Идеологические и социально-экономические факторы крестьянской ссылки 1930-1940 гг.

Татьяна Козырева. Печатается в сокращении

Остяко-Вогульский национальный округ вошел в перечень регионов для ссылки раскулаченных крестьян. Крестьяне, причисленные к кулакам и подлежащие выселению со своих территорий, приехали в округ в начале 1930-х годов. Они были объявлены «социально вредными и опасными».

Выделялась иерархия кулаков по категориям: первая — контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний; вторая — остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полу-помещиков; третья — все остальные.

ОГПУ наметил карательные мероприятия по отношению к первой и второй категории: направить в концлагеря 60 000, выселить 150 000 кулаков в необжитые и малообжитые местности, произвести высылку с расчетом на следующие регионы: Северный край — 70 тыс. семейств, Сибирь — 50 тыс. семейств, Урал — 20-25 тыс. семейств, Казахстан — 25 тыс. семейств с «использованием высылаемых на сельскохозяйственных работах или промыслах». Постановление предусматривало принудительное выселение кулаков из важнейших хлебопроизводящих регионов.

Данный документ обозначил отправную точку выселения раскулаченных. Север Тобольского округа принял более 31 тыс. крестьянских семей (около 150 тыс. человек) с Украины, Поволжья, Урала, Сибири, из нынешних Челябинской, Тюменской, Свердлов-ской, Омской, Оренбургской, Курганской, Астраханской и других областей.

Необходимость репрессировать такое количество крестьян, по мнению органов власти, была обусловлена тем, что в деревне обострилась классовая борьба, зачинщиками которой считали кулаков. Наказание коснулось не только «контрреволюционного актива», но и середняков, изредка использовавших наемных рабочих.

Приоритетом политической стратегии была классовая борьба. Кулака объявили классовым врагом, поэтому любые беззакония по отношению к нему считались оправданными.

Более двух миллионов человек были раскулачены. Решение о том, является крестьянин кулаком или нет, и категорию, к которой будет отнесен кулак, принималось односельчанами. Комбеды представляли списки кулаков, по которым осуществлялась ссылка. Порядок высылки крестьян регламентировался инструкцией ЦИК и СНК СССР и секретным приказом ОГПУ. Тобольский округ принимал высланные крестьянские семьи с февраля по апрель 1930 г. По мнению Н.И. Загороднюк, время было выбрано так, чтобы раскулаченные успели к посевной, то есть планировалось задействование их в сельском хозяйстве. Закономерно, что постановление вышло 5 февраля 1930 г.; позже, в конце лета 1930 г определили трудовую стратегию в отношении спецпереселенцев. Рекомендовалось использовать их «на лесоразработках, на рыбных и иных промыслах». Если они не способны выполнять данные виды работ, то задействовать в сельском хозяйстве.

Термин «спецпоселки» впервые использовался в постановлении СНК РСФСР № 36 от 16 декабря 1930 г. «О трудовом устройстве кулацких семей, высланных в отдаленные местности, и о порядке организации и управления специальными поселками». Спецпоселки организуются в местностях, где ощущается недостаток в рабочей силе для лесозаготовительных работ, в разработке недр, для рыбных промыслов и т.п., а также для освоения неиспользованных земель.

ОГПУ разработало идеальный проект осуществления ссылки, который включал маршруты, график движения, станции формирования железнодорожных эшелонов, но при его реализации обнаружились непредвиденные обстоятельства. Переселенцев, направляемых на север через Тобольск, власти должны были задерживать в городе в ожидании весны и начала навигации. «Уже к 30 марта 1930 года в Тобольском изоляторе находилось 158 арестованных кулаков, отнесенных к первой категории, часть из них была расстреляна, большинство — отправлены в лагеря. На север Западной Сибири, включая Тобольский округ, были сосланы 6459 крестьянских семей второй категории (30 243 человека)». «Завозили спецпереселенцев через Тюмень, сначала в Тобольск и Уват, выполнявших роль своеобразных пересыльных пунктов. Первые депортированные прибыли в округ в июне 1930 года». Сначала 6 тыс. человек расселили в Березово, Сургуте и Самарово весной 1930 г. Затем часть прибывших оставалась на территории округа, а остальные двигалась дальше на север.

На втором этапе крестьянской ссылки 1931-1932 гг. мотивация власти изменились. Индустриализация требовала поднимать не только промышленность, но и сельское хозяйство и промыслы в регионах. Для реализации поставленных задач необходим был приток рабочей силы извне и большие капиталовложения. «На начальном этапе эту проблему государство пыталось решить путем планового переселения и привлечения временной рабочей силы из различных регионов СССР», … но эти меры не принесли «ожидаемых результатов, что во многом предопределило принудительные формы и методы переселения и трудоиспользования». Основную долю работников составляли раскулаченные крестьяне. Число высланных за 1930-1931 гг. достигло 1,8 млн кулаков.

С течением времени в качестве пополнения материальной базы колхозов имущество кулаков стало невозможно использовать, так как у них практически ничего не осталось. Поэтому на втором и третьем этапе крестьянской ссылки приоритет отдавали использованию высланных кулаков как рабочей силы. Подтверждением является решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 11 марта 1931 г. о формировании комиссии, включавшей зам. председателя СНК СССР А. Андреева (председатель), Г. Ягоду, П. Постышева. Основные задачи комиссии сводились к «наблюдению и руководству работой по выселению и расселению кулаков». Комиссия Андреева принимала заявки от хозяйственных наркоматов и ведомств на использование спецпереселенцев. Исходя из экономических запросов ведомств определяли территорию размещения спецпереселенцев, сроки и масштабы кампаний по высылке крестьянских хозяйств в 1931-1932 гг.

Ссылка раскулаченных крестьян и членов их семей была направлена на решение проблемы освоения Обь-Иртышского Севера. В 1931 г. Самаровский райисполком докладывал VI районному съезду Советов: «Раскулачено 40 хозяйств, из коих 13 возвращено обратно… Коллективизацией охвачено 24% общего числа крестьянских хозяйств».

Переселение крестьянства решало проблему подъема экономики Сибири и не являлось мерой ликвидации угрозы для существовавшего режима. Сибирь испытывала недостаток трудовых ресурсов. Правительство искало повод переселить крестьян из трудоизбыточных сельскохозяйственных регионов страны.

Семьи спецпереселенцев в Остяко-Вогульском национальном округе селили в трудноосваиваемые районы лесозаготовок или места строительства крупных промышленных объектов. Это решало проблему освоения необжитых и малообжитых районов. Спецпоселенцы были дешевой рабочей силой на тяжелых физических работах, на строительстве новых населенных пунктов. «Большая часть спецпереселенцев сосредоточилась в Самаровском (ныне Ханты-Мансийский), Березовском и Сургутском районах. В основной своей массе поселки ссыльных стояли на балансе двух крупных организаций — треста «Ураллес» и Обьтреста. Около трети спецпереселенцев (почти 7 тысяч мужчин и 2,5 тысячи женщин) были заняты на производстве, в основном лесном и рыбном хозяйствах».

Из семей спецпереселенцев, не имеющих в своем составе трудоспособных, создавались специальные колонии-поселки, а в них — неуставные промысловые и сельскохозяйственные артели. В Остяко-Вогульском национальном округе на 1 апреля 1932 г. в 56 переселенческих поселках проживало 6549 семей, или 30 243 человека из спецепереселенцев, среди них 9296 женщины, а 11 402 человека — дети до 16 лет. В 1932 г. «трудоспособное население в Самаровском районе из числа спецпереселенцев составило 28,3%».

Цель спецпереселения сформулировал 14 июля 1931 г. полномочный представитель ОГПУ по Уралу Раппопорт: политика советской власти в отношении высланных совершенно определенная: изолировать кулака из деревни, но активно задействовать его в социалистическом хозяйстве.

«В результате трех этапов крестьянской ссылки для сельскохозяйственных работ было распределено 11 400 человек. К марту 1932 г. на территории Остяко-Вогульского округа наблюдалось увеличение числа спецпереселенцев, приписанных к сельскохозяйственным колониям. Их насчитывалось 16,1 тыс. человек. Большая группа спецпереселенцев была занята на раскорчевке леса под пашню. В результате чего произошло увеличение посевных площадей и расширение состава посевов в ряде районов». На сельскохозяйственных работах спецпереселенцы использовались в Сургутском, Березовском, Кондинском, Самаровском районах. Благодаря работе переселенных площадь пашен увеличилась в 10 раз. «Доля спецпереселенцев, занятых на сельскохозяйственных работах, составляла в 1932 г. 55,5%, в 1934 г. — 57%, а в 1935 г. возросла до 59,2%. К началу 1940 г. за спецпоселками числилось 5,6 тысяч га пашни, то есть половина от общего количества земли по округу, четверть от общего поголовья крупного рогатого скота».

Таким образом, высланные в Остяко-Вогульский национальный округ кулаки являлись рабочей силой в лесных и рыбных хозяйствах, а также в сельском хозяйстве.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика