Поимейте советь, господа!

Как суд Пыть-Яха разрешил «посылать по матушке».

Спасибо тебе, пыть-яхская Фемида! Давно я не хохотал столь искренне, как прошлым вечером над одним из приговоров местного суда. Очень уж забавно смотрятся попытки доморощенных юристов уложить понятия «честь» и «достоинство» в прокрустово ложе закона (по крайней мере, в их понимании). Выглядят эти попытки точно также, как забойщик скота на съезде «Гринпис» или борец сумо в детской песочнице. Оно и понятно: судить изобличенного карманника или взяточника легко. Правильно квалифицировать действия, затрагивающие категорию морали и нравственности, неизмеримо сложнее. А что в итоге? В итоге получается сплошной анекдот…

В феврале нынешнего года в изоляторе временного содержания славного города Пыть-Яха пребывал некий гражданин, назовем его Воеводиным. За что он там содержался — не суть важно, не о тех его прегрешениях пойдет речь. Повествование наше начнется с того момента, когда Воеводина завели в одну из комнат для свидания с матерью. При этой трогательной сцене в помещении присутствовал еще один человек — конвоир Тихонов (фамилия изменена).

В момент воссоединения семья Воеводиных не церемонилась в проявлении чувств, и воздух то и дело оглашался «грубой нецензурной бранью». Когда милиционеру надоело слушать мат, он попросту прервал свидание и вывел женщину из комнаты. И в ту же минуту узнал о себе много нового. По словам Тихонова, задержанный назвал его «уродом» и «дебилом», один из свидетелей запомнил слова «лох» и «чмо». И все как один четко расслышали, что Воеводин «послал» сотрудника милиции. В смысле — на те самые три сакраментальные буквы.

Теперь давайте на минутку прервемся, воскурим фимиам отечественным правоохранительным органам и пропоем осанну югорской милиции. По всем канонам обывательских «ужастиков» после такого унижения злой милиционер должен схватить резиновый «демократизатор» и отбить у несчастного почки, зубы и всякое желание оскорблять представителя органов внутренних дел. Но вместо этого он всего лишь… подал в суд на своего обидчика. И попробуйте после этого заикнуться о произволе в системе МВД!

Уголовная составляющая данного дела нам известна, теперь давайте перейдем к лингвистическому компоненту. И он будет не менее увлекательным — уж поверьте. Мировой судья О. Беляева добросовестно попыталась разобраться в законах морали и русской ненормативной лексики. И пришла к поразительным выводам. Давайте их процитируем (сохранена орфография оригинала):

«Установлен факт выражения Воеводиным словами в неприличной форме, однако данное выражение «послан на…» суд не расценивает как оскорбление, так как в нем не содержится отрицательной оценки личности потерпевшего, которая подрывает его престиж в глазах окружающих, как представителя власти, и наносит ущерб уважению к представителю власти при исполнении своих должностных обязанностей».

Заявив подобное, судья оправдала Воеводина за отсутствием в его деянии состава преступления… Не согласившись с приговором, представитель прокуратуры обратился с апелляцией в Пыть-Яхский городской суд. Новый вердикт вынес судья В. Петухов. Мне не хочется пересказывать его выводы, ими надо лично наслаждаться, упиваться и вдохновляться. Стилистика, орфография и пунктуация сохранена полностью:

«Мировой судья дал верную оценку показаниям потерпевшего и свидетелей, поскольку показания потерпевшего противоречивы, так в судебном заседании он показывал, что подсудимый Воеводин послал его на…, после оглашения его показаний, из которых следует, что Воеводин послал его на… и назвал морально опущенным человеком, отвечая на вопросы прокурора, показал, что он под морально опущенным человеком понимает значение слов урод, дебил, недоразвитый, но указанное понимание является пониманием именно потерпевшего, подсудимый же не назвал потерпевшего ни уродом, ни дебилом, ни недоразвитым человеком, что подтверждается показаниями свидетелей… подсудимый называл Тихонова словом «чмо», однако, потерпевший не показывает, что подсудимый называл его именно таким словом… следует считать установленным факт того, что подсудимый послал потерпевшего на… Вольный же перевод государственным обвинителем слова «чмо» по его аббревиатуре: человек морально опущенный, является вольным переводом именно государственного обвинителя, таким же образом слово «чмо», исходя из логики государственного обвинителя, можно расшифровать как человек материально обеспеченный или человек мирового общества, кроме того, что подсудимый называл потерпевшего таким словом».

Уф-ф! Такие тексты неплохо давать ученикам пятого класса на проверку — тогда удалось бы избежать доброй половины содержащихся в нем ошибок. Но не это главное.

Хочется пожать руку пыть-яхской Фемиде. До таких высот демократии и свободы, по-моему, еще не добирались ее коллеги из других городов. Вы только вдумайтесь: пыть-яхский суд практически разрешил обращаться к представителям государственной власти со словами «лох» и «чмо», и отправлять их куда подальше. И ничего вам за это (по крайней мере в Пыть-Яхе) не будет. Интересно, следует ли из всего этого, что столь же терпимыми будут и сами судьи, если на заседании их открыто и публично послать на три заветные буквы?

Впрочем, далеко не все судьи разделяют подобную точку зрения. Коллегия по уголовным делам окружного суда в своем кассационном определении отменила предыдущий приговор и направила дело на новое рассмотрение. На сей раз суд нашел подтвержденной вину Воеводина, квалифицировав его действия как оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме: «Воеводин выразился нецензурной бранью в адрес Тихонова, и таким образом унизил его честь и достоинство. Нецензурная брань сама по себе содержит неприличную форму».

Послесловие

Через неделю после опубликования статьи в редакцию пришло письмо от В.В. Петухова, судьи Пыть-Яхского горсуда:

«Г-н Рябов, в своей статье Вы говорите о том, что суд Пять-Яха разрешает «посылать по матушке» представителей власти, говорите о моей неграмотности.

Мне понятны Ваши эмоции, однако полагаю, что Вы излагаете события так, как нравится Вам, моя же позиция основана на нормах УПК, а именно ст. ст. 87, 88 УПК РФ, обязывающих суд производить проверку доказательств, давать им оценку.

Так вот, в судебном заседании было установлено, что гр-н Воеводин не называл представителя власти словами чмо, лох, так же было достоверно установлено, что он послал представителя власти на мужской половой член.

Абсолютно с Вами согласен, что это не допустимо, однако я обязан знать, что понимается под преступлением (ст. 14 УПК РФ), а что понимается административным правонарушением (ст. 2.1 КоАП РФ). Понятие оскорбление, в его юридическом значении, изложено в ст. 130 УК РФ – оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. В разъяснениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.09.1979 г. № 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч.1 130 и 131 УК РСФСР» указано, что оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство.

Согласен с Вами, что «посыл по матушке» унижает честь и достоинство представителя власти, но вряд ли содержит в себе отрицательную оценку личности представителя власти, вместе с тем полагаю, что Вы, как человек, хорошо знающий орфографию, можете истолковать указанное Постановление Пленума Верховного Суда РФ по своему усмотрению, я же сделать этого не мог.

Считаю, что представитель власти мог бы защитить свою честь и достоинство, но не резиновым «демократизатором», а в порядке предусмотренным ГК и ГПК РФ. Мое же убеждение заключается в том, что в действиях Воеводина имеются признаки административного правонарушения, но не преступления».

Без комментариев…

2004

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика