От пьедестала почета до расстрельной стенки

От редакции. Перед вами – четыре заметки из окружной газеты 30-х годов, в которых рассказывается о жизни — и смерти — нескольких людей. Первую и остальные заметки разделяет всего лишь один год(!). Но за это время герои успели пройти расстояние от пьедестала почета до расстрельной стенки… 

Награждение директора Самаровского комбината тов. Соломина

Самаровский консервный комбинат в 1935 году впервые выполнил годовую программу и, на основе стахановского движения, на основе умелого административно-хозяйственного и политического руководства, дал стране 228 тысяч банок консервов сверх плана.

За умелое руководство комбинатом народный комиссар пищевой промышленности тов. Микоян премировал директора Самаровского консервного комбината тов. Сергея Петровича Соломина двумя тысячами рублей и именными часами.

Тов. Микоян за досрочное выполнение плана 1935 года премировал директора Обьтреста тов. Угланова тремя тысячами рублей и его заместителей т.т. Аверина и Андреева двумя тысячами рублей каждого.

В распоряжение тов. Угланова, начальник главрыбы тов. Андриянов выделил 35 тысяч рублей для премирования лучших директоров и инженерно-технических работников треста и рыбозавода.

«Остяко-Вогульская правда», 18.2.1936

Суд над вредителями из Обьрыбтреста

В Тобольске начался процесс над контрреволюционной шайкой вредителей, орудовавшей в течение долгого времени в Обском рыбном тресте. На скамье подсудимых — бывший заместитель управляющего трестом Аверин, быв. начальник фин-планового отдела Галкин, быв. директор Обьрыбпродснаба Будницкий, быв. ответственные работники треста — Данилов, Попов, Штван, Зудилов, Скороходов, Семофалов, бывший директор Самаровского комбината Соломин, его заместитель Степанов, работники Тюменской сбытовой базы треста Широков и Сухоруков. Дело рассматривает специальная коллегия Омского облсуда под председательством члена президиума облсуда т. Дудко; члены суда — тт. Мамедов и Огорелков. Обвинение поддерживает облпрокурор т. Раппопорт, защищают защитники тт. Осипов и Дягилев. По делу вызван ряд свидетелей.

Председательствующий т. Дудко огласил обвинительное заключение. Аверин, Галкин, Данилов и Будницкий, эти заклятые контрреволюционеры-вредители, подручные правого бандита Угланова, активно насаждали в Обьрыбтресте враждебные элементы — троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев, эсеров, бывших торговцев и белых офицеров. Враги были расставлены на всех участках работы треста, некоторые же важнейшие отрасли целиком были в руках вредителей: отдел планирования возглавлял бандит Галкин, его подручными были торговец Скороходов, белобандит Попов, враг Штван, троцкистско-бухаринские выродки Иоффе, Мебель, Токарев и другие.

Финансовым хозяйством треста единовластно распоряжался троцкист Петров. Контрреволюционная банда щедро оплачивала государственными деньгами вредительские действия своих членов — свыше 15000 рублей под всякими незаконными предлогами роздано троцкистско-бухаринским ублюдкам.

Во всех отраслях производственной, финансовой и хозяйственной деятельности треста члены контрреволюционной вредительской шайки активно и систематически вредили, стремясь развалить рыбное хозяйство Обского бассейна. Вредительская организация с контрреволюционной целью занизила производственные программы треста, «спланировала» обработку рыбы по сортности и нормам утечек и отходов так, что это принесло тресту 3 миллиона 519 тысяч рублей убытка. Вредители умышленно понижали качество продукции треста, многие лучшие сорта рыбных товаров вовсе вывели из производства, разрушили ценное садковое хозяйство треста. Громадные вложения, которые государство давало тресту, враги использовали вредительски. Они замораживали капиталы. С этой целью они закрыли рентабельную Сургутскую консервную фабрику, одновременно вложив 2 миллиона 200 тысяч рублей в строительство совершенно ненужной законсервированной Шугинской фабрики, экономическое «обоснование» которой было произведено врагами-троцкистами. Вредители организовали порчу рыбы, которая десятками тысяч пудов шла в утиль, особенно рьяно портили рыбу враги на Тюменской базе треста, уничтожая сотни тонн.

На Самаровском комбинате враги за 1935-1936 год сгноили 643 тонны рыбы. Вредительская шайка умышленно заморозила караван с рыбными товарами, что принесло государству 1 миллион 750 тысяч рублей убытка.

Вредители, сидящие сейчас на скамье подсудимых, совершили ряд диверсионных актов, срывали снабжение рабочих, творили произвол над национальными рыболовецкими колхозами, срывали стахановское движение, травили коммунистов, комсомольцев и лучших рабочих. За все это их судит советский суд. Начался допрос подсудимых.

«Остяко-Вогульская правда», 20.9.1937

Повысим революционную бдительность

28 сентября во всех цехах Самаровского консервного комбината прошли митинги. Рабочие обсудили приговор выездной сессии областного суда по делу контрреволюционной группы вредителей, орудовавших в Обьгосрыбтресте.

Рабочие в своих речах на митингах выразили презрение к жалкой шайке бандитов, троцкистско-бухаринских, углановских прохвостов.

На митингах приняты были решения, одобряющие приговор выездной сессии областного суда.

Рабочие утильцеха и энергоцеха в своем решении записали: «Мы знаем, что корни углановщины еще не все выкорчеваны, поэтому считаем необходимым еще больше поднять революционную бдительность, помогая верным сынам родины — славным чекистам ликвидировать остатки углановщины».

Рабочие этих двух цехов на митинге обязались отремонтировать к 20 октября двигатель в 40 лошадиных сил, выпускать продукцию – только высококачественную.

Решения митингов всех цехов выражают готовность рабочих «еще выше поднять революционную бдительность на всех участках комбината, с корнем выкорчевать из предприятия врагов социалистической стройки, под какой бы маской они ни скрывались».

В резолюциях рабочие благодарят Сталинского Наркома т. Ежова и его славных чекистов, очищающих социалистические предприятия от врагов народа.

Арапов

Враги народа понесли заслуженную кару

23 сентября выездная сессия областного суда вынесла приговор по делу контрреволюционной группы вредителей Обьгосрыбтреста.

Сессия облсуда приговорила: к высшей мере социальной защиты — расстрелу — бандитов: Аверина, Галкина, Данилова, Соломина, Скороходова, Штван, Степанова и Широкова; к 10 годам изоляции и 5 годам поражения в правах Будницкого; Попов и Сухоруков приговорены к 8 годам изоляции и 5 годам поражения в правах каждый.

«Остяко-Вогульская правда», 30.9.1937

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мысль на тему “От пьедестала почета до расстрельной стенки”

Яндекс.Метрика