Как рождался колхоз в Цингалах

На фото: Справа Воронцов Степан Петрович, с бородой его брат Ксенофонт. Цингалы. Рыболовецкая артель колхоза «Путь к социализму»

Мне хочется рассказать, как в нашем селе Цингалы организовался колхоз. Сейчас это большой колхоз «Путь к коммунизму», который имеет передовую сельскохозяй­ственную технику, а было время…

До 1929 года крестьянин работал в своем личном хо­зяйстве. Но вот коммунисты Яков Семенович Курбатов и Денис Дмитриевич Спасенников организовали трудовую артель по вылову рыбы, куда вошли также Разбойников Руф Андреевич, Белкин Илья Лаврентьевич, Куклин Ми­хаил Иосифович, Банковский Петр Кузмич, Шумилов Петр Григорьевич и ханты Исаков Николай Ефремович.

На общем собрании жителей села определили им во­доемы, и артель начала работу. Дела пошли хорошо. По нравился им артельный труд, всю рыбу сдавали в интегралсоюз, а полученные деньги делили между собой соот­ветственно количеству дней, занятых каждым на про­мысле.

В начале 1930 г. во многих селах нашего района стали организовываться сельскохозяйственные коммуны. В январе месяце приехал в с. Цингалы уполномоченный рай­кома партии товарищ Власов. Знали его в селе хорошо, помнили Павла Ефимовича как отважного и смелого борца за Советскую власть, бывшего бойца отряда П.И. Лопарева.

Власов сразу же собрал коммунистов в избе-читальне, помещавшейся во втором этаже бывшего кулацкого дома Батурина, расстрелянного за участие в кулацко-эсеровском восстании 1921 года. В первом этаже этого дома у нас был клуб. Мы решали на собрании один вопрос — об организации коммуны. Решили собрать группу бед­ноты, разъяснить ей выгоды коллективного хозяй­ства и уже после этого собирать общее собрание кре­стьян села. Когда мы вышли из маленькой комнаты заведующего избой-читальней, где проходило собрание, то увидели, что в читальном зале соб­рались крестьяне-бедняки, узнавшие о приезде Власо­ва и партийном собрании. Сразу здесь же провели собрание группы бедноты. Все они поддержали решение партийной труппы и высказались за организацию ком­муны.

Через несколько дней созвали общее собрание жителей села. Клуб был набит до отказа; пришли все, многие жен­щины привели с собой детей.

Мне, как члену сельского совета, было поручено от­крыть собрание. Как только поднялась на сцену, зал стал затихать.

— Общее гражданское собрание деревни Цингалы разрешите считать открытым. Для ведения собрания надо избрать председателя и секретаря.

Где-то в глубине зала поднимается батрак Павел Евлампиевич Медведев.

— Я, товарищи, вношу предложение — избрать Спасенникова и Разбойникова.

Пожилой крестьянин Разбойников машет руками:

— Куда меня, я неграмотный!

— Ничего, ничего, Руф Андреевич, — подбадривают его из зала, -говорить умеешь, председателем побудешь, а Денис Дмитриевич грамотный, протокол он напишет.

Проголосовали единогласно. Пришлось старику зани­мать место за столом на сцене. Д.Д. Спасенников объя­вил: «На повестке дня, граждане, один вопрос — об организации коммуны в деревне Цингалы».

Зал ответил аплодисментами. Когда успокоились, председатель собрания Разбойников дал слово П.Е. Власову.

Он вышел к обтянутой красным материалом трибуне, заговорил решительно и громко, сразу приковав к себе внимание слушателей.

— Товарищи! Настал момент, когда новая экономиче­ская политика исчерпала себя, надо переходить к новым формам работы — коллективному труду. Повсюду в нашей стране организуются коллективные хозяйства, пора и нам организовать свою коммуну!

Говорил он о преимуществах новой формы ведения хо­зяйства, о помощи, оказываемой государством колхозам. Едва кончил Власов, как посыпались вопросы:

— Как будет учитываться труд?

— На какие средства будем жить?

— Кто и где будет работать?

— Что будет обобществляться? — и много других. От­вечал Власов на каждый вопрос сразу.

После Власова выступил секретарь нашей партийной организации ханты Шатин Урван Иванович. Зачитав устав, закончил свое выступление сло­вами:

— Живем мы при Советской власти тринадцать лет, а трудимся все по-старинке. Кулакам больше свободы действий не будет, а все остальные, кто желает, могут записаться в коммуну.

Второй выступила старушка-беднячка Елена Ана­тольевна Банковская.

— Я мать восьми детей, очень трудно было мне их вос­питывать, думаю, что в новой, колхозной жизни женщинам будет много легче и работать, и детей воспитывать. Устав я слушала, подходящий. Семья как хочет, а меня запи­сывайте в коммуну!

Следом за ней записались Курбатов Я.С., Спасенников Д.Д., Лосева В.М., я, батраки-комсомольцы Александр Белов, Иван Бизин и Павел Медведев, две сестры Натальи Сивковы, Разбойников Р.А., муж Банков­ской — Петр Кузьмич, ханты Спасенникова Александра Гавриловна, Исаков Николай Ефремович, Чагоров Павел Маркелович, Салтанов Дмитрий Александрович и другие, всего записалось в коммуну сорок шесть хозяйств и пять батраков. Председателем коммуны был избран мой муж Курбатов Я.С. а членами правления Шатин, Спасенни­ков, Банковский и Банковская.

Пожилая ханты Екатерина Федоровна Мамыкаева предложила назвать коммуну «Новый народ».

Собрание кончилось далеко за полночь, а утром спе­циальная комиссия уже пошла по дворам записывать иму­щество, подлежащее обобществлению.

Надо сказать, что на первых порах сделали мы немало ошибок, например, обобществили весь скот, орудия лова, все орудия производства. Кулаки не замедлили воспользоваться нашими ошибками и развернули агитацию про­тив коммуны, действовали они, главным образом, среди женщин, в то время менее сознательных, запугивали их всякими небылицами, вроде обобществления мужей и жен.

Но колхоз не распался, его ядром были коммунисты и комсомольцы, партия помогла нам исправить недостатки, а коммуна была реорганизована в сельскохозяйственную артель «Путь к социализму».

Об авторе. СПАСЕННИКОВА Анна Дмитриевна, член КПСС с 1920 г. В 1921 г. — медсестра военно-революционного от­ряда по борьбе с бандитизмом. В 1930 г. одной из пер­вых вступила в колхоз в с. Цингалы. В 1939-46 гг. — председатель Филинского с/совета.

 

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика