Пять лет борьбы и побед

С далеких Алтайских гор и снежного Уральского хребта к холодному и суровому Ледовитому океану несет свои тяжелые, мутные воды могучая северная река Обь с ее притоками. Бесчисленные притоки, сора и озера питают своими водами реку-мать. Пространство, равное по величине Германии и Франции, на протяжении полутора тысяч километров занимает край народов хантэ и манси.

Сурова и неприветлива природа края. Она скупа на свои дары. «Она есть страна холодов, непригодная для жизни» (профессор В.К. Андреевич). Но ошибся буржуазный профессор. Он не учел, что упорны и настойчивы люди этого края. Они способны одолеть тысячекилометровые пространства тайги и тундры, преодолеть холод и лишения сурового края и победить непокорную природу.

Многовековые таежные великаны — кедры, сосны и ели в суровые декабрьские ночи низко склонили свои лохматые головы. Гудят молодые поросли. Скупы на словах, но богаты содержанием были этого сурового края — были жестокой борьбы и лишений народов хантэ и манси. Вся тайга, вспоминая кошмары прошлого, еще радостнее наполняется содержанием новой жизни возрожденного Октябрем народа.

Край народов хантэ и манси — суровый и неизведанный. Он богат пушниной (мягкой рухлядью). С давних времен этот край привлекал представителей торгового капитала, жадных до богатой и легкой наживы.

Окончательно подчиненный Российскому государству, край хантэ и манси с XVI-XVII века стал ареной колониального грабежа, жесточайшей эксплоатации и физического уничтожения коренных жителей. В книгах Московского государства рассказывается о кровавых страницах завоевания Югорской земли.

«В лето 7007 великий князь Иван Васильевич послал воинство, свое на Югорскую землю и на Вогулича, и шедше взяша грады их и землю завоеваша и князей поймав, приведоша на Москву. Прочих же Угрич и Вогулич побиша и придоша все здоровы к великому князю».

Так поступали московские цари с мирными народами Крайнего Севера. Их поздние приемники кровавые венценосцы из дома Романовых с плеядой приспешников: воеводами, исправниками. Попами, миссионерами, совместно с местными ставленниками -князьями и шаманами затмили своей жестокостью даже опричников грозного царя.

Непосильный ясак в пользу государя и воевод, своих князей, сборы в пользу церквей, монастырей и шаманов, посулы чиновникам и мелким чиновным людишкам, наконец, наглый обман народов хантэ и манси купцами и кулаками — поставили на грань голода и нищеты и вымирания народы хантэ и манси.

Иногда возмущенные наглым издевательством и обманом воевод, служилых людей и духовенства, хантэ и макси писали челобитные царю.

«Как приехал на Березов воевода Плещеев и от него ясачным людям начались притеснения и насильства великие: у кого сведает лисицу черную или бобра черного или соболя доброго и по них посылает служилых людей и велит насильно привозити их с лисицами и бобрами и соболями к себе на подворье». «От этих притеснений и насильства от воеводы и служилых людей ясачные люди всех волостей обнищали, великими долгами задолжались, жен и детей попродавали, а иные позакладывали». Эти челобитные в лучшем случае только доходили до Тобольского губернатора и митрополита, и оставались без ответа.

Богатый край в течение 300 с лишним лет находился под гнетом царизма. Забитый, угнетенный народ стонал под жестоким ярмом воевод, исправников, духовенства и хищников торгового капитала.

Народ хантэ и манси, находясь на грани крайней нищеты, питался рыбными отбросами, корой деревьев, корнями, вымирал от голода, вымирал от социальных болезней (алкоголь, сифилис). Темнота и невежество свили себе прочное гнездо в хантэ-мансийской юрте.

До Октябрьской революции народ хантэ и манси был поголовно неграмотным, совершенно не было школ, больниц для национального населения. В 23 «церковно-приходских» и сельских школах на территории теперешнего округа учились исключительно дети служилых людей, чиновников и местных купцов и князей. На всей обширной территории Остяко-Вогульского округа имелось только 2 земских врача.

Царско-полицейскому строю выколачивающему всевозможными путями богатства севера, были чужды заботы об эксплоатируемом и угнетенном народе.

Стоны умирающих от голода, крики насилованных женщин и проданных в рабство детей, свист розги, нагайки и звон кандалов сопровождался колокольным звоном, кадильным дымом, приторно-сладкими церковными напевами и громкогласными здравницами о «благочестивейшем самодержце». ТАК БЫЛО.

Октябрьская революция освободила народы СССР от рабства и угнетения. Она возродила к новой жизни малые северные народы, разбив цепи неравенства и капиталистической эксплоатации.

Глубокий кровавый след по тайге и тундре, по большим к малым рекам хантэ-мансийского края оставили отступающие колчаковские банды. Кровью рабочих, крестьян и красноармейцев отмечен путь пловучей Колчаковской тюрмы от Тобольска до Томска в 1919 году. Холодные волны Оби к Иртыша, дремучие таежные леса были немыми свидетелями зверской расправы колчаковских банд над мирным населением хантэ-мансийского края.

Суровую школу жестокой классовой борьбы с остатками разгромленного и осевшего в тайге и тундре офицерства, полуфеодалов, князей, кулаков и шаманов прошел народ хантэ, манси и своей кровью завоевал право на строительство новой, светлой жизни, без эксплоататоров, как равноправный член сплоченной семьи народов СССР, созидать великое здание социализма.

Нет больше старой югры, а есть волею партии и Советской власти созданный пять лет тому назад Хантэ-мансийский национальный округ, как яркое воплощение ленинско-сталинской национальной политики. За годы Советской власти, а в особенности за 5 лет работы национального округа, коренным образом изменилось лицо нашего края.

В безлюдной тундре, на неприступных Уральских склонах, где шумели свои песни суровые северные ветры, да изредка по белой простыне снега пробегал песец, дикий олень или стелилась ровная лыжница охотника, сейчас слышен стук кайлы, молота. Здесь разрабатываются богатейшие залежи пьезо-кварца, исландского шпата, промывается золото, ведутся изыскания на уголь, нефть и другие богатства недр.

Мутные волны Оби и Иртыша вместо унылых напевов рыбаков хантэ и манси слышат новые мотивы — мотолодок, стационаров, лебедок, конных воротов. В нашем округе сейчас работает 6 рыбозаводов. Имеются моторизированные и механизированные пески Обской МРС.

Вместо кустарной обработки рыбы, в последние годы в округе открыто пять рыбозаводов и работает мощный рыбоконсервный комбинат, с производственной программой свыше 4.000.О00 консервных банок.

В глухой тайге, где ранее редко ступала нога человека, сейчас ведется строительство промышленных предприятий. На высоком, песчаном берегу Конды заканчивается строительство ягодно-экстрактного завода, с производственной мощностью в 1600 тонн лучших по качеству сортов северных ягод брусники и клюквы. А где свои мутные и бурные воды Иртыш отдает Оби, строится мощный индустриальный лесохимкомбинат дли переработки кондинских и сургутских лесных массивов.

В глухой тайге, где прежде не было признаков жилья человека, построен заново поселок Остяко-Вогульск — административный и культурно-политический центр национального округа. За короткий срок своего существования поселок Остяко-Вогульск насчитывает свыше пяти тысяч жителей, имеет баню, электростанцию, звуковое кино. 2 клуба, начальную и среднюю школу, 2 техникума, СПШ, музей, библиотеку, больницу, ветлечебницу, детсад и ясли, и целый ряд других культурно-бытовых учреждений.

Какое может быть сравнение нового социалистического поселка Остяко-Вогульска с теми городами, которые насаждало на Севере царское правительство.

Так в Сургуте, по переписи 1625 года, было жителей с женами и детьми: «Два атамана казачьих, два поляка, один казак, 25 десятников, 177 родовых служилых людей, два подьячих, один черный, одни белый поп, три пушкаря, одни толмач остяцкий, один пономарь, один городовой воротник, одни острожный воротник, один палач, одни новокрещенный остяк и одна просвирня». Город и его обитатели вполне соответствовали хищной политике русского царизма.

За годы Советской власти, и особенно за пять лет работы национального округа, партией и правительством вложены громадные средства в реконструкцию пушного хозяйства края. Вместо хищнического уничтожения и истребления ценных пород пушного зверя, организуется плановое охотничье хозяйство: создано 2 кооперативных охотхозяйства и 7 промыслово-охотничьих станций. В наиболее глухих таежных урманах организован Государственный боброво-соболиный заповедник. Здесь разводятся новие породы зверя: ондатра, баргузинский соболь, американская норка и ценные породы лисицы.

Сталинский устав сельхозартели явился исходным пунктом борьбы за социалистическое животноводство. За 1935 год мы имеем прирост по лошадям и крупному рогатому скоту. Из года в год увеличивается поголовье стада, находящегося в личном пользовании колхозников.

Сейчас уже исключена возможность эксплоатации человека человеком. Возрожденный Октябрьской революцией народ хантэ и манси, под мудрым водительством коммунистической партии большевиков, встал на путь роста колхозной — зажиточной и культурной жизни.

Вот что пишет в газету «Хантэ-Манчи Шоп» знатный рыбак Самаровского района Венедикт Прокопьевич Конев: «план прошлого года я перевыполнил на 720 процентов и за свою работу за год получил 4700 рублей. Прав наш любимый вождь, друг и учитель -товарищ Сталин, когда он говорит, что сейчас жить стало хорошо и весело. Колхоз поставил меня на ноги и открыл мне глаза на замечательную новую жизнь, которая мне раньше и во сне не слилась».

Буржуазные исследователи и публицисты в угоду буржуазии затушевывали истинный смысл царско-помещичьей политики, направленной на жесточайшую эксплоатацию колоний и ограбление национального населения. Они были далеки от мысли истинных классовых причин, породивших беспросветное существование национальной бедноты и вымирания эксплоатируемого народа. Наоборот, они считали законом, что вымирание хантэ и манси идет последовательно от пьянства и лени — основных пороков националов. «Пьянство — главный порок инородцев севера и, вместе с леностью, главное препятствие к благосостоянию их» (Дунин-Горкавич).

Эти лживые измышления и клевета буржуазных писак опрокинуты социалистической системой хозяйства. Советская власть и коммунистическая партия создали все возможности к расцвету творческой инициативы и подъему трудового энтузиазма всех народов СССР, превратив труд из зазорного и проклятого — в дело чести, дело славы, дело доблести и геройства.

Развернувшееся стахановское движение в нашем округе охватило все отрасли народного хозяйства. Каждый район имеет сотни знатных людей — стахановцев рыбного и пушного промысла, в сельском хозяйстве и промышленности. Таких людей, как Иван Иванович Саранин — знатный охотник Ларьякского района, Иван Николаевич Тарлин — хантэ Казыма, отличник-учитель Игнатий Степанович Летков, охотники-стахановцы Анна Петровна Казымкина и Анна Денисовна Соскунова, рыбак отличник — Венедикт Прокопьевич Конев, Николай Родионович Альбин. Александр Петрович Рочев и многие другие сотни знатных людей, показателями которых может гордиться каждый район нашего округа.

17-летний охотник хантэ Андрей Александрович Алгашубов за сезон 1935-36 года заработал 1837 рублей. Он сдал все первосортной пушниной. Бригада Чуинельского колхоза только за одну пушнину за 1935 год получила 11900 рублей. Эти примеры говорят о том, что в Советском Союзе в тесном сотрудничестве народов всех национальностей имеются все возможности для созидательного труда и роста счастливой, зажиточной и культурной жизни.

Наш округ к пятилетию имеет своих героев, таких орденоносцев, как: Чупрова Г.Г., Федулова А.П., Ложева А.П. и Щепеткина Г.В. Кроме этого, у нас имеются сотни людей, награжденных значком «Охотника ударника», грамотами ударника за успехи в деле выполнения хозяйственных планов округа.

Все это еще лишний раз подтверждает замечательные слова товарища Сталина о том, что «люди работают у нас не на эксплуататоров, не для обогащения тунеядцев, а на себя, на свой класс, на свое, советское общество, где у власти стоят лучшие люди рабочего класса. Поэтому-то труд у нас имеет общественное значение, он является делом чести и славы» (Сталин).

В результате подъема благосостояния трудящихся хантэ и манси, подъема культуры и улучшения быта не может быть больше и речи об угасании народов хантэ и макси. Буржуазные теории вымирания инородцев опровергнуты цифрами роста колхозного населения. Только за последние пять лет прирост национального населения хантэ составляет 1319 человек и манси 409 человек, тогда как при царизме, в результате колониального угнетения, факты свидетельствуют о полном вымирании националов по р. Демьянке и Туртасе и Казыме.

Ко дню пятилетия округа мы уверенно можем сказать, что повсеместно: в глухой тайге и обширной тундре ломаются старые устои в обычаях, обрядах и сознании народа хантэ и манси.

На далеком Казыме, в прошлом забитые и всецело находящиеся во власти предрассудков и шаманов, сейчас женщины окончательно порывают с традициями прошлого. Вместо грязного и холодного «манькоу» роженицы Приказмья проводят роды в родильном покое, в советской больнице, на культбазе. Свыше 100 женщин националок сняли «вахшомы» (платки, закрывающие лицо от мужчин). В результате большой массовой работы женщины хантэ Казыма привели в культурный вид свои юрты, и только за один 1935 год здесь построено по юртам 10 бань.

За пять лет существования национального округа из хантэ и манси выдвинуты замечательные организаторы и руководители на советскую, кооперативную и колхозную работу. Таких людей, как И.И. Соромин — председатель колхоза из Ларьяка, И.Н. Тарлин — председатель нацсовета, В.А. Аликов — член Окрисполкома, Кутмаров — член окрсуда, Сигильетов — председатель Ларьякского райисполкома, Кугин — член Облисполкома и ряд других товарищей знает весь народ национального округа, как передовых борцов за дело социалистической перестройки округа.

Таким образом советская власть и коммунистическая партия, последовательно проводя ленинско-сталинскую национальную политику, приблизив органы управления — нацсоветы, райисполкомы и Окрисполком к массам национального населения, — изменили хозяйственный облик края хантэ и манси в край социалистический и обеспечили подлинный размах народного творчества и расцвет культуры, национальной по форме и социалистической по содержанию. ТАК ЕСТЬ.

Трусов

«Остяко-Вогульская правда», 1935 год

Делегаты II окружного съезда Советов слушают доклад председателя Остяко-Вогульского окрисполкома В.С. Васильева. 24.12.1934

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика