О любви к нашему краю

Н. Вигилянский, фото Олега Холодилова

«Сталинская трибуна», 28.11.1945

Иногда слышишь разговоры: «Что тут, на Севере может быть хорошего?.. Дожди, ветры, морозы, комары… То ли дело в больших городах — театры, концерты, разнообразное общество… Асфальтовые тротуары. Не надо лазить по сугробам, надевать на себя шкуры из многих разных зверей. А условия работы, разве можно сравнить? Там все налажено, организовано, а тут, извольте, и то и другое начинай сначала!.. То, что в Ленинграде, под Москвой, много лот назад стало привычкой, тут, на Севере приходится еще только внедряй. Ах, Москва!.. Ах, Омск!.. Нет, если даже не в крупный центр, я мечтаю уехать хотя бы куда-нибудь на Украину. Там, все-таки, тепло, фрукты…»

Попадет такой человек па Украину, в Москву, в Омск и через месяц захнычет: «Ах, жара!.. Ах, пыль!.. Голова болит от шума, о г запаха выхлопных газов. Знаете, приходится ездить на работу двумя трамваями. Вчера так прижали при посадке, отдавили ногу, и пуговица оторвалась, и всю дорогу пришлось стоять…»

«Чистых», законченных представителей того типа чеховских нытиков, в наши дни, конечно, немного. Но настроения такие живут… Иной раз и хорошие люди, ценные работники, нет-нет, да и вздохнут: «Ах, Москва!.. Ах, Украина!.. Уехать бы что-ли куда-нибудь? Надоел Север!..»

А здесь, на Севере, приходилось слышать от москвичей и ленинградцев: «Я думал, Север — это тундра, бескрайная равнина, чахлый кустарник. И вот еду в первый раз из Самарово в Ханты-Мансийск и глазам своим не верю. Что это — Крым, Швейцария, Тироль? Горы, песчаное шоссе, мягкая зелень, яркие краски, широченный водный простор… Нет, даже не Крым, там все исхожено, заглажено, а здесь — рядом с шоссе могучие кедры, и под ними шишки с орехами, а на улицах Самарово растет земляника, а на Ханты-Мансийской горке бегают бурундуки. В Москве, бывало, месяцами, даже в мирное время, только мечтаешь: поехать бы куда-нибудь подальше — к соснам, к безупречно чистому воздуху, к широким водным просторам. А тут – только вышел на улицу, и вот она — нетронутая природа!..»

Север привлекает именно тем, что это едва початый край и многое здесь приходится начинать сначала. Здесь на каждом шагу люди делают открытия, здесь широкое поле для инициативы, богатейший материал для наблюдений и размышлений над общими законами жизни. Темпы роста страны и успехи социализма здесь особенно ощутимы. Ведь если центральная Россия за годы Сталинских пятилеток продвинулась вперед на 50-100 лет, то край ханты и манси шагнул за это же время как бы лет на 300! Какое поле для творческих усилий! Люди самых небольших специальностей — учителя начальных школ, фельдшера, продавцы рыбкоопов становятся здесь смелыми преобразователями…

В дни юбилея округа следует рассказать о некоторых патриотах Севера. Эго не обязательно местные уроженцы, очень часто это люди приехавшие, из теплых краев и больших городов, люди, которым может — быть было и непривычно и страшновато здесь вначале, но которые сжились с краем и полюбили его. Что же они нашли здесь? Что нашла здесь, например, директор Ханты-Мансийского опорного пункта Ариадна Николаевна Голяновская?

Обращаюсь к юным читателям — ученикам средней школы, педагогического училища, колхозной, фельдшерской, кооперативной школ, к молодежи, непомнящей далекую историю края. Представьте себе дореволюционный Север, окутанный страшными легендами. «Это дикая, проклятая земля, там восемь месяцев зимы, там часто и в июне идет снег! Где же там вырасти хлебам, где же там выжить породистомv скоту?!.. Если не завезти за тысячи километров. из Омска, сгущеного картофеля и сушеного молока, люди там погибнут от цинги». Так говорили и думали о нашем крае еще совсем недавно.

И вот, вы приходите в этот темный, заколдованный лес и широко поставленными опытами, научными наблюдениями доказываете -здесь могут прекрасно расти не только картофель, но и пшеница, сахарная свекла, даже мак, даже кок-сагыз, а на сочных пастбищах округа можно выращивать миллионы голов породистого скота!

О ваших открытиях идут отчеты, летят телеграммы, радиограммы в Москву, в Ленинград… Вы даете новые надежды населению огромного округа, равного по территории Великобритании, Бельгии, Голландии н Данни, вместе взятым. Та же радость и свежесть открытия, что у Колумба, Магеллана, Васко-да-Гама!

Но великие путешественники только открыли и описали новые земли. А советские научные работники полярного земледелия не только открывают, они широко внедряют в жизнь каждое свое открытие, немедленно ставят науку в помощь людям. Правда, при этом приходится немало и поездить верхом, и походить пешком, и нередко в бурную погоду, переваливать в лодочке Иртыш. Однако, представьте себе вы приехали на Север пятнадцать лет назад, увидели только рыбаков и кое-где узенькие полоски ржи единоличных посевщиков, и кое-где беспородных коров в личном пользовании пришлого населения. И вот на ваших пазах, и при вашем участии, партия и советская власть создают за эти 15 лет более 300 колхозов, расширяют посевы округа в 15 раз, организуют сотни колхозных животноводческих ферм…

Там, где стояли одинокие чумы кочевников, где ели только рыбу, где поджаренные на папочке в пламени чувала беличьи желудки считались лакомством — там сейчас улицы новых домов, ясли, магазины, амбулатории, огороды, посевы хлебов, стада коров. Вы разводите породистый скот, выращиваете семена высокоурожайных культур, внедряете их одновременно в десятках колхозов, расположенных на берегах Иртыша и Оби. На ваших глазах и при вашем участии переделываются природа, география края, человеческие отношения, характеры людей. И все это с таким размахом, такими темпами, каких еще не бывало во всей мировой истории. Представьте себе все это, и вы поймете, за что любит Север Ариадна Николаевна Голяновская.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика