«Хорам» – легенда Югры

Анатолий Корнеев

Случайная встреча на улице с Владимиром Васильевичем Кобриком всколыхнула воспоминания о Ханты-Мансийске семидесятых, когда я после окончания Челябинского института культуры начинал свою трудовую деятельность во Дворце культуры «Октябрь», создавая Народный театр «Резонанс».

Руководитель танцевального коллектива «Хорам» Владимир Кобрик был выпускником нашего института, к тому времени работал в нашем городе уже пять лет и был признанным мэтром в сфере культуры автономного округа.  И во многом мне, как принято говорить в подобных случаях, подсказывал, советовал, поддерживал и помогал…

Он почти не изменился с нашей последней встречи, разве что поседел, но остался таким же подвижным, даже стремительным в движениях и жестах, с той же хитринкой в глазах.

— А помнишь, как ты стал жителем Ханты-Мансийска? По распределению ты мог остаться в родном Челябинске.

— Мог. Если бы не «неуд» по Истории КПСС. По специальности, да и по всем основным предметам в дипломе были пятерки, а вот с историей КПСС такая вышла история. Ректор нашего института Поликарп Васильевич Сапронов предложил поехать «в ссылку» на год или в Ханты-Мансийск, или в Алтайский край. Я изучил карту и решил, что ближе все-таки Ханты-Мансийск.

Добрался до Тюмени, в управлении культуры мне сказали, что на совещание прилетает начальник управления культуры округа Кутузов, он и заберет. Сергей Андреевич Кутузов, если помнишь, был совершенно уникальный и самобытный человек. При встрече он сразу сказал, как отрубил: «Нет ничего: ставок нет, аккомпаниатора нет, зала для репетиций нет, да и коллектива танцевального тоже нет. Создашь – будешь работать. А пока полетишь в экспедицию в Березовский район, билет тебе уже купили». Что делать, полетел в Березово, догонять фольклорную экспедицию. Кстати, жил я там в мастерской легендарного мастера резьбы по дереву Петра Шешкина, у которого и получил свои первые познания о самобытном северном  народе манси – от него услышал песни, легенды и сказания…»

Владимир Васильевич замолчал, будто заново проматывал «пленку» своих воспоминаний. Потом вдруг засмеялся.

— А в Ханты-Мансийске в аэропорту меня встретил сам Сергей Андреевич на черной «Волге», в дороге что-то мне рассказывал, не давая смотреть мне по сторонам. Машина остановилась у Дома Советов. Это было высокое здание из белого кирпича. Ага, все-таки Ханты-Мансийск город! Потом оглянулся и увидел почерневшие от времени двухэтажки – Главпочтампт, Гастороном, Универмаг, кинотеатр «Художественный»…

Поселили меня в гостиницу «Иртыш» — деревянный двухэтажный дом на несколько номеров, который и считался в то время центральным «отелем» в городе. Там я и жил полгода. А напротив гостиницы и было мое место работы – Окружной Дом народного творчества. Это на Карла Маркса, рядом с площадью. Помнишь, там прямо у входа был маленький кабинетик? Вот в нем мы и делили один стол с хантыйским поэтом Микулем Шульгиным. Он отвечал за составление репертуарных списков и все время что-то писал, а полстола были моими.

Надо было с чего-то начинать создание коллектива и я поехал в ГПТУ-10, в местную «мореходку», так сказать. Я сам когда-то заканчивал ПТУ и чувствовал, что там есть талантливые ребята. Так и оказалось —  ко мне записались двенадцать парней, а девушек я пригласил из  Медицинского училища. Репетировали так: с мальчишками я занимался в училище, в Красном уголке, а с девушками в выставочном зале Дома творчества, который нам великодушно предоставил его хозяин — замечательный художник Михаил Ефимович Бронников. А совместные репетиции мы проводили на сцене старого Дома культуры, когда выпадали паузы в занятиях уже существующих в ДК коллективов.

Но однажды прозвучал звонок от Кутузова – идем к Тайлашеву (Тайлашев Леонид Георгиевич – третий секретарь ОК КПСС в те годы). Разговор у секретаря по идеологии был коротким – через два месяца танцевальный коллектив должен выступить на сцене Филармонии в Тюмени. «Как?» — только и смог я спросить у Сергея Андреевича. «А так! Партия сказала – все, надо выступать» — ответил Кутузов. «Ты лучше подумай, как коллектив назвать». А меня давно уже натолкнул на мысль Микуль Шульгин: Хорам – красивый узор.

Час восходящего солнца — хорам,

Пляска огня в очаге — хорам,

Рыба забьется в сетях — хорам,

Соболь охотнику в руки — хорам,

Друг к другу в гости приходим — хорам,

Мальчик охотник родился — хорам,

Песни таежных урманов — хорам,

Песни, удача и радость — хорам

Сейчас трудно представить чего нам это стоило, но мы выступили. И выступили с успехом. После этого выступления нас признали, пошли правительственные концерты, гастроли. Помню, первый выезд в район – в Луговской, Белогорье и Троицу в январе 1974 года. Мороз за минус сорок и мы в холодном «Урале» по зимнику… Аж сейчас передергивает от озноба.

— А вспомни, как создавался первый национальный балет-сказка «Ась»?

— Как тут снова не вспомнить добрым словом Леонида Георгиевича Тайлашева! Он поставил стратегически важнейшую задачу – начать работу по сохранению и возрождению древней культуры, традиций и обычаев коренных народов Севера. По его указанию меня отправили в поездку по всей территории округа изучать древние традиции народов ханты и манси. И практически весь семьдесят четвертый год я мотался по национальным поселкам и стойбищам, скрупулезно изучал, записывал, зарисовывал, да просто запоминал все, что было связано с танцевальным искусством и фольклором ханты и манси.

После поездок систематизировал все увиденное и услышанное в служебной записке, которую мы с Сергеем Андреевичем Кутузовым и предоставили в окружком партии. Собственно, вывод мой состоял из трех пунктов – для активизации всего комплекса работы необходимо возродить проведение Медвежьего праздника, создать профессиональный танцевальный коллектив и открыть Школу искусств, в которой детей народов Севера будут обучать основам игры на национальных музыкальных инструментах и танцам народов ханты и манси. Не все мои идеи были поддержаны тогда, но все равно они были так или иначе реализованы в более поздние сроки. А вот идея создания первого национального балета была поддержана безоговорочно.

Я написал несколько вариантов либретто балета «Ась» и, наконец, пятый вариант был одобрен начальством. Написать музыку на основе национальных напевов и наигрышей пригласили Михаила Бирмана из Тюмени, эскизы костюмов и оформления сцены сделал Геннадий Райшев. А мы с танцевальной группой, вокальным ансамблем «Миснэ», оркестром народных инструментов Педагогического училища репетировали, каждый раз находя какие-то новые нюансы и в танцах, и в напевах, и в музыкальных фразах. И четвертого ноября 1976 года наш первый национальный балет  увидел свет. Событие это случилось на сцене Дома Советов. Успех был феноменальный! Таких долгих аплодисментов, наверное, в этом зале больше не слышали. И мы были счастливы!

Владимир Васильевич снова задумался. «Хорам» — его детище, родившееся как бы из ничего, но быстро окрепшее и ставшее на долгие годы своеобразной визитной карточкой Ханты-Мансийска, да и всего автономного округа…

На сайте Окружного Дома народного творчества я не нашел ни строчки о легендарном ансамбле «Хорам». А вот что разместил в электронном архиве Центр культуры и искусства народов Севера: «В 1973 году в маленьком северном городке Ханты-Мансийске был создан ансамбль «Хорам». Его создатель — выпускник Челябинского института культуры Владимир Васильевич Кобрик. Первыми были студенты национального медучилища, учащиеся профтехучилища N10 — ханты, манси, коми, приехавшие из разных поселков округа.

В 1976 году совместно с вокальным ансамблем «Миснэ» и инструментальным ансамблем состоялась премьера национального балета-сказки «Ась». В 1977 году ансамбль «Хорам» получил звание «Народный».

Ансамбль танца «Хорам» — обладатель многих окружных, всероссийских и всесоюзных смотров и фестивалей, участник заключительных концертов Всероссийского смотра сельской художественной самодеятельности в Кремлевском Дворце съездов, дипломант ВДНХ.

В 1985 году коллектив участвовал в фестивале молодежи и студентов финно-угорских народов в г. Йошкар-Оле, а также был участником Дней Тюменской области в Узбекистане, Казахстане и юбилейных торжеств в честь 400-летия г. Тюмени. Неоднократно принимал участие в Днях г. Москвы и в Празднике русской зимы, Днях русской культуры в Греции».

Вот и все. Но тот самый выпускник ЧГИК 1973 года Владимир Васильевич Кобрик – заслуженный деятель культуры Ханты-Мансийского автономного округа, отмечен знаками «Отличник культуры СССР», «Ветеран труда России», бронзовой медалью ВДНХ «За заслуги в развитии культуры коренных малочисленных народов СССР». По его инициативе в округе стали проводиться фольклорные фестивали. Он принимал самое непосредственное участие в организации и проведении Международного фольклорного фестиваля, который прошел в 1993 году в Долине ручьев в Ханты-Мансийске.

Это потом, после «Хорама» начали создаваться в разных городах и весях Югры фольклорные танцевальные коллективы. А «Хорам» был и остается в истории автономного округа первым коллективом, вынесшим на суд зрителей танцы народов ханты и манси.

Если суммировать все годы работы Владимира Васильевича в Ханты-Мансийске, можно без тени сомнений сказать – он и есть основоположник сценического танцевального искусства народов ханты и манси. Вот с этим высоким, пусть и неофициальным, званием он и встретил 2021 год – год 45-летия премьеры первого национального балета «Ась» и год своего 75-летия. И еще одна знаменательная дата будет у Владимира Кобрика – 65 лет назад он получил свою первую награду. Маленькая фарфоровая статуэтка ему особенно дорога – десятилетнему Володе ее вручили за первое место в танцевальном конкурсе Челябинской области…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика