«Мне сверху видно все, ты так и знай!»

Слова из бодрой советской песенки как нельзя лучше описывают работу нашего героя. Правда, длится эта составляющая его трудовых будней всего несколько минут, а потом следует удар о землю и начинается долгая, тяжелая и рискованная борьба со стихией. Знакомьтесь: Михаил Петрович Шевцов, старший инструктор парашютной и десантно-пожарной службы (ПДПС) авиационной базы охраны лесов летно-производственного отдела БУХМАО «База авиационной и наземной охраны лесов».

Хотел стать космонавтом

— В детстве мечтал о разных профессиях, в том числе хотел и стать космонавтом, — чуточку застенчиво признается Михаил Петрович. – Отец работал ветеринаром, мать — рабочей в бригаде. В 1986 году, когда я демобилизовался из армии, случился Чернобыль, а ведь мы жили совсем рядышком — в Брянской области. Поэтому я поехал в Ханты-Мансийск, в гости к брату Ивану. Да так здесь и остался…

Четыре года наш герой трудился в Назымской экспедиции. А затем перешел в авиалесоохрану, где уже работал брат. Кстати, Иван Петрович сейчас уже много лет возглавляет окружную «Базу авиационной и наземной охраны лесов».

— Как зачем перешел? – недоумевает младший Шевцов. – Мы же постоянно в тайге, работаем в необыкновенных условиях, есть возможность в свободную минуту для души заняться рыбалкой-охотой!

Поначалу он являлся простым парашютистом-пожарным, потом выучился на инструктора, получил несколько смежных профессий, прошел соответствующие сборы и с 1997 года стал старшим инструктором.

Преодолеть себя

В активе нашего героя больше 1000(!) прыжков, в девяностые годы за один месяц бывало по 11 прыжков и спусков по шнуру. На вопрос о том, каково это – шагнуть из чрева безотказного «кукурузника» в бездну, он рассказывает просто, без пафоса и бравады:

— Первый раз я просто не понял, что и как произошло. А вот где-то четвертый или пятый выход оказался переломным – перед прыжком вдруг почувствовал, что ноги стали ватными. Но ничего, справился. Сейчас у меня в большей степени «конторская работа», прыгаю, если сложилась чрезвычайная ситуация, ну, и для проверки работы подразделений. Только что вернулся с Севера, вместе с саранпаульскими и вартовскими пожарными тушили огонь в Березово, Игриме.

По штату в окружной службе ПДПС должно быть 175 парашютистов, но в настоящий момент их чуть больше 130. Приходят сюда в основном молодые парни после службы в ВДВ, те, кому необходим адреналин и риск. А еще те, кто привязан к тайге и любит эту суровую землю. Правда, не все остаются…

— В каждом наборе уходят два-три курсанта. Причина проста – страх высоты. Говорит: нет, не могу прыгнуть. Посидит, подумает, и если в этот день еще есть прыжки, часто перебарывает свой страх, да и мы помогаем выйти, — раскрывает секреты профессии Михаил Петрович. — Когда погоды нет, то человека одолевают дурные мысли, если же приходится действовать в темпе, то все проходит легче, меньше «отказников».

Огонь – друг или враг?

Все годы, по словам Шевцова, оказывались для авиалесоохраны по-своему трудными. Запомнился 2012-й – небывало жаркий, а потому особенно «горимый», когда пожары распространились на большие территории. Сейчас на территории округа действуют всего пожара – в Кондинском районе и возле Урая. Но они успешно тушатся, и угрозы для людей нет.

На философский вопрос о том, другом или врагом является для человека огонь, собеседник отвечает не задумываясь:

– Другом! Даже если это лесной пожар, который тоже приносит пользу. Например, при низовом часто выгорает валежник, старые ягодники. Нынче на Конде весенний пожар пробежал, а потом дождь прошел. Когда я попал туда через месяц, гляжу – молодая трава выросла, новые ягодники пробились. А вот при верховом пожаре, конечно, сгорает много. На Северной горе есть очень труднодоступные места, если не поймать там верховой в зародыше, то придется тяжело.

Подметил, что об огне Михаил Петрович говорит, словно о живом существе – с уважением:

— Мы думаем, что управляем пожаром, а на самом деле он с нами часто «играет», прячется, обходит сзади. Вроде с вечера потушили, а его солнце поднимает, и он снова разгорается. Если вовремя не вернемся и не закончим работу, значит, наш труд окажется напрасным.

Как утверждает Шевцов, страх возникает, лишь когда низовой пожар вдруг начинает шуметь и переходит на верховой. В последние годы после сухих гроз по каким-то причинам стали дуть сильные ветра, которые быстро раздувают пламя.

— Главное в нашей работе – всегда знать пути отхода. Правда, за все годы ни разу не возникала ситуация, когда нам приходилось бы убегать от огня.

Человек, тушивший Америку

Прошлой зимой в прокат вышел российский блокбастер «Огонь», рассказывающий о героических буднях лесных пожарных. В целом этот фильм, как считает Михаил Петрович, достаточно правдоподобно показывает их работу, но некоторые моменты вызывают лишь улыбку.

— Если повернуть время вспять, то я бы снова пошел в авиалесоохрану, — считает наш герой. — У нас интересно. Можно попрыгать, посмотреть страну. С мая начинает гореть на востоке, и мы часто выезжали в командировки: на Сахалин, в Читу, Бурятию, Хабаровск, Якутию – кстати, и сейчас наши там работают. И так весь сезон. Когда мы сильно горим, то летят уже к нам. Правда, так редко бывает, обычно справляемся сами.

А в 1998 году Шевцов тушил Америку. Три месяца группа из 16 российских специалистов на практике занималась обменом опытом. На вопрос о работе заокеанских коллег собеседник дипломатично заметил:

— Мы тушим, стараемся быстрее остановить огонь, а они все больше деньги зарабатывают…

И вновь переходит на описание прелестей работы лесных пожарных:

— А как весной в тайге хорошо! Все оживает, косач токует, птички поют…

Факт существования каких-то специфических «десантно-пожарных» суеверий Михаил Петрович напрочь отмел, как и наличие особого риска в работе:

— Нештатных ситуаций у меня не было!

И при этом постучал по дереву…

— Случается, в болотину сядешь – так ничего, высушишься, и вперед! Бывает, при тушении пожара вещи горят. Недавно наши с юга Тюменской области вернулись, так у них часть имущества сгорело.

Бывает.

Когда ждут на земле и в небе

Этот подзаголовок точно отражает ситуацию: именно так ждут возвращения близкие Михаила Петровича. На земле — жена Татьяна Михайловна (она специалист кадровой работы), сын Александр (работает на госслужбе), внуки Кирилл и Мирослава. А вот другой сын, Петр, нередко смотрит на отца сверху:

– Он — летчик-наблюдатель, и часто высаживает нас в тайге, — с улыбкой произносит Шевцов. – Петр сам выбрал свой путь!

Для души у него есть дача с домиком и баней, огород с помидорами и огурцами. Любит собирать грибы-ягоды. И особенно – охоту:

— На самом деле для меня охота – это прежде всего возможность просто походить по лесу.

О переезде в родные края наш герой больше не помышляет:

— Пока дети были маленькими, порой думал: вот пенсию заработаю и вернусь на Брянщину. А сейчас куда срываться? Все живут здесь, дети не хотят уезжать. Да и привязался я к этой земле…

Послесловие

16 июля 2021 года Михаил Петрович Шевцов за профессиональные достижения награжден Почетной грамотой Губернатора Югры.

По труду и почет!

фото Светланы Трифановой

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика