«Бабушкин космос» Татьяны Молдановой

Фото Светланы Трифановой и из семейного архива Татьяны Молдановой

В заголовке нет ошибки. Космос – это не только межпланетное пространство с кометами и метеорами. Не меньше загадок таит сакральный мир наших предков, проникнутый удивительными тайнами и настоящими чудесами. Об этом хорошо знает этнограф, доцент Югорского государственного университета, кандидат исторических наук Татьяна Александровна Молданова.

Выбор пути

Она родилась в деревне Юильск Березовского района. Отец Александр Иванович — ханты, воевал на Ленинградском фронте, после демобилизации трудился бухгалтером в Казымском оленеводческом совхозе. Мать Надежда Карповна — русская, родом из Тобольска, после окончания ФЗУ оказалась в далеком северном поселке Нумто, работала на радиостанции. В 1957 году, после начала кампании по укрупнению населенных пунктов, семья переехала в Казым.

Выбор будущей профессии предопределили родительские гены:

— У меня папины привычки, видимо, передалась и его любовь к математике, вот меня и отдали в «пед», — признается Татьяна Александровна. – Поэтому после окончания школы в 1968 году я поступила на физико-математический факультет Ленинградского государственного педагогического института имени А.И. Герцена.

Получив диплом, Молданова успешно преподавала, работала инженером-программистом на крупном заводе в Тюмени. А в 28 лет вдруг решила резко изменить свою жизнь и возвратилась в качестве учителя в Казым.

— Я вдруг почувствовала, что нужна на своей Родине, и вернулась. Почему? Слишком много моих ровесников слишком рано ушло из жизни, я решила приехать и помочь их детям. В поселковом классе у меня оказалось двадцать учеников, из них пятеро – круглые сироты, а десять воспитывались в неполных семьях…

Татьяна Молданова на руках у матери (вторая слева)

Рождение этнографа

Огромную роль в жизни героини сыграла ее бабушка, Екатерина Максимовна Вандымова:

— Она была очень непростой женщиной: лечила земляков руками, по снам определяла будущее и даже могла его изменить. В детстве мы с ней вдвоем подолгу жили в лесу, собирали ягоду, все лето — от морошки до клюквы. И она мне постоянно рассказывала о своей жизни. С годами мне захотелось записать ее слова и таким образом высказаться, выплеснуть на бумагу наболевшее.

Так родилась первая повесть «В гнездышке одиноком», в которой была изложена трагедия женщины, пережившей репрессии, последовавшие за подавлением Казымского восстания 1933-34 годов. Повесть целиком основана на бабушкиных воспоминаниях. Позже у Молдановой родилась вторая повесть — «Касания цивилизации», где речь шла о судьбах ее сверстниц — следующего поколения хантыйских женщин.

Начав погружаться в богатейшую культуру своих предков – аборигенов Севера, она уже не могла остановиться, находя в ней все новые грани непознанного, таинственного, увлекательного. В начале 80-х году она начала собирать фольклорные материалы, образцы орнаментов, семейные родословные. Постепенно круг ее интересов расширялся, Татьяна Александровна начала интересоваться все новыми темами.

Так рождался упорный, вдумчивый, талантливый этнограф.

— Я почувствовала, это – мое, — убежденно говорит героиня.

После переезда в 1985 году в Ханты-Мансийск, Молданова становится руководителем фольклорного отдела окружного научно-методического центра народного творчества и культпросветработы. Свое образование она продолжает в аспирантуре Томского университета, в 1994 году защищает кандидатскую диссертацию «Орнамент северных хантов».

Еще через два года Татьяна Александровна возглавляет окружной фольклорный архив при НИИ Возрождения обско-угорских народов, вскоре выходит в свет ее первая научная монография — «Орнамент хантов Казымского Приобья: семантика, мифология, генезис», позже монография «Архетипы в мире сновидений хантов», хантыйский том в серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока» и многие другие научные работы.

Делать то, что интересно

Неуемная натура прирожденного исследователя никогда не позволяла ей замыкаться в одной отдельно взятой сфере. Природная энергия и желание помочь людям заставляли браться за все новые начинания. Так, в 90-е годы Молданова стояла у истоков создания общественной организации «Спасение Югры», участвовала в разработке практических инициатив по сохранению и развитию культуры обских угров. При ее активном участии создавались музей «Торум Маа», Центр национальной культуры и этнографический лагерь в деревне Русскинская Сургутского района, разрабатывались концепции Казымского и Варьеганского этнографических музеев.

Не случайно в 2000-м году она была названа лауреатом премии Ханты-Мансийского автономного округа «За развитие культуры коренных малочисленных народов Севера».

С 2002 года Молданова приходит на работу в Югорский государственный университет, начинает преподавать всеобщую историю, историю Югры, историю религий и т.д.

— Сравнивать разные культуры мне было интересно и легко, ведь я сама – «продукт полиэтнического воспитания», — улыбается Татьяна Александровна. – Я близко соприкасалась с представителями разных культур, религий, национальностей. И вообще, я – счастливый человек, потому что смогла реализовать себя в жизни.

Впрочем, есть моменты, которые ее несколько огорчают:

— Современные студенты совсем не умеют работать без помощи интернета, лишь редкие из них способны грамотно выразить собственные мысли. Поэтому я стараюсь, чтобы в исследовательских работах они отталкивались от своего, личного, делали, что им самим интересно.

Тем отрадней для ученого факт возникновения и укрепления растущего год от года кружка своих друзей и учеников, тех, кто тоже работает не за страх, а за совесть, стремясь сохранить и передать будущим поколениям культурное наследие своих предков.

Она строго подходит к строгому соблюдению канонов, например, в использовании элементов декоративно-прикладного искусства обских угров:

— Конечно, сейчас редко можно встретить полностью аутентичные традиции, чаще всего они несколько адаптированы. Огорчаюсь, когда орнамент используется не там и не так. В то же время, скажем, музей «Торум-Маа» пытается выдержать все каноны и это отрадно.

И коротко – о себе…

На вопрос об увлечениях этнограф ненадолго задумывается:

— Все лето я стараюсь проводить на своей малой Родине. Нет, я не «крестьянка», дачей не увлекаюсь, зато собираю все, что растет в лесу. Любимая ягода – морошка. Меня всегда тянет в лес, но постепенно начинает сказываться возраст – дрова так легко, как раньше, не наколешь, воды не наносишь…

Продолжение литературного творчества? Пожалуй, хотела бы написать книгу на хантыйском языке. У русского совсем другие выразительные средства, язык другой, а хантыйский позволяет вытягивать из глубины то, что было заложено туда сотнями поколений моих предков.

Что думаю о Ханты-Мансийске? Это очень комфортный город, пожалуй, лучший из существующих на свете…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика