Кондинский интернационал…

Любовь Бахтина (Булашева). На фото: детсад рыбозавода, 1950

Когда я была дошкольницей, в селе Нахрачи (Кондинское) играла на улице с ребятишками разных национальностей.

В 50-е годы на маленькой улице Толстого жил ссыльный поляк Липский, который просто приходил к нам тихо почитать газеты. Напротив нашего дома жил кореец Сой-Сантин, женатый на русской. Даже когда он куда-то исчез, жену его между собой селяне называли Лидой-корейкой. Неподалеку в своем новом доме жила финка Алька Саукас с сыном. Это, наверное, с его подачи мы, играя в прятки, использовали считалку «Эката пэката чуката на. Абль фабль де мэна. Экс пэкс с пули пук. Наурт» Перевода не знаю, поэтому знаки препинания ставлю наугад.

Улочка была короткая, но на ней жили китайские мальчики Валя и Женя Па-до-бин-ы, рожденные от русской матери. Это я уже позже догадалась, как китайское имя отца стало русской фамилией. А с молдаваном Крецу я позже училась в одном классе. Он тоже жил на нашей улице.

Часто наблюдала, как на работу ехал на лошади какой-то знатный калмык. Лошадь вместо авто полагалась только высокопоставленным работникам райцентра. Понятно, что в 50-60-х годах многие уже покинули поселок, но еще встречались румынские, молдавские, немецкие, украинские фамилии.

В маленьком домике, в который мы переехали с улицы Ленина, проживали, по-видимому греки по фамилии Аклипи. Еще, помню, бригадиром грузчиков в речном порту был еврей Розен. Трудяга, он своим примером поддерживал строгую дисциплину в коллективе, а его дети в школе были примером.

Многие ссыльные со временем покинули Кондинское, а иные растворились в большой семье народов Югры…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика