Запретные сокровища земли Югорской

Люди с металлоискателями – кто они? Энтузиасты, собирающие крупицы истории? Вандалы, разрушающие археологические памятники? Фанаты, впустую тратящие свои деньги, силы и время? Подпольные миллионеры, наживающиеся на перепродаже национального достояния? Закрытая каста последователей Индианы Джонса и Лары Крофт?

Найти ответы на эти непростые вопросы мы попытаемся вместе с Олегом Петровичем (имя изменено), любезно согласившимся допустить постороннего в свои святая святых.

Становление

Приборный поиск в нашей стране находится под запретом. Нет, вы запросто можете купить металлоискатель и попытаться с его помощью обнаружить потерянное на пляже колечко, и вам за это ничего не будет. А вот если попутно найдете монетку дореволюционных времен, то по закону не имеете права к ней даже прикасаться – это уже культурное достояние нации и является собственностью государства.

Олег Петрович увлекся археологией с детства. Школьный учитель однажды столь увлекательно рассказал одну из страниц местной истории, что мальчик загорелся идеей найти городок легендарного князя Самара. Прихватив лопаты, вместе с приятелем отправились на Городищенский мыс и принялись в поте лица рыть плотную землю. Результатом стало лишь множество ржавых консервных банок (не случайно именно в этом месте располагалась рыбная школа Василия Земцова!) и неизлечимый вирус, подхваченный Олегом, под названием «любовь к археологии».

Позже он в одиночку принялся лазить по окрестностям Ханты-Мансийска со штыковой лопатой. Копал в приглянувшихся местах, радовался редким находкам – позеленевшим от времени гильзам, медным пуговицам и «конине» (так на сленге поисковиков называют часто встречающиеся элементы конской упряжи). Жилистый и легкий на подъем, он без устали сновал по крутым холмам, снедаемый жаждой кладоискательства.

Позже удалось купить списанный военный металлоискатель, но даже с его помощью находил в основном железный хлам.

— Металлического мусора в лесу много, постоянно звенит. Раньше ведь телевизоров не было, потому все в свободное время по лесам бродили, оставляя пустые консервные банки, пробки и т.д. Зато научился по сигналу отделять «зерна от плевел», — улыбается собеседник.

В 90-е купил более серьезный прибор – «Фишер». Чаще стали попадаться, например, монеты. А потом постепенно пошли и более серьезные находки – наконечники копий, стрел, ножи, бронзовые зеркала. С годами расширялась территория поиска, копал по всему округу и за его пределами, например, под Тобольском. Нередко встречались не только металлические предметы. Так, на Чувашском мысу, по его словам, «керамику поднимал ведрами».

Кое-что об отношениях

Тогда же впервые  рассказал о своих находках и перспективных местах археологам – не жалко, пусть кто-то изучает историю края на профессиональном уровне. Но вместо ожидаемой благодарности нарвался на негативную реакцию, доморощенного поисковика обругали и велели сдать все находки. Эта тема очень болезненна для Олега Петровича:

— Музейщики считают мои находки «вырванными из исторического контекста» и бесполезными для исторической науки. Сами они копают те археологические памятники, которые и без того давно известны. Экспедиция – дорогое удовольствие. Кстати, есть примеры, когда они искали на указанных им местах и ничего толком не нашли, а я после них поднимал там очень интересные предметы.

А вот отношение простых людей, сталкивающихся с поисковиками, в большинстве случаев позитивное.

– Чаще всего проявляют любопытство — что ищете, мол? Местные жители относятся доброжелательно, показывают перспективные места, могут подвезти, угостить, помочь.

Вот и они — находки

Каждый настоящий поисковик со временем превращается в универсального профессионала, хорошо разбирающегося в вопросах истории, химии, физики, биологии и многих других наук. Мало найти артефакт, надо его правильно очистить, сохранить, классифицировать.

Сейчас Олег Петрович легко находит заброшенные и заросшие лесом городища по внешним признакам:

— Угорская цивилизация всегда распространялась по речкам, подавляющее большинство городков размещалось на высоких мысах. Со временем учишься считывать перспективные места почти с первого взгляда.

Предметы, относящиеся к Кулайской культуре, встречаются в наших местах чаще всего. Когда Олег Петрович стал выносить из своих «запасников» образцы находок, моя отвисшая челюсть укатилась куда-то под диван, а удивленные глаза переместились в район макушки.

Чего здесь только нет: покрытые благородной патиной бронзовые зеркала, чудовищного размера кованные осетровые крючки, филигранной работы женские украшения, удивительной красоты антропоморфные фигурки, острейшие – несмотря на тысячелетний возраст – наконечники стрел, сабли, кресала, элементы доспехов, перстни… И все – в прекрасном сохране.

На вопрос о самой ценной для него находке поисковик ненадолго задумывается, а потом показывает застекленный планшет с великолепной фигуркой всадника.

— Скорее всего, это Мир-Суснэ-хум, седьмой сын Нуми-Торума. Тонкая работа…

Мечта поисковика

А вот просьба рассказать о мечте заминки у собеседника не вызвала:

— Всегда хотелось поднять что-то по Гражданской войне, но, видать, не судьба. Детская мечта – найти городок князя Самара. Пытался отыскать Обской (Мансуров) городок, «кузнецовский» клад, но пока безуспешно. Впрочем, надежда всегда остается и манит. Не могу остановиться…

Тяжело поисковое увлечение. Поднимать лопатой целину в тайге – это вам не копать невесомый чернозем на грядках. Если сигнал показал что-то в корнях дерева, то порой приходится несколько часов находку выпиливать и вырубать. И хорошо, если она окажется наконечником стрелы, а не ржавым гвоздем, невесть кем и когда оброненным в звериную нору…

Впрочем, порой и животные помогают «копателям».

— Однажды наткнулся на барсучий городок на берегу ручья. Смотрю – а из воды ветка торчит, похожа на ладонь раскрытую. А посреди нее лежит бляха бронзовая. Видимо, барсук нору копал, выбрасывал все «лишнее», заодно вышвырнул и древнюю бляху, зацепившуюся за кустик…

И вообще, в жизни Олега Петровича, как настоящего поисковика со стажем, есть несколько удивительных историй с элементами мистики…

Чудеса археологические

— …Однажды на пути к Иоанно-Введенскому монастырю, что под Абалаком, я заметил, как откуда-то снизу вырывается пучок света. Подошел ближе и увидел непонятный цветок, в чаше которого сидела большая фосфоресцирующая личинка. Никогда ни прежде, ни впоследствии, ничего подобного встречать не доводилось.

…Копал как-то на одном из городских холмов. Вдруг вижу, что неподалеку стоит человек в темно-зеленом плаще с капюшоном, похож на монаха, и смотрит на меня. В голове возник голос: «Чо, копаешь? Ну, копай-копай…» И пропал…

…Высадились мы с товарищем на интересный остров посреди речки, километрах в двадцати от Ханты-Мансийска. Разошлись в разные стороны. Вдруг гляжу – идет мужичок очень маленького роста, одет как рыбак XIX века – в телогрейке, шапчонке, сапогах самодельных, в руке держит мешок, из которого торчит елочка. А сам рыжий-рыжий, прям огненный. Смотрит на меня и улыбается в тридцать два зуба. Прошел мимо – и исчез.

Поискали мы его с товарищем – никаких следов, а ведь на берегу кроме нашей лодки других не было. Предложил я тогда осмотреть то место, откуда он шел. Прозвонили и выкопали сначала пустой бронзовый котел, а потом пошли серьезные находки – браслеты, фигурки, ножики, примерно X века. Думаю, это леший нам так клад решил показать.

…Вообще, на копе всегда оставляю подношение – чаще всего сто грамм — местному хозяину, его по-разному называют: дедушка Хабар, вотчинник, земляной дедушка.

…Искали в одном примечательном месте. Звоню, а в наушниках вместо писка слышу рев медведя – раз, второй. Быстренько собрались и уехали оттуда подобру-поздорову. Ясно, что выгонял нас кто-то…

…В очередной раз приехали на давно известный и хорошо разведанный коп, а пройти к нему не можем. Деревья поваленные лежат такой плотной стеной, как будто их кто специально там наложил. Иногда место само себя защищает, закрывается от людей…

Послесловие

— И последнее что хотелось сказать, так это об отношении к находкам. Меня всегда внутренне оскорбляет высказывание некоторых людей о старых железных ржавых предметах: «барахло, хлам, шмурдяк». Если подумать, то за каждым найденным предметом стоит чья-то судьба, может, даже трагическая. Сидишь, думаешь вечером во время реставрации предмета, как выглядел этот человек в прошлом, как сложилась его жизнь. Может, он погиб от удара сабли или от стрелы, которую ты сейчас чистишь. Хочется мысленно представить ту женщину или девушку, носившую и потерявшую эту височную подвеску, которую только что выкопал. Со временем возникает большое желание узнать о том далеком времени как можно больше. Когда ничего не было того, к чему мы, современные люди, давно привыкли: ни спичек, ни интернета, ни пластиковых карт…

Такой вот он, Олег Петрович, как сам себя классифицирует — и исследователь, и коллекционер. Принципиально ничего из своих находок не продает, хочет, чтобы все осталось здесь, в округе. Всерьез задумался о дальнейшей судьбе своей замечательной коллекции, но пока не пришел к определенному решению – слишком непросто складываются отношения поисковиков с музейщиками.

А я – рад тому, что смог подержать в руках замечательные артефакты тысячелетней давности, вдохнуть запах веков, прикоснуться к Истории.

А что говорит закон?

Статья 7.15 КоАП РФ «Проведение археологических полевых работ без разрешения». Проведение археологических полевых работ без полученного в установленном порядке разрешения влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1500 до 2500 рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования. Действия, повлекшие по неосторожности повреждение или уничтожение объекта археологического наследия, влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от 15000 до 300000 рублей с конфискацией. Действия, совершенные с использованием специальных технических средств поиска, влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от 2000 до 2500 рублей с конфискацией.

Статья 243.2 УК РФ «Незаконные поиск и изъятие археологических предметов из мест залегания». Поиск и изъятие археологических предметов из мест залегания на поверхности земли, в земле или под водой, проводимые без разрешения, повлекшие повреждение или уничтожение культурного слоя, наказываются штрафом в размере до 500000 рублей либо лишением свободы на срок до 2 лет. Те же деяния, совершенные в границах территории объекта культурного наследия, наказываются штрафом в размере до 700000 рублей либо лишением свободы на срок до 4 лет. Те же деяния, совершенные с использованием специальных технических средств поиска или группой лиц по предварительному сговору, наказываются штрафом в размере до 1 миллиона рублей либо лишением свободы на срок до 6 лет.

Под культурным слоем понимается слой в земле или под водой, содержащий следы существования человека, время возникновения которых превышает 100 лет, включающий археологические предметы. Под специальными техническими средствами поиска понимаются металлоискатели, радары, магнитные приборы, позволяющие определить наличие археологических предметов в месте залегания…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2 комментария “Запретные сокровища земли Югорской”

Яндекс.Метрика