Высокий Мыс: между прошлым и будущим

З.А. Ромашко, п. Высокий Мыс. На фото: Участники соревнований, организованных для детей милиционеров и сотрудников ГБ села Сургут. 1943. Фото РОМЦ Сургутский район

Исполнено всегда высоким смыслом

Всё то, что испытать пришлось сердцам:

Венчала власть крестьян с Высоким Мысом,

Ломая жизни дедам и отцам…

В.П. Замятин

Моя малая Родина – Высокий Мыс – действительно, малая: жителей всего около 400 человек. История посёлка не пишется без таких слов, как «ссылка», «спецпереселенцы», «репрессии», «кулак». Эти слова сейчас употребляются редко, а в 1930-1940-е годы были широко распространены.

Именно они лежат в основе посёлка, начиная с 1930-х годов, когда тысячи крестьянских семей, старательных земледельцев, согнали с родной земли и отправили в необжитые северные края. Северу нужны были не бездельники, а люди трудолюбивые, хозяйственные, семейные. Таких среди российского крестьянства оказалось найти нетрудно.

Теряя родных, близких, ссыльные крестьяне мало-помалу обустраивались на новых землях: строили дома, выкорчёвывали вручную леса под поля, заводили скот, даже построили клуб и школу. Их трудом изменился наш сургутский край: появились новые деревни с крепкими хозяйствами, хлебными полями, огородами, стадами и табунами. Они выделывали кожи, катали пимы, владели многими другими ремёслами.

Но вот 1937 год. Он не обошёл и Высокий Мыс. Крестьяне оказались дважды репрессированными, многие переселенцы попали в лагеря и были расстреляны, как «враги народа». По-прежнему спецпереселенцы не имели права выезда, не имели паспортов, даже на учёбу выезжали по справкам спецкомендатуры. Впору было сломиться, но выдержали, легко было озлобиться, но остались людьми. Они не роптали на советскую власть, это были люди удивительные, особого склада.

В годы Великой Отечественной войны 27 мужчин-колхозников не вернулись с фронта, ну а те, кто вернулся, увидели, что колхоз окреп. То, что совершили женщины военной поры, беспримерно. Труд их действительно был самоотверженным. Мы, дети этих людей, а нам сегодня по 60-70 лет, каждый год 30 октября собираемся, чтобы вспомнить о наших родителях, поговорить о жизни. Да… «В старости клонит поговорить о главном».

Вспоминается деревня детства. Вспоминается моя милая земная «деревня-колхозница»!

Летом мы, девчонки и мальчишки, не знали обуви. Босиком бегали по улице, к речке искупаться, ждали на берегу пароходы. Это о нас слова, написанные нашим земляком Валентином Петровичем Замятиным:

О, как мы ждали первый пароход!

Мы вглядывались вдаль до помраченья.

Он к нам являлся сказочным виденьем.

И вот деревня вся на берегу.

Ревёт гудок, прерывистый и близкий,

И пароход, споткнувшись на илу,

С колёс отряхивает радужные брызги.

Ах, как интересно было зайти на палубу парохода, пройтись по ней, посмотреться в большое зеркало, помахать стоявшим на берегу! Сколько счастья было у того, кому удавалось это!

Любили мы ходить в лес по чернику, бруснику. Посудой были не ведёрки, а чайники, корзиночки, сплетённые из кореньев. Весело нам было в лесу: аукались, кричали, смеялись. Однажды, оставив на месте свою посуду, до того добалагурились, что заблудились. Взрослые искали нас до вечера, свои чайники и корзиночки мы не нашли, так и вернулись ни с чем. Зато при бусах – сделали их из шиповника.

Зимой мы тоже не скучали: катались на самодельных санках, и лыжи у нас были тоже самодельные. Тогда и одевались мы не из магазина, мамы шили нам и платья, и пальто, а валенки – пимы нам катали в нашей пимокатной. Они были такие хорошие, мягкие, с каким-то родным, приятным запахом.

И опять вспоминаю лето: как любили полакомиться мы горохом, бобами, репой, конфет мы тогда не знали. Всё это было беззаботное довоенное детство.

В военные годы разом стало трудно, бедно, голодно. И опять вспоминаю пароход, отходящий от пристани с будущими фронтовиками. Вышли они все на один борт, и пароход накренился, словно прощался с жителями деревни. Отходил пароход, и ещё долго была слышна суровая мужская песня, а на берегу стоял женский плач. Потом с фронта пошли похоронки… И снова плач.

В День Победы на торжествах мы чтим и вспоминаем и тех, кто погиб, и тех, кто дожил до сегодняшнего дня. У памятника «Борцам за свободу в Тундрино» односельчане не только поминают погибших за счастье людей, но и дают клятву быть достойными их.

Всё выдержала моя деревня в военную пору. А после?.. Каких только реформ ни пережила она. Взлёт, упадок, соединение, разъединение, приватизация… Но выкарабкалась.

В этом заслуга людей беспокойных, привыкших всей своей жизнью делать добро, взваливших на себя тяжесть новых хозяйственных забот. Главное – земля стала востребованной. Посёлок начал хорошеть, обнесли палисадники штакетником, забетонировали дороги… У каждого дома и во дворе – цветы, цветы. Весной только и разговоров у женщин, что о семенах цветов, их посадке.

Как хорошо выглядят наши школа, детсад, библиотека, магазин, медпункт. Сегодняшний облик села, его духовное состояние – заслуга главы нашей администрации Елены Хусейновны Бжецовой и таких людей как работники педагогического коллектива нашей школы, библиотеки, клуба. Даже продавцы в нашем селе лучше, чем в других, – вежливы, обходительны. Гости увозят с собой наш хлеб, а печёт его бессменный мастер-пекарь В.А. Мохирева. И такие добрые слова я могла бы сказать о любой службе Высокого Мыса.

Прочитав эти строки, не думайте, что у нас нет проблем. Но, тем не менее, и общественность района, и мы – жители деревни называем свою территорию «территорией добра». У нас бывает много гостей. В нашу матушку-церковь Святого Пантелеймона в дни христианских праздников приезжают со всей округи. И всем мы рады.

Но, живя настоящим, думая о будущем, мы никогда не забываем тех, кто основал посёлок, кто воевал и отстоял свободу. И каждый год, 22 июня, в День Памяти и скорби идём мы на кладбище поклониться нашим сельчанам, не увидевшим новый мир. О нём они мечтали, и им мы говорим строчками нашего земляка Валентина Петровича Замятина:

Растёт посёлок, и придёт дорога,

И новый клуб уже недолго ждать.

А во дворах машин так много,

Что не сумеешь сразу сосчитать.

И Обь-река, что помнит год тридцатый,

Увидит не во сне, а наяву

Высокий Мыс – счастливый и богатый –

И улыбнётся в синюю волну.

2002 г.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика