Александра Тимофеевна Гарбуз

Старший сын Прокопий ушел в Красную Армию через два месяца после того, как уехал на фронт муж. Александра Тимофеевна долгими зимними вечерами думала о них обоих. Муж пропал без вести. Из писем его товарищей было известно только одно: тот эшелон, в котором он ехал, бомбили немцы.

У Александры Тимофеевны остались на руках пятеро детей. Вася и Валентина были еще малышами. И несмотря на то, что сама Александра Тимофеевна работала, она успевала воспитывать детей, вести хозяйство, достраивать дом, который они начали ставить еще с мужем. С помощью детей Александра Тимофеевна тесала жерди, настилала потолок, штукатурила, белила, ставила печку.

Работая в столовой помощником повара, она еще находила время после работы солить для столовой помидоры или ночью разгружать с барж муку. По воскресеньям все лето ходили целой семьей в лес — шишковать и заготовлять дрова. В свободный часок Александра Тимофеевна нанималась белить частные помещения. И в этой самоотверженной работе Александру Тимофеевну поддерживала мысль: «Вот придет домой сын Прокопий, может быть и муж вернется, и пусть они увидят, как я ждала их. Пусть они увидят чистый аккуратный дом, прибранных, здоровых детей и тогда поймут, как я их ждала».

Старший сержант Прокопий Гарбуз вернулся после ранения в сентябре 1943 года. За спасение жизни командира его наградили медалью «За отвагу».

Он ехал домой и думал: что может сделать малограмотная, беспомощная женщина? Из писем матери Прокопий знал, что сестра Анна учится на фельдшера, Анатолий ходит в школу. Из детей только один Григорий работал мотористом на радиостанции. А какой он помощник, если ему пятнадцать лет? По оказалось, что все дети были добрыми помощниками труженице-матери и она, обнимая сына, говорила: «Ничего, сын, мы тут прожили. А ты-то как? Ты лучше о себе расскажи». Слушая друг друга, мать и сын удивлялись, как это они выдержали все, что выпало им на долю, — ничто не сломило их.

— Теперь, мама отдыхайте. Я буду работать, — заявил Прокопий.

Но Александре Тимофеевне, хотя и хватает домашних дел, все кажется, что этого мало. «Буду работать», — твердо решила она.

— Я горд за вас, мама, — сказал Прокопий, когда узнал о награждения матери «Медалью материнства» первой степени.

Ж. Ландау

«Сталинская трибуна», 3.6.1945

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика