С водой в Ханты-Мансийске проблем не будет!

— считает Лев Александрович Лямаев, оператор дистанционного пульта управления цеха водоснабжения МП «Водоканал»

Короткая ретроспектива

…В двадцатилитровый эмалированный бачок тонкой струйкой бежит из-под крана питьевая вода. Впрочем, «питьевой» эту жидкость насыщенного коричневого цвета можно назвать с ба-а-альшой натяжкой – ее впору направлять прямиком в доменную печь на переплавку. Поэтому струйка льется в дуршлаг, на котором уложен толстенный слой медицинской ваты. Проходя через этот импровизированный «фильтр», вода немножко светлеет, теперь ее уже можно кипятить и использовать для приготовления пищи…

Это — типичная картинка из любой «благоустроенной» квартиры Ханты-Мансийска сорокалетней давности. Такую воду употребляли все горожане, по привычке никуда не жалуясь и никого не виня. У всех земляков была одна и та же беда.

Сегодня из наших кранов течет замечательная, чистая и вкусная вода. Зато если вдруг однажды (иногда это случается после проведения ремонтных работ) ее качество ненадолго меняется, то паблики в соцсетях разрывает от праведного гнева: ратуйте, люди добрые, травят нас безответственные коммунальщики!

O tempora, o mores!

А чтобы из первых рук узнать, откуда в наших смесителях берется вода, предлагаю поговорить с человеком, знающем о том не понаслышке – с Львом Александровичем Лямаевым, оператором дистанционного пульта управления цеха водоснабжения МП «Водоканал».

Путь Льва

Внешность нашего героя полностью соответствует его имени – у него тот же повелительный взгляд и та же горделивая осанка. Он приветливо общается с журналистами, но одновременно то и дело внимательно посматривает на мониторы, где отображается функционирование всех элементов водозабора «Северного». Основная задача Льва Александровича — следить за прайдом… то есть за правильной работой всей системы.

Родился он в Томской области, отец по профессии был строителем, а мама — геологом, работала вместе с одним из первооткрывателей сибирской нефти Фарманом Салмановым.

Сам Лев Александрович закончил нефтяной техникум по специальности техник-технолог нефтяных и газовых промыслов, занимался вопросами бурения, добычи и транспортировки углеводородов, долго работал в геологоразведке. Настолько долго, что сумел в 50 лет уйти на пенсию, имея при этом трудовой стаж в… 43 года, 6 месяцев и 9 дней. Условия работы геологов были таковы, что стаж им шел год за полтора…

В 1981 в составе группы из шести человек приехал из Новоаганска в Ханты-Мансийск и под руководством Николая Першина принимал активное участие в создании Назымской нефтегазоразведочной экспедиции, прошел путь от дизелиста до старшего механика. После развала предприятия ушел в «Водоканал», некоторое время трудился в «Ханты-Мансийской нефтяной компании».

Неуемная «львиная» натура нашего героя заставляла его браться за самые разные дела и начинания. По его словам, в свое время он открывал самое первое в городе СТО. В 1992 году на некоторое время ударился в предпринимательство — восстановив собственную самоходку, «занялся извозом» – доставкой продуктов питания в отдаленные деревни.

А потом опять пришел в «Водоканал» — «душа не лежит сидеть дома»…

Деревья на двухсотметровой глубине

— До девяностых годов жители города потребляли воду, получаемую из скважин глубиной 170-180 метров, — вспоминает собеседник. — Она была очень грязной, содержащей огромное количество железа, очищать ее в домашних условиях было тяжело. И тогда мы предложили пробурить новую, артезианскую скважину. Помню, на глубине 200 метров уперлись в дерево, слой его составлял до 10 метров. Причем, по внешнему виду щепа, извлеченная снизу, выглядела совсем свежей. Скорее всего, это результат работы ледника, который погреб под собой огромное количество деревьев. А уже дальше мы пробились в песчаник, откуда пошла чистейшая вода.

Сегодня горожане пьют воду из так называемого Новомихайловского водоносного месторождения, с глубины 200-240 метров. Причем, перед подачей потребителю до питьевого качества она проходит несколько этапов очистки на водоочистных сооружениях. Сначала она поступает в резервуар-накопитель, затем насосами подкачки подается в аэратор-дегазатор, туда же с блока озонаторов поступает озоновоздушная смесь, являющаяся сильным окислителем. Удаление железа, марганца, аммиака, сероводорода предусматривается в аэраторе-дегазаторе и в фильтрах. Из резервуаров, через ультрафиолетовую установку с обеззараживающим эффектом, вода поступает в распределительную городскую систему водоснабжения.

— Изначально в ней имеется повышенное содержание железа, около 3,4 миллиграммов на литр, а мы очищаем ее до показателя 0,18. Озоном убираем железо, ультрафиолетом убиваем все микроорганизмы, — в голосе собеседника сквозит законная гордость. — Летом немножко хлорируем – это требование Роспотребнадзора. И в результате подаем людям очень чистую воду.

Сейчас в работе находится 7 скважин, а всего их в системе водозабора 11. За один час Ханты-Мансийск сейчас потребляет 650 кубометров воды, за сутки – свыше 15 тысяч кубометров, зимой этот показатель возрастает до 17 тысяч. Если два насоса активно эксплуатируются, то еще два находятся в запасе, а персонал водозабора занимается их техническим обслуживанием.

— Конечно, изредка возникают чрезвычайные ситуации, связанные с подачей электричества – когда во время сильных гроз срабатывает защита. А вообще серьезных аварий у нас не бывает! – уверенно говорит Лев Александрович.

Много всего интересного рассказал нам собеседник. Например, об истории нашей «минеральной» скважины, бурить которую довелось тоже ему:

— Где-то в 1964 году на пойме в окрестностях города геологи на глубине 1200 метров наткнулись на термальный источник. Его воды оказались настолько горячими, а давление в нем настолько  велико, что слишком мощную скважину пришлось ликвидировать. А та скважина, что находится возле бывшей водолечебницы, могла бы прослужить долго – в ней использовались трубы из нержавеющей инструментальной стали.

Не валяй дурака, Америка!

Семья нашего героя – его крепкий тыл. Жена, Надежда Николаевна, уже больше 30 лет трудится на «Водоканале», она — главный экономист предприятия. Предметом гордости родителей являются сыновья, Сергей – предприниматель, Александр работает на окружном телевидении. Радует деда с бабушкой шестилетняя внучка Мирослава.

О том, чтобы перебраться в теплые края, Лев Александрович не помышляет:

— Друзья часто зовут переехать, но я никуда не поеду, не хочу. Возьмем, например, медицину – что в других странах творится! Когда я заболел «ковидом», то ко мне врачи через день приезжали. А товарищ, долго живший в США, рассказывал, что у его заболевших соседей медики не появились ни разу, а когда к ним вызвали полицию, те обнаружили, что умерла вся семья. Товарищ сказал, что у них там чуть ли не каждую ночь была стрельба. А в Хантах хоть днем, хоть ночью можно гулять спокойно – кому ты нужен? Поэтому он собрал чемоданы и вернулся в Россию.

Главным увлечением нашего героя является труд – в любых его проявлениях:

— Я по жизни — механик, поэтому всю технику ремонтирую сам, не доверяю СТО. Люблю рыбалку, поэтому вожусь и со снегоходом, и с моторкой. На усадьбе мое дело – тепло- и водоснабжение, постройка теплиц. Ну, еще слежу за кустами – вишней, ежевикой, малиной.

Провожая журналистов, он заметил:

— Вы там напишите, что с водой в Ханты-Мансийске проблем не будет!

И тряхнул седеющей гривой. Совсем по-львиному.

Интересные факты

Улица, на которой располагается «Северный» водозабор, ранее именовалась «Второй Октябрьской». 13 октября 1960 года решением исполкома городского Совета депутатов трудящихся переименована в улицу Водопроводную

В 1954 году нормы водопотребления составляли: на человека –  50 лит/сут, лошади —  60 лит/сут, коровы — 50 лит/сут, свиньи — 20 лит/сут, овцы — 15 лит/сут.

фото Светланы Трифановой

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика