Помнит мир спасенный?

Анатолий Рябов

«Всю войну хантымансиец старший сержант Петр Максимович Токарев прошел в составе саперного мотопонтонного отдельного батальона. От Волги до Эльбы – сколько рек и речек, сколько переправ пришлось наводить саперу. И каждая оставляла свой след.

В октябре 1943 года вышли к Днепру. Крутой правый берег господствовал над местностью и представлял собой настоящую крепость. «Восточный вал» — так фашисты хвастливо называли укрепления и огромную естественную водную преграду. На весь мир кричали: русские обломают об него зубы!

Темными осенними ночами наши приступили к наведению переправы из подручных средств. В ход шло все: рыбацкие лодки, бочки, лес. Первые две попытки не принесли успеха. Противник оседлал высоты, вел минометный и артиллерийский огонь. Вода кипела от осколков снарядов, мин и бомб. Кругом бушевал свинцовый шквал, но работа не прекращалась. Лишь с третьего раза, когда удалось сосредоточить мощное прикрытие с воздуха, мост навели.

На всю жизнь врезалась в память переправа через Вислу в районе польского города Сандомир. Наши захватили небольшой пятачок земли. Круглосуточно велись упорные бои за Сандомирский плацдарм. После долгой подготовки стали наводить мост. Пробоин в понтонах – не счесть. Забивали их чем попало. То и дело приходилось бросать топор и ложиться за пулемет, чтобы рассеять при высадке пехоту противника. И так дни и ночи с боями обеспечивали переправу пехоте, артиллерии и танкам.

Незабываемая встреча с Одером. Морозным февральским утром подошли к реке. Запомнились слова замполита:

— Товарищи, перед нами граница вражеского логова. С упорными боями вы прошли последние километры Польши. Теперь мы у порога фашистской Германии.

Под покровом темноты технику переправляли на понтонном пароме. Лед, разбитый взрывами бомб и снарядов, мешал движению. Ветер гнал волну, она мешала движению воинов. А на берегу шел встречный бой. Все понимали – фашисты будут драться до последнего, попытаются остановить наступление наших войск. Но не было такой силы, чтобы сдержать всепобеждающий натиск советских воинов.

И вот долгожданное: танковая армия, в составе которой всю войну прошел Токарев, повернула на Берлин. Оставалось совсем немного, чтобы пробиться к центру города, когда радио принесло тревожную весть:

— Внимание, внимание! Говорит Прага. Русские братья, в Праге восстание! Прага в огне. Ждем помощи!

Советское командование понимало, что фашисты потопят восстание в крови. На помощь чехам была брошена танковая армия.

Танкисты без саперов – ни на шаг. На окраину Праги вышли к рассвету. От дома к дому продвигалась группа саперов из отделения Петра Максимовича. Сзади шли танки.

Неожиданно перед воинами выросли две щупленькие детские фигурки. Мальчишки лет 8 и 10 знаками показывали солдатам: надо укрыться во дворе одного из домов. Командир приказал на всякий случай прикрывать их и с одним из солдат последовал за детьми.

Во дворе встретили группу чехов. Им сообщили: «За угловым домом тщательно замаскированная засада. Берегитесь!»

— Чехи встречали нас, освободителей, исключительно тепло. Со слезами на глазах и цветами, — вспоминает ветеран, — по улицам невозможно было продвигаться. Сколько было радости!

В один из свободных дней саперы Иван Логачев, Федор Нурлин и Павел Марков разыскали своих маленьких спасителей. Воины поблагодарили ребят и сфотографировались с ними.

…До 1948 года прослужил Петр Максимович в армии. Демобилизовался, обзавелся семьей, воспитал трех детей. До выхода на пенсию работал в Ханты-Мансийском книготорге. Воин награжден тремя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и др. Много времени отдавал военно-патриотическому воспитанию подростков.

Смотрит солдат на фотографию, где воины сняты с чешскими мальчишками. Кто знает, уцелел бы он и другие наши бойцы в то далекое майское утро, если бы не они?

Несколько лет назад в нашем городе гостила группа чешских товарищей. Кто-то рассказал им о фотографии сапера. Журналист Збынек Кованда встретился с Токаревым, записал рассказ и увез фотографию с обещанием найти ребят.

А через некоторое время пришло письмо: «Дорогой Петр Максимович! Много воды утекло в Иртыше и Оби, пока мне, наконец, удалось выполнить обещанное. Высылаю нашу газету «Руде право», в которой помещены фотография и рассказ о вашем приключении в Праге.

Младший из них откликнулся сразу, на другой день. Его зовут Мирослав Водичка. Он вам непременно сам напишет. Очень обрадовался, так как хорошо запомнил вас.

Я очень рад, что все так хорошо получилось. Желаю всего наилучшего вашему великому и прекрасному краю, желаю крепкого здоровья. Прошу передать привет Ханты-Мансийску. Ваш Збынек Кованда».

В конверт был вложен номер газеты чехословацких коммунистов «Руде право» за 29 октября 1975 года. В ней – статья Кованды и фотография, на которой запечатлены четыре друга-сапера и мальчишки, один из которых Мирослав Водичка. Имя другого из них пока еще остается невыясненным.

Думается, у этой истории будет свое продолжение. Петр Максимович надеется, что его теперь уже взрослые друзья откликнутся».

«Ленинская правда», 18 января 1978 года

Послесловие. После того, как этот материал вышел в свет, в Праге я побывал в гостях у одного из «опубликованных мальчиков» — Мирослава Водички. В ту пору он возглавлял старейшее чешское туристическое агентство «Чедок».

Угощая сливовицей, он поведал свои воспоминания о той давней истории, затем, несмотря на выходной день, повел меня в свой офис, где вручил сувениры для Токарева. Часть из них Петр Максимович впоследствии передал в окружной музей.

Почему я вспомнил ту давнюю историю? Поводом послужили недавние события в Чехии, где власти демонтировали памятник спасителю Праги маршалу Коневу. Меня очень возмутил этот факт.

Припомнился такой эпизод. В поездке по Чехословакии наш туристический автобус остановился в небольшом городке у памятника, украшенного чешскими и советскими флагами, возле которого собралось множество людей. Когда местные жители узнали, что мы – русские, тут же принялись нас угощать. Оказывается, что у них День Победы отмечают не 9-го мая, а в дни освобождения от фашистской оккупации их населенных пунктов.

В Восточной Европе народ словно подменили…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика