Востыхой

Источник. Фото

Точную дату образования юрт Вастыхоевских выявить не удалось. Известно, что существовали они еще раньше, согласно третьей ревизии 1763 г. Таким образом, можно предположить, что данный населенный пункт был образован еще до 1763 г. В ревизских сказках Березовского уезда в 1782 г. (4-я ревизия), значатся юрты Вастыховския.

В Список населенных мест Тобольской губернии за 1868-69 гг. и за 1903 г. входят юрты Вастыхоевския (Востыховския). Относились они к Котской инородной волости Березовского уезда, проживали в них крещеные остяки.

На 1868 г. в указанных юртах значилось 13 семей: 11 мужчин и 12 женщин. На 1903 г. – имеются 4 двора, в которых проживают 8 мужчин и 7 женщин.

По данным переписи 1926 года числится Вастыхой (-хоевские юрты) д., Троицкого сельсовета с числом 16 хозяйств. Численность населения составляла 59 чел. Из них мужского – 32, женского пола – 27 чел. Преобладающее население по национальности – русские – 42 чел., остяки – 17 чел.

Водный источник – пр. Горная. Основной способ местного сообщения летом – лодки. Зимой – лошади.

Расстояние до ближайшего сельсовета, пристани,  школы, почты, фактории (с. Троицкое), составляло 55 (40) км. Расстояние до ближайшего райисполкома, врачебного пункта, ветеринарного пункта, телеграфа (с. Самарово), составляло – 105 (82) км.

В документах государственного архива Югры дана краткая характеристика Самаровского района, Остяко-Вогульского округа за  1928-1929 гг. Согласно им, следует: «Востыхоевское одно селение юр. Востыхоевских. Хозяйств – 18, едоков – 92».

Согласно Протоколу заседания исполкома окружного Совета № 6 от 14 марта 1944 г., в деревне Востыхой Троицкого сельского совета колхозу присвоили название «Голос рыбака».

В 1950-х годах началось укрупнение колхозов. В Самаровском районе, в числе прочих, в 1952 г. подлежали укрупнению – 3 рыболовецких колхоза: «Голос рыбака» деревни Востыхой, «Новый быт» (Ягурьях) и им. Чкалова (д. Матка). Хозяйственный центр определили в рыбартели «Голос рыбака» д. Востыхой. Расстояние от Востыхоя до Ягурьяха составляло 17 км, от Востыхоя до Матки – 20 км.

Необходимость объединения рыболовецких артелей Востыхой, Ягурьях и Матка окружные власти объясняли тем, что рыболовецкая артель «Голос рыбака» д. Востыхой была расположена на коренном берегу, не затопляемом в большие паводковые воды. Пастбищные угодья и сенокосы расположены рядом, рядом же расположены и рыболовные угодья, что имеет перспективы дальнейшего развития общественного животноводства и рыболовства. Но в силу того, что в колхозе недостаточно рабочей силы, имеющиеся возможности полностью не используются.

Расположенные рядом с рыбартелью «Голос рыбака» рыбартели «Новый быт» и им. Чкалова имеют богатые рыболовные угодья, но они также не используются ими в полной мере, также вследствие недостатка рабочей силы.

Ожидалось, что объединение указанных колхозов позволит внедрить значительную механизацию в животноводство и рыбодобычу, высвободит много рабочей силы от сокращения однородных должностей, которая может быть использована на строительстве животноводческих и бытовых помещений. Отмечалось, что основным направлением укрупняемой артели будет рыболовство.

10 февраля 1972 г. Тюменским облисполкомом было вынесено решение № 68 «Об административно-территориальных изменениях в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком национальных округах и Ялуторовском районе». Пункт 8 этого решения гласил: «Исключить из учетных данных области населенные пункты, прекратившие свое существование в связи с выездом из них населения». В числе нескольких населенных пунктов Самаровского района прекратила свое существование и деревня Востыхой.

Воспоминания Калиты Альбины Ивановны:

Родилась я в деревне Востыхой, уже больше сорока лет нет такой деревни, но мне кажется, что она все еще жива в моей памяти и памяти тех людей, что родились и жили в ней.

В школу я пошла в 1962 г. В классе было четыре человека, а вся школа занимала одну комнату. Учились мы в две смены, урок проходил одновременно у двух классов: 1 и 3 класс, 2 и 4 класс. Всего учеников было человек пятнадцать. Первая учительница – моя тетя Аксенова Валентина Георгиевна. Наш класс – первые ее ученики.

В деревне был магазин, хлеб пекли моя бабушка и мама. С детства помню запах свежего хлеба. Забегаешь с улицы домой, а дома такой аромат! Особенно мне нравились хрустящие корочки, что иногда оставались в формах.

Летом такое раздолье для детворы, речка рядом, вода в ней прогревалась у берега, как парное молоко, берег песчаный, много ягод: земляники, княженики, костяники, малины.

Одно плохо – комаров несметное количество. Мы носили накомарники, спали в пологах, жгли дымокуры.

А какой воздух чистый! Вокруг деревни стоят могучие кедры. Когда поспевал орех, назначали дату и начинали собирать. Сырыми шишки никто даже и не думал сбивать. В сентябре, когда поспевала брусника, население всей деревни ездило на остров Туман, что в нескольких километрах от деревни. Садились в лодки, но моторов было мало, поэтому, в основном на гребях ехали. На острове расходились по лесу, а к вечеру с полными коробами и ведрами, уставшие, но довольные, ехали домой.

Один, иногда два раза в месяц привозили киноустановку и показывали фильмы. Все от мала до велика были в клубе. Если не хватало мест, несли свои табуретки – всем хотелось посмотреть кино. Перед фильмом обязательно показывали киножурнал об успехах и достижениях советского народа или киножурнал «Фитиль». После просмотра долгое время мы, подростки, да и взрослые обсуждали увиденное, многое поражало нас.

Никогда не забуду какую радость испытали все односельчане, когда в деревне построили маленькую электростанцию и появился электрический свет – это было чудо для нас.

Детей в деревне было много, семьи были в основном многодетные: Исаевы, Слинкины, Тарабаевы, Толстогузовы, Захаровы, Пуртовы. Дети летом наравне со взрослыми были и на покосе, и на рыбалке, и за ягодами, но оставалось время и на отдых. Любимой игрой у детворы была  лапта, играли с большим удовольствием. Вечерами сидели у костра и слушали разные истории иногда такие страшные, что боялись до дома бежать.

Взрослое население трудились как в колхозе, так и дома. Каждая семья держала много домашнего скота, садили картошку, даже садили рожь. В деревне были построены колхозные дворы, где держали скотину, было гумно, амбары, молочная ферма, которую называли «молоканка».

Но после череды преобразований: в 1938 г. колхоз «Красный Урал», позднее переименован имени «19 партсъезда», рыбартель «Голос рыбака», в 1957 г.  рыбартель имени «Чкалова», затем участок Сеульского коопзверопромхоза, все хозяйство пришло в упадок. Оставался еще рыбоучасток, куда бригада рыбаков и любой деревенский житель могли сдавать пойманную рыбу, но и его после посчитали ненужным.

Так в трудах и заботах продолжалась жизнь в деревне, пока не приехал очередной уполномоченный и не сообщил, что есть такое постановление о ликвидации неперспективных деревень, и наша деревня в их числе. Было столько переживаний, опять надо было уезжать с насиженных мест. В деревне жило много семей спецпереселенцев, у которых все отобрали на родине. Здесь они обосновались, трудились, строили, но что делать, надо опять начинать все сначала. Потихоньку народ стал разъезжаться в разные села, так и осталась деревня брошена.

Будучи взрослой, я выяснила по архивным данным, что юрты Вастыховския существовали еще до 1763 г. и относились к Котской инородной волости Березовского уезда Тобольской губернии.

Уже в 1858 г. в них проживало 18 семей: крещенные остяки Однохоловы, Курманчины, Мазаевы, Гришкины, Кутлины, Васильевы, Вогулковы, Чачиговы. Были и некрещеные остяки.

Деревня жила три столетия, может и больше, но вдруг оказалась ненужной. Одно радует, что Слинкин Сергей, его дед и отец, бывшие жители Востыхоя, организовали общину коренных и малочисленных народов Севера «Востыхой», и теперь название замечательной деревеньки живет уже в новом качестве.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика