Моя маленькая Шапша

Любовь Лущай

Все вроде бы просто в жизни Зои Григорьевны Семенищевой. Работает в школе с удовольствием, учит детей, восторженно любит природу. Разве этого мало, чтобы чувствовать себя в своей колее? Сейчас да, сейчас достаточно. Но еще год назад было в ее душе столько боли, столько разочарований. Она чувствовала, что может многое, но взлета не происходило. Слишком велика сила у тех инстанций, с которыми приходилось бороться. Отстоять 270 гектаров кедрача не каждый сможет. А Зоя Григорьевна смогла не дать людям, далеким от благородного отношения к природе, хозяйничать в кедровой роще. Сейчас роща стала заповедником. И теперь нужна практическая работа в кедровнике: проложить тропу, обустроить ее вместе с ребятами и (возможно, это самое главное) привлечь своей полезной деятельностью внимание общественности, заинтересовать всех экологическими проблемами.

Учительница из Шапши Зоя Григорьевна Семенищева как раз это и делает. А вместе с нею и ее ученики, и все, кто становится ее единомышленниками. Сейчас их уже трое: Зоя Григорьевна, Галина Антоновна Балабанова и Татьяна Павловна Титова. Не так давно они ездили на экологическую конференцию, проходившую в Тобольске, где могли сказать свое слово о воспитании экологического сознания в учениках. Доклады, которые сделали учителя-практики, очень хорошо были приняты. Свое состояние и настроение на конференции Зоя Григорьевна оценивает как романтически-деловое. После всех встреч работу она стала делать с большей радостью, чем прежде. Уже изучается экологическая тропа, собираются коллекции трав, мхов, лишайников, которые встречаются на тропе. Скоро они будут выставлены в школе. А потом будут новые походы, новые исследования, открытия.

Все теснее становятся контакты ребят с природой, больше они проявляют заинтересованности к миру, в котором живут. Маленькие ученики пытаются разобраться в природе, учатся постичь тайну дерева, земли, травы. Зоя Григорьевна учится вместе с ними. Не обращать внимания на природу, не входить с нею в общение никак нельзя. Ну, посудите сами: школа в Шапше находится в лесу, улицы в лес упираются, кругом кедры. И ни одного урока Зоя Григорьевна не могла провести, чтоб не совершить экскурсию в лес. Здесь каждый открывал для себя свое заветное. Однажды нашли ребятишки орленка. Нашли и принесли его в школу. Вырос он во взрослую птицу, и потом часто прилетал к школе, садился на крышу и ждал своих спасителей. Видно, привык к ребятам, к их гомону и шуму. А вокруг Шапши с тех пор появились гнездовья орланов-белохвостов.

Как много мы не знаем из того, что нас окружает! Растет цветок на поляне лесной, и мы не знаем, что это за цветок. Пролетает птица, она интересна нам, но как ее зовут — мы тоже не знаем. Это незнание природы больше всего и разозлило Зою Григорьевну, и помогло ей сделать выбор.

— Вы знаете, — рассказывает Зоя Григорьевна, — я работала на группе продленного дня в Выкатновской школе, и мы там прокладывали тропу здоровья. Приехал к нам в гости один человек, и когда мы вошли в лес, он говорит: «Боже, какая тут благодать! Вы проходите мимо самого лекарственного дерева». После этой встречи мне и захотелось узнать побольше о мире, в котором живем. Встретилась мне еще женщина, ехали вместе в речном трамвае, а ее при сборе ягод змея укусила. И она говорит: «Я сорвала травку, на пальчик приложила». А в деревне у нас в тот же день женщину змея укусила. Та лежит в больнице, а эта со спокойной душой едет. Я думаю, сила-то у растений какая! Я как раз ехала подавать документы в институт. Последняя встреча меня убедила: только на биолога пойду. Порой приходят ко мне на уроки природоведения специалисты и говорят: «Ну что ты им даешь? Как отличить кедр от сосны, зачем это им надо?». Я говорю: «А вы сами умеете отличить пихту от ели и сосны? Если мы их не научим, кто их научит?».

Зоя Григорьевна такой человек по характеру своему, что не может не разделять с другими их заботы, беды. И не просто посочувствовать, а именно вникнуть в проблемы житейские, войти в круг всех болей. Вот про ту же рощу кедровую. Сколько она натерпелась незаслуженных обвинений, сколько слез пролила. И не только потому, что именно ей, Семенищевой, хотелось так. Нет, все как раз и пришло от людей. Именно старики и попросили Зою Григорьевну защитить их И защитить кедровую рощу. Испокон веков лес человека кормил, одевал согревал, давал здоровье и силу. А тут вдруг запланировали генеральное строительство Шапши. А строят у нас известно как: сначала все срубят, а потом уже начинают думать. Кого только не привлекала Зоя Григорьевна к решению шапшинского вопроса, какие только не использовала возможности, чтобы остановить наступление деловых людей на кедровник. Весь биологический факультет Тобольского пединститута, где она училась, откликнулся. А потом как-то смотрели в школе телевизор, как раз выступал Сергей Александрович Образцов со своими куклами. Он сказал, что занимается и охраной природы. И Зоя Григорьевна с ребятами написали ему письмо. Через два месяца пришел ответ, что шапшинским вопросом он очень заинтересован. Очевидно, он выступил тогда на экологической конференции в Москве, и вырубки кедрача прекратились.

Наступило затишье, но Зою Григорьевну волновало то, что лес все равно ничем и никем не защищен. Надо было сделать так, чтобы его передали школьному лесничеству, чтобы появился документ, запрещающий любую хозяйственную деятельность. Как это сделать, Зоя Григорьевна мало знала. Но консультировалась со специалистами, много писала писем. И хотя ее обвиняли в том, что она противник строительства новой Шапши, она не уставала доказывать: лес должен стать заповедной зоной, кедрач нельзя пускать под топор. Но на глазах у всего поселка, у детей 23 гектара кедров были все же вырублены. Но наконец, после многочисленных приездов комиссий разного уровня, после неустанных разбирательств, на которые, кстати, Зою Григорьевну никто никогда не приглашал, наступило затишье.

Как бы горько ни было на душе, она свою боль не выплескивала на детей. Зачем им знать столько прозы жизни? Ходила с учениками по-прежнему в лес и вводила их в тайны лесного бытия. Со старшими проводила научные экспедиции. Узнали они, что в Шапшинском лесу, много лекарственных растений, ребята насчитали их 53 вида. С детьми помладше наблюдали за белочками, птицами. Была радость, было удивление. Но идиллической картины не выходило. Люди, живя рядом с лесом, загрязняли его безбожно, и порой прямо на глазах у детей. Хотя, конечно, все в поселке происходит на глазах. Но когда на поляне, замечательной поляне, где так много росло орхидей, грушанки зеленой, пестролистника, майника устроили помойку, первыми встревожились именно дети. Ну, почему, почему им нельзя бегать босиком по траве? Почему нужно такую прелестную полянку отдать для складирования мусора? Этого их детские души понять не могли. Но зато хорошо поняла Зоя Григорьевна: никакого затишья нет, продолжается наступление на природу, а значит и на нее, человека, защищающего природу.

Но как все же пробудить в людях экологическое сознание? Один путь Зоя Григорьевна знала твердо: в детях надо воспитать чувство бережного отношения к природе, пусть они ее любят и никогда не губят. Боже мой! Сколько можно сделать хорошего в том месте, где т ы живешь! Только нужно захотеть сделать это, вовремя увидеть и заняться делом. Вот здесь Зоя Григорьевна и спотыкалась. На действия иногда не хватало сил. Откуда им браться, если кругом недоверие к ней. Но надежда жила все же. Надежда на новое поколение, на своих учеников.

Сейчас у Зои Григорьевны совсем другое настроение. Никто не мешает жить и работать так, как она хотела. Есть теперь заповедная зона, и экологическая тропа, о которой столько мечталось. Теперь пришло их время — время людей, фанатично преданных идее сохранить лес другим поколениям. Еще много в нем различных насекомых, их даже приезжают собирать ее знакомые, ученые-биологи. Два совершенно неизвестных раньше вида муравьев нашел биолог Вячеслав Аркадьевич Колесников. А с ботаником Павлом Петровичем Гриценко нашла Зоя Григорьевна в Шапшинском лесу редкое растение из вида фиалок. Его отправила в Ленинградский институт и пришел ответ: растение уникальное.

Без таких людей, преданных своему выбору защищать природу, у Зои Григорьевны, как она однажды сказала мне, не было бы никогда крыльев. Они дают ей заряд, подталкивают к поискам. Не так давно с ребятами они нашли редкий гриб-ежевик, уже давно занесенный в Красную книгу. Тоже отправили в институт специалистам. И в этом общении, в переписке с научными сотрудниками ее отдушина.

Сейчас Зоя Григорьевна все чаще обращает внимание своих учеников на то, что ее больше всего волнует: грязным становится лес. От них же, от самих людей. Один раз во время экскурсии вытащили на дорожку весь мусор и сожгли его. Другой раз ребята сами предложили сжечь хлам. А потом уже без учительницы пошли в лес заниматься его очисткой. То же самое и на берегу реки сделали, весной ведь после стаивания снега открываются невероятные наслоения различного мусора. Так разве это плохо, что дети сами, без ее подсказки, увидели, где можно свои силы приложить и какое доброе дело сделать.

Да, простым состраданием природе не поможешь. Нужна работа. И она может начаться с самого малого. Принесли как-то ребята раненую птицу. Филина. Стали ухаживать за ним, он уже начал есть, летать. И все ждали, что можно будет его выпускать со дня на день. Но опоздали. Разбилась птица о клетку. Так вот, надо не опаздывать. Вовремя нужно свои замыслы осуществлять. Но ведь не все сразу заметишь, не все знаешь, что вокруг происходит. А вот именно от этого страшно становится, что ты даже не знаешь, какую жестокость по отношению к природе могут допустить твои же соседи. «Вот это самое страшное», — говорит Зоя Григорьевна.

Единомышленников у нее становится больше, но плохо еще сплачиваются люди и в единое русло не вливаются. И все же проникаются некоторые соседи Зои Григорьевны теми же заботами, что и она.

— Вы посмотрите на поселок летом, ведь он весь в цветах! — Зоя Григорьевна мечтательно улыбается. — Когда я сюда приехала, здесь очень мало цветов сажали. А сейчас только и обмениваются семенами, только и выхаживают если не георгины, то астры. А осенью даже праздник букета провели. И ведь через детей все это к их родителям приходит. Вместе они думали и гадали, каким букетом удивить, ка к его составить. Это же культура, это же творчество. Ну, это просто красота. Ведь можно Шапшу садом цветущим сделать.

Я слушаю Зою Григорьевну, и душа моя отдыхает. Я в прошлые встречи переживала вместе с нею из-за долгой беспросветной полосы в ее жизни. И вот сейчас не могу не любоваться ее энергией. Я вижу, что сил в ней прибавилось, и что силы эти с пользой расходуются. И я спросила, не захотела бы она стать мэром своего поселка, уйти из школы и заниматься вплотную всеми поселковыми заботами? Она ответила, что в мэры пойти могла бы, силы в себе чувствует достаточно. Но никогда не сделает этого шага, потому что беспредельно любит школу и своих детей. А выдвигать — выдвигали ее односельчане, она ведь депутат народный. И как депутат она никогда не откажется помочь поселку, но учительство — это ее дело. Она закладывает в детях нечто, что когда-нибудь все равно проснется — любовь к природе, к тому месту, где они живут.

Журнал «Югра», 1992, №5

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика