Попьем ли завтра минералки?

Николай Коняев

Старожилы Ханты-Мансийска, вероятно, помнят, что в начале 50-х годов в районе Долины Ручьев бурилась одна из первых в Западной Сибири разведочных скважин на нефть. Нефти там, вроде, не нашли, зато обнаружили немалые запасы высокоминерализованной воды. Теперь неподалеку от того места расположены физиоводолечебница и профилакторий-санаторий «Кедр». Скважина, которой пользуются эти известные в округе лечебные учреждения, пробурена в 1962 году. Так что в нынешнем полагалось бы отметить своеобразный юбилей местного значения — 30-летие действующей скважины. Можно бы по традиции подвести некий положительный итог: к примеру, подсчитать, сколько человек за истекшее тридцатилетие поправили здоровье в физиоводолечебнице, сколько подлечилось и отдохнуло в «Кедре» с момента его основания. А для убедительности — процитировать несколько добрых писем и благодарностей, свидетельствующих о чудесных свойствах ханты-мансийской минералки и высоком уровне культуры обслуживания медперсонала, что, к месту будет сказано, подтверждается и автором этих строк, как одним из бывших клиентов.

В водолечебнице меня ознакомили с результатами анализа химического состава воды, проведенного три года тому назад Свердловским научно-исследовательским институтом курортологии и физиотерапии. Результаты впечатляют. Наша минералка относится к высокоминерализованным водам природного происхождения, которая встречается не так уж и часто. Минерализация составляет 17 граммов на литр воды (для сравнения: в Тюмени — 5,2). Запасы практически не ограничены, глубина залегания — около 1200 метров, расход — 25 кубометров в сутки. Обогащена следующими биологически активными компонентами: йодом, бромом, кремниевой кислотой, из микроэлементов — цинком, кадмием, свинцом, медью, сурьмой… Из заключения о бальнеологической ценности воды следует, что она может быть использована для наружного применения при болезнях сердечно-сосудистой системы, кожи, при заболеваниях опорно-двигательного аппарата, нервной системы и т. д. и т. д…

В разведении 1:3 вода соответствует нижнесергинскому типу, то есть при постоянном наблюдении за санитарно-бактериологическим ее состоянием, может быть использована как лечебно-столовая, при лечении хронических гастритов с секреторной недостаточностью, хронических колитов, функциональных заболеваний кишечника, при заболеваниях печени, желчных путей различной этимологии…

Вот что такое наша минералка!

Но что-то пасмурно сегодня в водолечебнице. Не до юбилея нынче медперсоналу. В чем же дело?

В ответ на мой вопрос руководитель коллектива физиолечебницы Анатолий Николаевич Концевов лишь тяжело вздохнул…

А почему вздохнул, читатели уже имели возможность отчасти узнать из публикации А. Надеиной «Заколдованный круг» в «Новостях Югры» за 15 августа. В день, когда автор этих строк посетил водолечебницу, Анатолий Николаевич как раз решал вопрос о пресловутой кочегарке.

Очень сложным оказался вопрос. Кочегарка, которая когда-то относилась к предприятию объединенных котельных, как будто была передана на баланс окружной больницы, но больница по причине отсутствия подтверждающего передачу документа, как могла, отбивалась от «подарка». «Осиротевшие» кочегары тем временем, по-видимому, с горя запили. Больные какое-то время не получали необходимой для оздоровления подогретой воды. Вот и пришлось Анатолию Николаевичу разбираться по этому поводу и с профкомом объединения «Хантымансийсклес», и с предприятием коммунального хозяйства, и с управлением жилищно-коммунального хозяйства, и с заместителем главы администрации по социальным вопросам, и с управлением жилищно-коммунального хозяйства округа. Словом, сюжет, достойный михалковского «Фитиля». Не знаю, чем дело кончилось, но тогда кто-то из высокого начальства обещал с кем-то разобраться, «порешать», создать комиссию из авторитетных, надо полагать, специалистов и руководителей, провести тщательное расследование, обследование… Так оно в конце концов и вышло — профилакторий и водолечебница работают, вода подогревается и подается в необходимом количестве…

Но кочегарка — мелочь. Она и нужна-то только для того, чтобы вовремя подогреть лечебную минералку для ванн. А по-настоящему болит голова у коллектива и лично у Анатолия Николаевича о том, что помещение водолечебницы давно требует капитального ремонта. Необходима профилактика — да что профилактика! — замена металлических труб на полихлорвиниловые в соответствии с требованиями санитарных норм.

Болит голова о том, что сегодня не используются и наполовину виды лечения из-за стесненности помещений. Не применяются лечебные орошения, души, бассейны… Необходима реконструкция помещений.

Необходима — подумать страшно! — и новая скважина — старая свой срок отслужила. Дождемся ли вот только?

Вспомним, сколько интересных предложений о будущем нашей «маленькой Швейцарии» поступило от горожан всего несколько лет тому назад в дискуссиях по статье поэта Андрея Тарханова «Что с Ханты-Мансийском?», по проблеме размещения в городе НГДУ. Сколько заманчивых идей о Ханты-Мансийске как будущем городе-курорте было высказано в период предвыборных кампаний!

Теперь уже не до курорта. Сохранить бы, что есть. И будем надеяться, — наши нынешние власти не считают, что в светлом  капиталистическом завтра, к которому идем пока нетвердой поступью, не будет больных ни артритами, ни колитами, ни прочими гастритами, свойственными людям общества века уходящего. Что с развитием рыночных отношений, появлением в округе разных там совместных предприятий, международных аэропортов, отелей для иностранцев нашу провинциальную минералку вытеснит более «цивилизованная» какая-нибудь «пепси-минерал».

Журнал «Югра», 1992, №11

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мысль на тему “Попьем ли завтра минералки?”

Яндекс.Метрика