Как ковали Победу на Ханты-Мансийском рыбокомбинате

Лидия Яковлевна Спасенникова из Ханты-Мансийска проработала на местном рыбокомбинате с юности и до пенсии и, наверное, может рассказать о каждой рыбине, переработанной и поставленной на нужды фронта…

«По национальности я немка и в сентябре 1941 мою семью — маму, меня и других детей, выслали на Север, — рассказывает ветеран. — Мы попали в Ханты-Мансийск, поселились в Самарове, я устроилась на рыбокомбинат. Там пришлось много чем заниматься. Восемь зим работала на лесозаготовках — все печи тогда топили дровами, которые с пилами и топорами заготавливали рыбокомбинатовцы. Помню первый день: меня поставили в пару с Августой Ворониной, и мы смогли выполнить норму — 7 кубометров на один инструмент. И потом я ни дня не вышла из леса, не выполнив её. Работали с нами и другие девчонки — Ася Бабушкина, Тоня Копырина, — а ещё мальчишки 12-14 лет. Высланные и местные — все вместе трудились. Чурки для топки полагалось делать толщиной 5 см, в спичечный коробок — пилили их лучковой пилой».

Рыбокомбинат в военные годы держал лошадей и коров, молоком снабжали детсады, школы и столовые. Лето Лидия Яковлевна проводила на покосе, с литовкой в руках — заготовляла сено для скота. Придёт пароход с мукой или сахаром, а разгрузить некому — снова женщины и девушки мешки таскают, чтобы у транспорта не было простоя, ведь за него нужно платить.

В путину трудились в рыборазделочном цехе, в три смены, каждая длилась 10 часов, причём «смена в смену заходила», чтобы ни на минуту не приостанавливалась разделка. «Рыбы тогда было много, — вспоминает Лидия Яковлевна. — Случалось нашей бригаде перерабатывать до 30 т. одного муксуна за смену! Помню, деревянный постамент, на нём стоишь в резиновых сапогах, корыто для отходов, сзади — конвейер. В одной руке — большой нож, другая обмотана тряпкой по технике безопасности, чтобы не пораниться. В цехе холодно, рыбе ведь нельзя размораживаться.

Работали всей бригадой, как сумасшедшие, в туалет лишний раз не выходили! Норму надо было выполнять, которая по каждой рыбе была своя: например, щуки — 120 кг на человека в смену. Ноги стынут, руки стынут… Ставили вёдра с горячей водой, чтобы руки мыть и греть. Иногда в ящиках с водой ноги грели.

За смену нам платили 2,70 или 2,80 рублей, редко когда три рубля удавалось сделать. Деньги уходили в основном на еду. Нам запрещено было брать продукцию, но изредка удавалось что-то «подъесть». А ещё подспорьем были отходы производства. Жарят, к примеру, рыбу в панировке для консервов в большой ванне, а масло требуется время от времени менять. Старое, потемневшее — сливали и выписывали работникам, мы на нём готовили. На дне ванны скапливалась жареная панировка, рыбная мука, как её называли. Это тоже продавали работникам и горожанам. Мы сахарку добавляли, получалось что-то вроде паштета. На хлеб мазали и ели. После войны полегче стало — разрешили рыбьи головы забирать, они ведь тоже вкусные. Но отходы всегда в дело шли, тем более что позже завели свиней при комбинате. А рыбную муку долго ещё люди ели».

После такого тяжёлого труда, когда каждый день — рыба, рыба, рыба, да и на столе практически всегда «рыбный день», пусть и из отходов, — казалось бы, на этот продукт человек уже смотреть не мог бы. Но нет: «Люблю очень рыбу, — улыбается Лидия Яковлевна. — У меня и сейчас баночка щучьих консервов начата. Всё, что выпускалось на нашем рыбокомбинате, было очень вкусным. А наша начальник цеха, Нина Ивановна Коржановская, всегда говорила: «Моя любимая консерва — налим в масле», и угощала нас. Хорошо, если бы возобновилось в нашем городе консервное производство…»

Кстати, известный российский режиссёр Виталий Мельников, снявший фильмы «Начальник Чукотки», «Отпуск в сентябре», «Выйти замуж за капитана», «Бедный, бедный Павел», «Агитбригада «Бей врага!», — наш земляк. В военные годы он жил в с. Цингалы, что под Ханты-Мансийском. Режиссёр вспоминает, что в своё время отправился поступать в столичный вуз с аттестатом о среднем образовании, написанном на обратной стороне этикетки «Муксун в томате». Не было тогда здесь бумаги качественнее, чем эта. А приёмную комиссию киновуза документ просто ошеломил.

Справка

Конвейер Самаровского рыбокомбината был запущен в 1929 году, за год до создания Остяко-Вогульского национального округа. Через два года на предприятии работали 200 человек, через три — 500. Во время Великой Отечественной войны около 70% рыбных консервов, которые получал фронт, поступало именно с этого предприятия. За героический труд коллектив комбината, выпустивший во время войны почти 30 млн. банок консервов, получил благодарность Верховного главнокомандующего — Иосифа Сталина.

В лучшие годы консервный цех выпускал до 13 млн. банок в год, продукция продавалась не только в СССР, но и шла на экспорт в страны Европы и Азии — Францию, Польшу, Монголию.

2013

На снимке: Канашов Андрей Петрович, ветеран великой отечественной войны. Справа и слева по краям стоят Мария и Эмма Эбергардт работники Октябрьского рыбзавода

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мысль на тему “Как ковали Победу на Ханты-Мансийском рыбокомбинате”

Яндекс.Метрика