Лямина: страничка истории

Н.И. Кошкарова, д. Лямина. На фото: Низовских Леонид Георгиевич везет мешки с хлебом в школу

Дома похожи на людей. У них тоже есть Родина и у каждого – своя судьба. Их покосившиеся окна смотрят на бесконечные воды Оби, словно старые подслеповатые глаза. Много они повидали на своём веку и устали от прошлого и пережитого. Да и сами избушки уже не пригодны для жилья. Очень похожи друг на друга, старые и маленькие. Ведь они предназначались для ханты, а те привыкли к маленьким компактным жилищам вроде чума. В Ляминой эти избушки называли хантыйскими, хотя ханты здесь никогда не жили.

А история их такова. В 1930-х годах было создано село Пим как центр объединения пимских ханты. В устье речки Вачим-Ягун были построены контора колхоза, сельсовет, школа-интернат и избы для жилья. В колхоз имени Калинина были объединены родовые угодья жителей бассейна реки Пим.

Но ханты жить в селе не хотели. Всё им было чуждо в образе жизни русских. Не хотели приобщаться к осёдлому образу жизни и учить детей в школе. В лесу и на реке грамота была не нужна. Многие ханты имели оленей, и объединение оленеводов в посёлок привело к истощению ягельных пастбищ и сокращению поголовья.

Колхоз был очень бедный. Когда начался период укрупнения и объединения колхозов, властями района и округа было решено слить пимский колхоз с сельхозартелью деревни Лямина. Колхозники, конечно, были против объединения. Пришлось прибегать к помощи милиции. Начальник милиции беседовал с каждым отдельно. О чём они говорили, можно только догадываться, но ханты согласились на переезд в Лямину.

В 1957 году школу, больницу, избушки ханты раскатали на брёвна, связали в плоты и сплавили в Лямину. Там из этих и новых брёвен были построены избушки, в которых и должны были поселиться ханты. Но они таки не обжили их, а предпочли вернуться на свои угодья.

Из сплавленных брёвен была построена школа-интернат для детей ханты, где сначала учились и местные ребятишки. Все избушки были распределены между ханты, и каждая имела своего хозяина, который продолжал жить в тайге. Некоторое время избушки пустовали. Но постепенно их начали заселять жители Ляминой.

Вера Станиславовна Краваль живёт в такой избушке с 1961 года. Она вспоминает, что изредка хозяева жилища приезжали в деревню, чтобы навестить детей в интернате и посетить магазин. Жить ханты предпочитали в чумах, которые устанавливали на берегу реки. В избушках проживали учителя, которые приезжали в санаторно-лесную школу. В одной из них была расположена прачечная школы, где жила и сама прачка.

Вера Станиславовна проработала в санаторно-лесной школе 26 лет. Была истопником, поваром, ночной няней. Она часто вспоминает те времена, когда в школе учились дети ханты. В этой избушке выросла её дочь, которая работает сейчас учителем в школе-интернате. Не очень удобны были эти избушки для семейного проживания. Да и постепенно, с течением времени, они ветшали и приходили в негодность. На их месте строились новые большие дома.

Сейчас в Ляминой осталось всего три таких избушки, и живут в них только летом. Вера Станиславовна на зиму перебирается в квартиру с отоплением, из-за ветхости избушку трудно натопить в морозы. Когда-то до реки было большое расстояние, а сейчас избушки стоят почти на самом берегу. Река каждый год ломает и сносит часть берега и постепенно подбирается к постройкам.

Вот так и время безжалостно ломало судьбы людей, целых народов. И стоят по всей России эти ветхие памятники времени как напоминание о нашем прошлом. О прошлом, которое мы не должны забывать.

2002

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика