Проблемы традиционного природопользования на севере Западной Сибири в 50-60-е годы

М.С. Мостовенко

В 1950-е годы государство обращается к проблемам охотничьих хозяйств северных регионов. Это связано с двумя основными факторами. Во-первых, к началу 1950-х гг. советской пушное хозяйство находилось в состоянии серьезного кризиса, как на общесоюзном, так и на региональном уровне. Практически отсутствовала эффективная законодательная база, существовали серьезные проблемы с организацией охотничьей деятельности, остро стоял вопрос о финансировании отрасли.

Во-вторых, государству вновь были нужные крупные денежные ресурсы, а получить их в короткий срок можно было опять же за счет продажи меховых изделий и шкурок пушных зверей. Все это заставило руководство страны обратить внимание на такую отрасль сельского хозяйства, как охота.

Государственная политика в области развития охотопромысла в регионе была направлена на развитие двух основных направлений: расширение сети клеточного пушного звероводства и содействие развитию заготовок «дикой» пушнины, которая в итоговых показателях ценилась выше, чем продукция, полученная со звероферм. При этом необходимо отметить, что здесь государство стремилось поддерживать, как индустриальную форму заготовок пушнины (звероводческие хозяйства), так и традиционную (охотничьи хозяйства). Таким образом достигалась комплексность охотопользования характерная для северных регионов.

Для улучшения эффективности показателей в начале 1960-х гг. на территории РСФСР, на базе обществ охотников, были созданы государственные промысловые хозяйства (госпромхозы) и организации занимающиеся заготовкой пушнины на кооперационных началах (коопзверпромхозы).

Вместе с тем созданные хозяйства столкнулись с отсутствием государственного регулирования цен на сдаваемую продукцию. Существовавшая ценовая политика приводила к тому, что на региональном уровне перспективные охотхозяйства начинали работать себе в убыток.

Характерен пример Цингалинского госпромхоза Ханты-Мансийского автономного округа, который с начала 1962 года и в течение 1963 года являлся убыточным, при том, что полностью выполнял заготовительные планы.

Во многом данная ситуация усугублялась отсутствием четкой управленческой структуры в отрасли, так как после 1956 года, когда было упразднено Министерство заготовок, чьи функции были переданы Центросоюзу (Центральный союз потребительских обществ). Центросоюз совместно с Роспотребсоюзом (Российский союз потребительских обществ) сократил количество государственных промысловых хозяйств практически в два раза с 71 до 32. Последующая передача дел в Главное управление охотничьего хозяйства в рамках Министерства Сельского хозяйства усугубила управленческую путаницу.

Однако это была не единственная проблема. Начавшаяся в 1960-е годы экономическая реформа направленная на создание совнархозов и повышение эффективности экономики привела к обратным результатам. Так согласно заключению по отчету Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР за 1963 год: «Постановлением Совета Министров РСФСР от 6 декабря 1962 года № 1587 предусматривалась организация в составе Центрального аппарата Главохоты РСФСР хозрасчетного управления госпромхозов. …Руководство Главохоты РСФСР нарушило это постановление и превратило указанное управление из части своего центрального аппарата в управление при Главке». Подобное решение не приблизило руководство управления Главохоты непосредственно к промыслу, что, в конечном счете, негативно сказывалось на охотничьей деятельности.

К середине 1960-х гг. Совет Министров РСФСР попытался кардинальным образом решить проблемы, мешающие эффективному функционированию охотничьих хозяйств. Постановление Совета Министров РСФСР «О мерах по улучшению ведения охотничьего хозяйства и повышению его доходности» от 14 июля 1965 года подразумевало проведение ряда реформ в сфере охотничьего хозяйства.

В рамках принятого постановления 1965 года отмечалась необходимость, рационального использования всех охотничьих угодий. Третий раздел постановления обязывал «Советы Министров Бурятской, Коми, Тувинской, Якутской АССР, Красноярский, Приморский, Хабаровский крайисполкомы, Архангельский, Амурский, Иркусткий, Камчатский, Магаданский, Томский, Тюменский, Читинский облисполкомы и Министерство сельского хозяйства РСФСР разработать и осуществить мероприятия по развитию охотничьего промысла в колхозах и совхозах таежных и тундровых районах».

Анализируя данный раздел, нельзя не заметить, что особое внимание уделялось развитию именно северных хозяйств как основных поставщиков «дикой» пушнины. Также, согласно постановлению, происходило расширение прав «охотоведов районной службы охотничьего надзора и директоров госпромхозов Главохоты РСФСР […] в части применения мер взыскания (кроме штрафов)». Такое решение позволило более эффективно бороться с браконьерством, показатели которого росли с каждым годом.

Так, по результатам проверки промохототделений одного из ведущих пушных районов Ханты-Мансийского автономного округа Кондинского, было установлено, что работа охотхозяйств находиться на достаточно высоком уровне. Согласно актам проверки, эффективность Кондинского промохототделения на 1967–1968 годы выглядела следующим образом: «На 1967 год план 60 тыс. 800 руб. фактически выполнен на 93 тыс., что составляет 152,9%. На 1968 год 72 тыс. руб. фактически выполнено на 1 октября 1968 года 42,2 тыс. руб., что составляет 58,6 тыс. руб., девятимесячный план 27 тыс. руб. выполнен на 156%». Сходные результаты продемонстрировал и Кондинский совхоз, процент выполнения плана на 1967 год составил 106,5, на 1968 план выполнен на 125,4%.

Такая ситуация была характерна не только для Кондинского района, в Октябрьском и Березовском районах общий план сдачи «дикой» пушнины составляла порядка 110%. Как следует из представленных данных, принятые постановления оказали положительное воздействие на развитие промысловых хозяйств.

Во второй половине 1960-х государство стало уделять особое внимание к проблемам развития северных хозяйств. Поскольку именно эти районы страны обладали крупнейшими запасами не только промысловых видов пушнины, но и значительными объемами сопутствующей продукции (ягоды, грибы, дикоросы). По данным на 1969 год на территории северных районов страны закупалось порядка 73% от всей пушнины в РСФСР. Примечателен и тот факт, что только в северных районах создавались госпромхозы и коопромхозы с комплексным подходом к использованию промысловых ресурсов. Так, существовавшие на территории Ханты-Мансийского автономного округа 2 госпромхоза и 4 коопзвепромхоза занимались не только охотничьей деятельностью, но также сбором дикоросов и частично рыболовством.

Необходимо заметить, что такой подход к организации деятельности промхозов позволял в полной мере обеспечивать их устойчивое развитие в условиях тайги и тундры. Комплексный характер хозяйственной деятельности позволял получать дополнительную прибыль, и в случае каких-либо проблем в одной сфере потери могли быть либо полностью, либо частично компенсированы за счет другой. Кроме того такой подход мог обеспечивать круглогодичную занятость сотрудников данных хозяйств.

В начале 1950-х гг. рыбная промышленность занимала важное место в экономической конъюнктуре региона. Во многом процесс индустриализации, до создания нефтегазового комплекса, опирался на инфраструктуру, созданную рыбной и лесной промышленностью. Большое количество водоемов и их богатое биологическое разнообразие создавало предпосылки для развития промышленного рыболовства на Севере Западной Сибири.

Переходя к общей характеристике рыболовного хозяйства Севера Западной Сибири, необходимо отметить тот факт, что оно находилось в крайне неблагоприятных условиях, вызванных причинами технического характера, а также недостаточной продуманностью общегосударственного планирования.

Второй специфической чертой является особенность гидрологического режима нижнего течения Оби и ее притоков, а именно заморные явления. Под «замором» в этом случае понимается массовая гибель рыбы от удушья, вызванного низкой концентрацией кислорода в воде. Для речного бассейна рассматриваемого региона появление заморов характерно в зимний период, в результате чего в начале весны в большинстве водоемов наблюдается гибель рыбы. О масштабности заморных явлений можно судить по материалам годового отчета о деятельности инспекции рыбоохраны по Ханты-Мансийскому автономному округу: «Проводя наблюдения за скатом ельца из реки М. Карым научный сотрудник Обь-Тазовского отделения СибНИИРХа (Сибирский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства) Захаров В.М. встречал погибшую рыбу (язя, ельца, плотву) во многих местах по р. Б. Салым, ее притокам М .Карыме и Б .Карыме в старицах р. Б .Салым, заосотровках, омутах и прочее… Запах разлагающейся рыбы разносился на многие километры из тех мест, где ее погибло особенно много». Это явление повышало в данном случае значимость так называемых «живунов» – водоемов с высокой концентрацией кислорода в воде.

Переходя к характеристике системы управления рыбным хозяйством региона, необходимо отметить следующие факторы. Во-первых, в рассматриваемый период произошло несколько реформ менявших систему как территориального, так и экономического управления в регионах, что в свою очередь негативным образом сказывалось на функционировании различных отраслей народного хозяйства.

Так, вначале 1960-х годов единое управление Обь-Иртышским бассейном было разделено на 6 совнархозов: Алтайский, Новосибирский, Кемеровский, Омский, Восточно-Казахстанский, Тюменский (Среднеуральский). При этом управление рыбной промышленности было создано лишь в Тюменском совнархозе. Такое искусственное разделение единого хозяйственного комплекса привело к серьезным трудностям в сфере воспроизводства и охраны рыбных ресурсов бассейна.

Создание нескольких небольших советов народного хозяйства во многом способствовало развитию узковедомственного подхода к развитию отрасли. В результате это привело к тому, что в короткие сроки предприятиями Западной Сибири был нанесен значительный ущерб рыбным запасам.

Видя негативные последствия перехода к территориальному принципу управления, в 1962 году Советом Министров СССР совместно с ЦК КПСС было принято постановление «О мерах по увеличению добычи рыбы и производству рыбной продукции». В одном из его разделов говорилось о создании единых бассейновых управлений рыбной промышленностью. На территории Севера Тюменской области создавались две крупные организации, отвечавшие за заготовку рыбной продукции: Хантымансийскрыбпром и Ямалрыбпром, которые подчинялись Сибирскому территориально-производственному управлению рыбной промышленности (Сибупррыбпром).

Во-вторых, добычей рыбы в регионе занимались сразу несколько организаций, которые соревновались между собой по объемам выловленной рыбы. Основными организациями, ведущими рыбозаготовку, являлись предприятия государственной промышленности (рыбозаводы), колхозы и совхозы ПОХа (промыслово-охотничьи хозяйства) и ГОХа (государственные охотничьи хозяйства), рыбартели. Такое количество заготовительных организаций не только создавало определенные трудности в управлении ими, но и наносило ущерб рыбным запасам.

Попытка избавиться от негативных факторов в рыболовном промысле была предпринята еще в 1957 году, когда было принято совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему развитию экономики и культуры народностей Севера» [12, с. 145]. Основная цель данного документа заключалась в том, что необходимо использовать все доступные возможности для развития региона. Необходимо заметить, что это постановление было направлено на решение технических проблем отрасли, но не решало проблемы управления рыбной промышленностью округа.

Необходимость повышения эффективности рыбного хозяйства заставила руководство рыбной промышленности обратиться к специалистам, в результате чего было создано Обь-Тазовское отделение ВНИОРХа (Всероссийский научно-исследовательский озерного и речного хозяйства – прим. автора). Основной задачей этой организации стало изучение особенностей биологии промысловых рыб, оказание консультативной помощи при планировании объемов вылова.

Кроме того, в данное постановление был включен раздел о необходимости увеличение объемов финансирования отрасли. Активная финансовая поддержка со стороны государства привела к тому, что удельный вес валовой продукции промышленности в Ханты-Мансийском округе составлял 44%, а в Ямало-ненецком – 72%, общий вес округов по добычи рыбы в Тюменской области составлял 93%.

Таким образом, можно говорить о том, что в 1950–1960-е годы на Севере Западной Сибири система традиционного природопользования развивалась экстенсивным путем. Основной акцент делался на расширение площадей, как охотничьих угодий, так и увеличение количества используемых водоемов. Однако одновременно с этим процессов, как на общегосударственном, так и на региональном уровне начинает формироваться система природоохранных мер. Вместе с тем стоит сказать о том, что принятые государством меры во многом носили декларативный характер и существенного влияния на ситуацию в регионах не имели.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика