винтовок, 50 тысяч патронов, гранаты.

О заключении соглашения не­медленно сообщили в отряд Лепехину, находившемуся и 7-8 км от Саранпауля. Северный экспедиционный отряд вошел в село. Арестованных офицеров посадили в отдельное помещение под охрану; солдат, чьи года находились в Красной Армии, объявили мобилизованными, а стариков отпустили по домам.

Ликвидацией Саранпаульской группировки в конце ян­варя 1920 г. закончилось освобождение нашего Севера от колчаковцев.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика