Рецептура любви

Леонид Бабанин

Множество раз в своей жизни я ходил, влачился, мчался на свидания к девушкам. Мечталось о высокой чистой любви, нежности, долгом, несмолкаемом счастье. Первые прикосновения, будто электрическим током, прошивали до предела напряжённое тело. Хотелось. Всего и сразу. Тут же и навсегда. В юности, молодости главным было – завоевать сердце девушки, добиться взаимности, получить неоспоримые свидетельства ответного чувства. Кому были интересны бытовые подробности, сопровождавшие эти, вселенского масштаба, процессы?!

Когда тебе уже за сорок, свидание приобретает особый смысл, смакуешь его совсем другими чувствами. И готовишься к нему, хоть и с трепетом, волнением, вожделением, однако «вооружение» существенно поменялось. У тебя солидный жизненный опыт, мудрость, куча интересных и даже захватывающих историй и приключений. Ты многое умеешь. Настолько много, что давно уже не пытаешься по-пацански демонстрировать сразу все свои умения. Кто-то «берёт» достатком, шикарными апартаментами, авто и прочей мишурой. Кто-то — интеллектом, образованностью, кто-то — рассказами об экзотических путешествиях. Арсенал зрелых мужчин всяк и разнообразен.

Мне нравится (почему-то отданный на откуп женщинам) старый как мир способ завоевания сердец возлюбленных – через желудок. В зрелом возрасте, готовясь к нечастым уже свиданиям, я едва ли не в первую очередь начинаю лихорадочно «листать» в голове воображаемую кулинарную книгу, пытаясь угадать, чем мне удастся сразить сердце своей избранницы. Вспомнилось, как несколько лет назад меня, неожиданно оказавшегося на любовной тропе, здорово выручил кулинарный опыт. Решил это я завоевать расположение одной очень милой девицы.

Если без ложной скромности, я считаю себя мастером по приготовлению блюд из даров северной природы. И поэтому, отправляясь на свидание (а ехать надо было в другой город, за несколько сот километров), прихватил с собой пару щучек собственного улова, килограмма на три каждая. Я знаю не очень много людей, которые будут всерьёз утверждать, что щука —  именно тот деликатес, которым можно поразить воображение современной девушки. Точнее, я, кроме себя, таких людей вообще не встречал. Но я знаю, что говорю, потому что умею делать из этого сказочного персонажа сказочную еду. Решил взять с собой также добрый кусок оленины, купленный по случаю в оленеводческом совхозе «Саранпаульский».

(Хиреет, к слову сказать, этот совхоз, сокращается поголовье оленей. А ведь хозяйство-то уникальное. Если бы взяться окружным властям по-хорошему за его развитие, нормальный  бизнес можно было бы наладить. Диетическое мясо, шкуры, рога. Мясо оленя, кроме того, что оно  очень вкусное, ещё и чрезвычайно полезное. Оно экологически чистое, и, как утверждают, не содержит холестерина.

Ямальские оленеводы уже давно наладили поставки оленины в Европу. Очень неплохие денежки, говорят, выручают за него. Ведь за границу оно уходит по значительно более высокой цене, в сравнении с той, по которой реализуют оленину саранпаульские оленеводы).

Пятилитровую пластиковую бутыль доверху засыпал засахаренной морошкой. Невозможно вкусная ягода, скажу я вам. Она и к чаю хороша, и просто так, безо всего умнёшь её столько, сколько поставят на стол. Бывало, и водочку ею закусывали. Хорошо шли, что одна, что другая.  Во вместительный туес аккуратно уложил пару хвостов муксуна подсоленного в колодку. О себе нельзя забывать. Пивка-то обязательно возьму разливного, так к нему прихватил пару пластин подсоленной и вяленой лосятины.

Вижу, вижу скептические ухмылки гастрономов-гурманов. Мол, ну и где тут экзотика? Дешёвая рыба, шмат постного мяса, лесная ягода? А не спешите.

Вот мы не спешили никуда. Спокойно завершили текущие дневные  дела, потом отдохнули в шикарном бассейне с сауной. Распарились, расслабились. Но и воодушевились на приятный вечерок. Конечно, можно было сводить девушку в ресторан и угостить её дорогой рыбой дорадой, коллекционным вином и т.д. Было. Хаживали и в рестораны. Запомнились сербские рестораны прекрасно приготовленным мясом под ароматную сливовицу. Во французских ресторанах обычно заказываю морепродукты. Ну и коньячок у них не самый дерьмовый. В наших русских ресторанах выбираю хорошую водочку, простую еду под неё, и обязательно — настоящего студёного клюквенного морсу.

А сегодня, повторю, мы идём в её уютную небольшую квартирку, где в первую половину вечера меня интересует только кухня. Здесь чистенько, приглядно, судя по кухонной утвари, хозяйка любит готовить, и готовить разнообразные блюда. Тем более, никак нельзя мне оплошать с моими дарами северной природы.

Можно было бы, конечно, для полноты картины заготовить настоечки – на ягодах, орехах – да мало ли. Но уж ладно, тут мы сделаем небольшую уступку и водрузим на стол бутылку марочного португальского портвейна урожая 1992года. Открыл вино, но перед тем, как разлить его, высыпал в глубокую тарелку ягоду морошку – радостно-оранжевую, солнышком засиявшую на столе. Взглянешь на неё, на лице сразу появляется улыбка, а в душе – нежность и доброе тепло. Мы выпили по бокалу вина, чуть задерживая дыхание, наслаждаясь терпким густым ароматом. Последний глоток не сглатывали сразу, а бережно приняв его языком, плотно прижимали хмельное питьё к нёбу, и мягко вдыхая воздух носом, уже чуть шальными глазами разглядывали приметы головокружительного блаженства на лицах друг друга. И самое время насладиться необыкновенным сочетанием послевкусья доброго южного вина с солнечной таёжной ягодой, упругие тяжёлые бусины которой так приятно придавливать языком в предвкушенье густого сладкого сока.

А вечер наш, тем временем, проворной змейкой устремился в щедрое лоно любовно-кулинарного счастья. На широкую разделочную доску улеглись востроносые щуки. Ножи в доме поточены, ещё один плюс. Умело обходя желчные мешочки, одним движением отсекаю головы, укладываю их в кастрюльку, которую хозяйка, без слов угадывая мои потребности, выставила на стол. Из голов получится отличный навар. Заливаю водой, так, чтоб чуть покрыла головы, и — на огонь. Для приготовления вкусного и красивого блюда нужно «совсем немного». Иметь навык, хорошо знать особенности тех продуктов, которые употребляешь, опрятность. Ну, и самое главное, нужно готовить только с любовью и желанием. То есть, как в любви всё.

(Когда представляется случай пофилософствовать на кулинарные темы, мне, почему-то, чаще всего вспоминается одно из самых сильных впечатлений, полученных от общения с коренными северными народами. Было это на забойном пункте в посёлке Юильск. Обычно оленей забивают специалисты совхоза, а разделывать туши предлагают местному населению. Расценки, вроде бы, неплохие, люди берутся за эту работу. Так вот, один из них, сразу приковывал к себе внимание, зачаровывал даже.  На работу он выходил вместе с женой. Одежда на нём была хорошо подогнана, не мешала, наоборот, только подчёркивала силу и ловкость тренированного тела, умелых, проворных рук. Я почему-то обратил внимание на то, что отправляясь в прямом смысле на грязную кровавую работу, он обул ноги в белые кисы из оленьего меха. Разделать тушу животного – не простое занятие. Нужно аккуратно, не повредив, снять шкуру, извлечь внутренности, тщательно разобрать их, повесить тушку на специальные вешала. Муж с женой обработали в тот день двадцать четыре туши. Ни на одежде, ни на белых кисах я не увидел ни единого пятнышка крови).

Стараясь не отступать от заповедных правил, я, учитывая обстановку, всё же добавлял в свои движения чуточку артистизма. Закипели в кастрюльке щучьи головы. Полоснув ножом брюшко, я бережно извлёк потрошки и с удовольствием отметил, что, выбирая, точно угадал икряную щуку. Спелая весенняя икра уж точно не затеряется в нашем праздничном меню. Параллельно шла другая художественная работа – девушка сервировала стол. Красивые изящные бокалы, со вкусом подобранный столовый сервиз, салфеточки, приборы. Стол у прелестной моей сердечной привязанности получился столь же красивым, как и она сама.

Щучью икру я собрал в мисочку, привычно орудуя вилками не хуже миксера, разбил тонкую плёнку, удалил её, присыпал икру солью, добавил чёрного перца и ещё раз взбил как следует рыжеватую россыпь. Но это ещё не всё. Мелко-мелко нашинковал кинзы, петрушки, укропа (по объёму получилось столько же, сколько было икры), смешал всё в одну массу и упрятал в холодильник — дозревать.

От тушек отсёк хвосты и отложил на время в сторону — пригодятся. Потрошки разрезал повдоль, промыл под проточной водой, поскрёб ножом — готовы. На дно кастрюли выложил щучьи хвосты, печень, пузырь, нарезанные потрошки. Залил это всё (так, чтобы только чуть накрыло) наваром из щучьих голов и тут же – на горящую конфорку. Бульон закипел буквально через несколько минут. Засекаем время. Больше десяти минут кипеть ему не нужно, а то потрошки разварятся, не будут аппетитно похрустывать. Перед тем, как выключить газ, добавляю лаврушки и… не знаю почему, рука потянулась к специям. После секундной заминки, всё-таки, рискнул в качестве эксперимента добавить щепотку хмели-сунели.

Блюдо готово! Стол застыл в ожиданьи пиршества. Тонко нарезанный хлеб со сливочным маслом — под икру. Она, по всему, должна уже дойти до нужной кондиции. Выкладываю её в хрустальную вазочку. Вопрос — вот почему я стараюсь никому не доверять эту совсем простую операцию – выложить икру из миски в вазу? Да потому, что сделав это столовой ложкой, ты получаешь законное право тут же, не сходя с места, облизать эту ложку! Теперь всё делаем стремительно: икорку на хлебушек, вино – в бокалы. Сели, выдохнули, посмотрели друг другу в глаза, и, не отводя взгляда, долгим глотком испили пурпурную струю портвейна. Хорошо, хорошо идёт португальский напиток под  щучью слабосолёную икру с зеленью.

Однако пришла пора оперировать закусками горячими. Выкладываю на  дно глубокого блюда хвосты, печёнку, потроха, заливаю сверху бульоном, посыпаю ворохом нарезанной зелени. Если чего и не хватает для полноты впечатления, так это – запаха костра. С дымком-то рыбное блюдо куда смачнее потреблять. Ну да ладно, и так хорошо. Потрошки, поддающиеся зубам с едва ощутимым хрустом, нежнейшая печень, наваристый, сытный бульон особого, надолго запоминающегося вкуса. Утолив первый смак, дальше мы уже прикусывали одно, другое, на что глаз упадёт. Вино, вкусная еда, задушевная беседа. Всё вместе это редко удаётся совместить. Оттого и тянули, растягивали мы неизъяснимое удовольствие праздника. Праздника встречи двух, так оказавшихся нужными друг другу, людей. Пусть ненадолго, главное, что мы были в эти минуты, часы – счастливы. И смаковали своё случайное счастье, как могли. Мы доверяли друг другу самые сокровенные мысли и чувства, самые дорогие воспоминания. Портвешок не давал эйфории улетучиться, сохраняя градус нашего воодушевлённого единения.

Однако же, совсем раствориться в атмосфере сказочного вечера я не мог себе позволить. Ведь ещё не вся программа выполнена. Это я выдал только прелюдию. Так сказать, на разогрев. Разве мог я не угостить свою возлюбленную горячим блюдом из оленины?!

Мясо режу некрупными ломтями, потом пластаю его поперёк, получаются сантиметровые кубики. Закладываю их в сковородку, подливаю водички вровень с нарезкой, добавляю лаврушки, аджички, ставлю на огонь. Мясо кипит минут двадцать. Мы в это время не сидим сложа руки. У нас ведь ещё не потерявшая привлекательности морошка радует глаз, просится в рот. Просишься – иди. Нет-нет, про вкусовую гармонию мы не забыли, вот он, твой законный глоток портвейна. Выждав нужную паузу, в  сковородку, источавшую истошный мясной дух, выложил баночку лечо. Дал покипеть минут пять, выключил, плотно прикрыл крышкой. Пусть маленько дойдёт.

Есть, конечно, сильно не хотелось. Однако на дегустацию оленинки нас ещё хватило. Я положил в тарелки по ложечке мясца,  мы выпили за щедрую северную природу, за красоту, за любовь, за то, что Господь дарует нам возможность различать счастливые мгновенья в нескончаемой череде серых буден.

Далеко за полночь усталость одолела нас. Тела налились сытым довольством, души покойно и размеренно чуяли родство и соседство. Пока хозяйка сноровисто прибиралась на кухне, я на секунду прилёг на диван, который почему-то, слегка покачиваясь, грациозно взлетел и понёс меня в плотное безграничное тепло.

Утром я очнулся от ощущения, что кто-то пристально меня разглядывает. Рядом никого. Выглянул в окно. Там, на ветке черёмухи, сидел красногрудый снегирь и, не мигая, смотрел мне в глаза. Я улыбнулся ему. Новый день начинается, спасибо, дружище, за приветствие. А вам, дорогие друзья, скажу как на духу: в ту ночь, вожделенную ночь свидания, мы с моей возлюбленной спали в разных комнатах.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика