Склочники свили гнездо в Маслопроме

Руководители Остяко-Вогульского отделения маслопрома утратили лицо советского хозяйственника, привели масло-и ром к развалу. Полугодовой план выработки масла в округе выполнен всего на 72 процента. Леушинский маслозавод программу маслоделия совершенно сорвал. Выработанная продукция до сих пор с маслозаводов наполовину не вывезена, без действия лежит на складах.

Большинство маслозаводов округа не имеют достаточно оборудования и подсобного инвентаря. Каменский маслозавод, например, при сборе молока от молокосдатчиков, вместо жестяных фляг пользуется деревянными кадками, нарушая элементарные правила санитарии. Маслозаводы не обеспечены моторными катерами и лодками, в результате задерживается своевременная доставка молока из колхозов. Маслопром имеет только один собственный катер, тогда как на приобретение их трестом отпущено 80 тысяч рублей. Половина этих средств не использована.

Стахановское движение на заводах маслопрома не развертывается. Управляющий отделением маслопрома Чулошников не знает ни одного работника своих предприятий, который перевыполнял бы нормы.

Руководители маслопрома вместо организации образцовой работы на своих производственных участках, с головой увязли в болото канцелярской волокиты, обывательской склоки и дрязг. В конторе маслопрома в присутствии всех сотрудников ежедневно разыгрываются сцены между управляющим конторой Чулошниковым и главным бухгалтером Стремяковым. Эти необузданные администраторы беззастенчиво льют друг на друга словесную похабную грязь, опошляя чистоту советского учреждения. Контора маслопрома — место постоянных семейных интриг. Не раз жена Чулошникова в служебное время без стеснения нападала на бухгалтера Стремякова. Заугольное шушукание в маслопроме безпрепятственно развиваются, зато безжалостно зажата здоровая критика и самокритика. Комсомолец Баталин через стенную газету пытался было критиковать начальство, но после выхода стенгазеты Чулошников запретил ему… писать о делах маслопрома и, в частности, о нем — руководителе этой достопочтеннейшей организации.

Теперь Чулошников и Стремяков друг с другом не разговаривают. Служебные вопросы они разрешают письменным порядком, — записками. Трудовая дисциплина в аппарате маслопрома развалена. Сам Чулошников в контору часто приходит пьяным.

Пытались было в маслопроме устранить все эти недостатки. Два раза созывали производственное совещание. Горячо обсуждали взаимоотношения между работниками, но к положительным результатам это не привело.

Руководство окружного отделения маслопрома необходимо оздоровить. Склочникам, зарвавшимся дельцам, променявшим государственное дело на личное корыстолюбие, доверять руководство важнейшей отраслью окружного хозяйства нельзя. П. Солдатов

«Остяко-Вогульская правда», 14.7.1938

«СКЛОЧНИКИ СВИЛИ ГНЕЗДО В МАСЛОПРОМЕ»

Под таким заголовком в нашей газете за 14 июля была помещена статья о работе окружной конторы Маслопрома. Дирекция Ишимо- Тобольского треста маслопром сообщила, что факты, указанные в данной статье, полностью подтвердились. Директор Остяко-Вогульской конторы маслопрома Чулошников с работы снят.

«Остяко-Вогульская правда», 29.7.1938

Вредители безнаказанно орудуют в маслопроме

В прошлой году в Цынгалах был построен маслозавод, имеющий базу для выпуска на десятки тысяч рублей молочных продуктов ежегодно. Но с начала строительства завод попал в руки вредителей. Во-первых, по инициативе Кубанова, который теперь работает мастером, завод был построен на навозной почве, к тому же вдали от селений, в которых живут основные поставщики молока — колхозники и трудящиеся единоличники. Не удивительно, почему сейчас так часто заводу не хватает молочных продуктов для переработки на масло.

На днях, по заданию цынгалинской комсомольской организации, группа «легкой кавалерии» проверила санитарное состояние завода. Комсомольцы вскрыли ряд вопиющих преступлений. Сыр в 43 ящиках при вскрытии оказался заполненным сплошной массой червей, которыми заражен весь склад. Свежие продукты, поступающие в склад, естественно, немедленно подвергались порче. Так сгноено, на пример, 7 бочек (30 центнеров) творогу. Кроме того директор завода Полыгалов и мастер Кубанов сгноили десятки килограмм масла и сотни литров сливок. Испорченные продукты вредителями списывались в убыток. Немалая доля государственных средств попала в карман вредителей, пьянствующих беспробудно. Так, Полыгалов купил для завода дом за 3000 рублей, затем продал его Кубанову за 800 рублей, разницу списал в убыток и пропил.

Более трех месяцев завод не рассчитывался с поставщиками молока—колхозниками и трудящимися единоличниками, каждому из которых он должен по несколько сот рублей.

В июле проверять работу завода ездил зам. директора окрмаслопрома Катаев. Четыре дня он пьянствовал с Полыгаловым, на пятый уехал обратно. 23 июня в Цынгалах был председатель Самаровского райисполкома Титов. Колхозники рассказали ему о положении на заводе, но Титов даже не зашел на завод, а возвратившись в Самарово не сигнализировал о безобразиях на заводе следственным органам.

Вредители и мерзавцы продолжают безнаказанно орудовать на маслозаводе в Цынгалах, чувствуя над собой покровительство головотяпов и ротозеев, по недоразумению считающихся руководителями советских учреждений.

Этого не может быть далее. Изобилие молочных продуктов нашего округа создает неиссякаемые возможности для развития маслодельческой промышленности. Организация маслопрома и маслозаводов в округе преследовала именно эту цель. И никто никому не дал права разваливать маслоделие. Окрисполком и окружная прокуратура обязаны навести большевистский порядок в маслопроме. А. Анисимов

«Остяко-Вогульская правда», 28.8.1938

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика