Первый опыт северного маслоделия

Валерий Белобородов

На рубеже XIX и XX веков предпринимательство на Обь-Иртышском Севере среди местного населения сводилось почти исключительно к рыбной промышленности и торговле. Одним из немногих, кто отважился на нарушение этой традиции и ступил на неизведанный путь, был березовский мещанин из казаков Семен Прокопьевич Шахов (1861-1921), сын старшего урядника Прокопия Федоровича Шахова.

Женившись в 1883 г. на дочери березовского 2-й гильдии купца Виктора Васильевича Добровольского Федосье Викторовне, молодой Шахов вскоре заявил о себе тем, что начал с 1887 г. мариновать тугуна (сосьвинскую сельдь) собственным оригинальным способом, описанным в статье “Исследование рыбных промыслов в Иртышско-Обском бассейне” (Сибирская торговая газета. 1898 № 93).

Затем Семен Прокопьевич делает новый шаг: открывает небольшое консервное производство, просуществовавшее несколько лет. В марте 1900 г. Шахов, погрузив в сани мороженых муксунов, сырков, осетра, нельму, пыжьяна и сосьвинскую сельдь, отправился в дальний путь в европейские города Юрьев, Ревель, Ригу и др., чтобы ознакомиться с опытом обработки рыбы и выяснить, как лучше готовить обскую рыбу. Задавшись целью консервировать сосьвинскую сельдь, он привез домой 10 тысяч жестяных коробок, изготовленных по его заказу в Петербурге, прованское масло и прочие необходимые приправы. В Тюмени Шахов заключил контракт с двумя паяльщиками коробок, которые должны были приехать в Березов. Из своей поездки он вынес мнение, что консервное дело может разрастись в крупное производство, если удастся собрать необходимый капитал на акционерных или каких-то других началах.

И еще одно усовершенствование надеялся внести Семен Прокопьевич в березовское рыбное дело. В Ревеле на заводе Лессмана он закупил тонкие и вместе с тем прочные сети из хлопчатобумажной нити для ловли сосьвинской сельди взамен неводов, чтобы избавить местных рыбаков от зависимости от большеводья или маловодья.

На своем Чуанельском песке в 60 верстах от Березова Шахов устроил пробную консервную фабрику. Отрывочные сведения о ней донесли до наших дней тобольские и тюменские газеты. “На консервном заведении Шахова из сельдей готовят мало консервов, — сообщала 29 августа 1900 г. “Сибирская торговая газета”. — Из пробных консервов оказались очень вкусными сардины и недурны кильки. Жаль только, что мало сельдей и готовить много в этом году не придется”. А “Сибирский листок” в 1904 г. в 85-м номере заметил: “Одним местным (березовским. -Ред.) рыбопромышленником выпущены новые консервы — “Сосьвинская сельдь в масле” — очень хороша по вкусу. До с их пор сельдь эта привозилась лишь в соленом виде. Новые консервы доказывают, что эта сельдь может быть приготовлена в виде сардин. Можно пожелать успеха этому новому способу обработки сосьвинской сельди”.

Однако неплохо, как будто, начатое Шаховым производство рыбных консервов не получило развития. Одной из причин стало то, что он увлекся другим делом. В это время, на рубеже XIX и XX веков, уже имело широкий размах артельное маслоделие в южных уездах Тобольской губернии. Семен Прокопьевич решил доказать, что и север с его необъятными пойменными лугами может иметь собственное, произведенное на месте масло. В 1904 г. он основал близ Березова животноводческую ферму с целью наладить промышленное, коммерческое молочное хозяйство.

Этот опыт с самого начала попал в поле зрения тобольского губернского агронома Н.Скалозубова, а в 1906 г., во время ссылки в Березов за организацию крестьянского съезда в Тобольске, он имел возможность обстоятельно изучить хозяйство Шахова и помочь ему делом и советом. Так, летом 1906 г. Семен Прокопьевич приобрел в Тобольской сельскохозяйственной школе, основанной Скалозубовым, племенного быка, положив тем самым начало улучшению местной породы скота. Придавая большое значение опыту Шахова, Скалозубов в 1907 г. поместил сообщение о нем в томской газете “Сибирская жизнь”, перепечатанное в этом же году московским журналом “Молочное хозяйство”. Интерес к северной ферме проявили также “Сибирская торговая газета” и петербургское “Новое время”.

О том, как дальше развивалось хозяйство, мы можем судить по найденным в Тобольском архиве двум письмам С.Шахова — от 6 марта и 11 декабря 1909 г., — адресованным в Петербург Н.Скалозубову, бывшему в то время депутатом Государственной думы.

“Милостивый государь Николай Лукич! — пишет Шахов в первом письме. — Зная, что Вы интересуетесь моим молочным хозяйством, я осмелился отвлечь Ваше внимание и обеспокоить Вас этим письмом. Сообщаю Вам, что дело мое по разведению племенного скота и молочного хозяйства в г.Березове двигается плохо, главная причина — недостаток свободных средств.

В конце 907 г. я возбудил ходатайство у тобольского губернатора о выдаче мне ссуды в размере 2 тыс. рублей сроком на 10 лет, уплату коих я должен произвести в продолжение последних 5 лет. В ходатайстве этом мне отказали… Летом прошлого года тобольский губернатор Гондатти, проезжая в Низовые края и, интересуясь молочным хозяйством, ездил специально из Березова ко мне на заимку, осмотрел все помещения и скот, остался очень доволен, благодарил меня за энергию, просил дело это не бросать и обещал оказывать всякие содействия, причем просил подать прошение о выдаче ссуды, которую обещал дать, как только получит ходатайство. Вскоре после его отъезда я возбудил ходатайство, но, к моему несчастью, Гондатти по приезде из Березова сейчас же был переведен в г.Томск, и мое прошение не попало в его руки и мне в ссуде отказали…

За 908 год мое молочное хозяйство оправдало все расходы и дало небольшую прибыль, выработано было до 12 пуд.масла при цене 16 -18 рублей за пуд, в летние месяцы 24 пуда, сентябрь и октябрь 17 пуд. И зимние 20 пуд.

Обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой, не найдете ли возможным оказать каким-либо путем содействие в выдаче мне ссуды в размере 3 тыс.рублей на вышеуказанных условиях на улучшение молочного хозяйства, чем много меня обяжете, а также прошу не оставить меня уведомить и указать, как мне в дальнейшем поступить”.

Отзывчивый на всякое доброе дело, Скалозубов остался верен себе и на этот раз и принял на себя хлопоты о деле, лично известном ему с весны и лета 1906 г., когда он находился в Березове в ссылке. Получив от него ответ осенью, Шахов 11 декабря 1909 г. вновь пишет Николаю Лукичу:

“С прошлой почтой я возбудил ходатайство согласно указанию Вашему в управление земледелия в Петербурге о выдаче мне ссуды для продолжения моего молочного хозяйства в Березове, причем сослался на Вас, что Вы можете дать отзыв о моем деле.

Сообщаю Вам, что хозяйство наше шло бы прекрасно, если бы не большеводье. Вот уже два лета за недостачею сена пришлось скот убавлять, к нынешней зиме осталось рогатого скота 40, это почти все от бычика, которого я привозил в 906 году из Соколовки (деревня, в которой находилась Тобольская сельскохозяйственная школа. -Ред.). Что выйдет из этих коров, не знаю, они еще молоды. Здесь скотоводство вполне возможно, но нужно всегда на случай большой воды иметь запас сена, что здесь вполне возможно, я покупал сено, которое лежало в обмете 15 лет и прекрасно сохранилось. Здесь главный недостаток рабочие руки, и нужно иметь свободные деньги. Нынешнее лето на сенокосе рабочие главным образом были политики (политссыльные. -Ред.), большинство из них или никогда не занимались сенокосом, или совсем неспособные к физическому труду. Несмотря на это, все они зарабатывали порядочно, зато зиму почти совсем без работы.

Рыбные промысла были ладно.

Если Вас не затруднит, то когда-нибудь напишите мне несколько строк о моем хозяйстве, за что я останусь премного Вам благодарен”.

Была ли получена ссуда, неизвестно, но по скупым сведениям из различных источников можно заключить, что С.Шахов продолжил вести свое хозяйство, внося в него небольшие усовершенствования. Так, А.Дунин-Горкавич в работе “Опытное сельскохозяйственное дело на Тобольском Севере” сообщал, что с лета 1910 года на шаховской ферме при заготовке сена стали применяться сенокосилка и конные грабли. Делалась попытка посева кормовых культур, для чего Шахову из Тобольска были посланы 1 пуд ячменя, 3 фунта семян клевера. Чтобы застраховать себя от последствий большеводья, Семен Прокопьевич стал в благоприятные для сенозаготовок годы запасать корм на несколько лет вперед. Например, в 1910 г. он заготовил сена на три года.

Несмотря на все усилия, небывалое наводнение 1914 года нанесло хозяйству непоправимый урон. 18 января 1915 г. “Сибирский листок” писал: “Единственный бывший маслодельный завод С.Шахова должен был прекратить свое существование, у него из 60 дойных коров осталось лишь 10 голов. Постройки завода почти разрушены водой; нужны годы, чтобы восстановить прежний вид завода”.

В родном городе С.Шахов был авторитетным человеком. С 1888 по 1895 г. он избирался городским головой, позднее — городским старостой. Известно, что по его инициативе и под его началом в 1900 г. в Березове была построена пристань. В 1906 г. березовский съезд городских избирателей делегировал его в Тобольск на губернское собрание выборщиков в Государственную думу.

Жизненный путь этого энергичного, предприимчивого и сделавшего немало полезного человека оборвался в последний год гражданской войны. По сообщению газеты “Голос Народной Армии” за 27 марта 1921 года, он был расстрелян большевиками перед отступлением из Березова вместе с 24 другими заложниками. Все его имущество, а также заимка на рыболовном песке со всем инвентарем конфискованы и переданы в уездный собес.

Журнал «Югра», 2000, №6

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика