Жизнь наша изменилась

О том, что было раньше, я знаю только по рассказам родственников-ханты. Мне 25 лет: я родилась и выросла после революции. Я видела, как год за годом строилась в Согоме новая жизнь. На моих глазах менялись сознание и мысли людей, менялась самая судьба моего народа.

При тусклом свете жировки женщина-ханты не укачивает больше всю ночь напролет своего ребенка в берестяной люльке. В ее доме появилась чистая крашеная голубой краской детская кроватка. Старику-ханты не надо больше везти свою рыбу в далекий Тобольск. Государство покупает ее тут же на месте, а мука доставляется рыбаку чуть не на дом.

Раньше рыбак добывал рыбы столько сколько нужнио ему было, чтобы прокормить семью. С тех пор, как организовался колхоз, уловы несоизмеримо выросли. В 1930 году всей артелью выловили 2000 пудов рыбы, а в 1915 году мы сдали государству рыбы в 4,5 раза больше.

Колхозник сдает государству рыбу, и государство щедро оплачивает его труд. Петру Петровичу Войветкину перевалило за шестой десяток. В прошлом году, самоотверженно трудясь на рыбодобыче, он выловил 103 центнера рыбы. Только деньгами он заработал 6600 рублей. Рядовая рыбачка Татьяна Сургучева, сдавшая к концу прошлого года 60 центнеров рыбы, получила за нее около четырех тысяч рублей.

Мой отец, мой дядя — все наши согомские мужчины-ханты, не говоря уже о женщинах, раньше были неграмотными. Расписываясь, каждый ставил свою тангу. Теперь все изменилось. Дети учатся. Трое наших девушек готовятся к педагогической деятельности. Милодора Рогина уже преподает в школе в с. Белогорье. Александра Рогина кончила фельдшерско-акушерскую школу и работает фельдшером в Назымском сельсовете. Из нашей деревни вышли люди, занимающие сейчас ответственные посты на советской работе, как Никита Андреевич Пагилев — председатель Красноярского Совета, и на партийной работе, как Максим Сергеевич Войветкин — секретарь Микояновского райкома ВКП(б).

Мы не чувствуем себя отрезанными от мира, нам присылают газеты, летом к нам приходят катера, прилетают самолеты.

Моя жизнь сложилась так, что еще два десятилетия назад любому согомскому ханты она показалась бы небылицей. Я росла сиротой, однако советская власть дала мне возможность окончить начальную школу, затем я стала рыбачить. Но наш колхоз в 1939 году послал меня учиться на счетовода. С группой молодежи я поехала в Ростов-на-Дону. По пути мы проезжали столицу нашей родины Москву.

Автомобили, трамваи троллейбусы, лучшее в мире метро, многоэтажные дома, широкие, длинные улицы. Нетрудно себе представить, сколько тут было незабываемых впечатлений для девушки, приехавшей из края глухой тайги. Через полгода я возвращалась домой, переполненная благодарностью к советской власти. Я многое передумала, переоценила и осмыслила. Глядя из окна поезда на необозримые просторы Родины, я может быть впервые охватила умом всю важность, всю широту изменений, произошедших в жизни моего народа. Я приехала в Согом с горячим желанием работать, как можно лучше.

Во время Отечественной войны из нашей деревни 13 человек ушли защищать Родину. Сейчас из них вернулось уже 6 человек. Отстояв в жестоких боях то, что дала нам советская власть, воины Красной Армии активно включились в жизнь родного колхоза. Фронтовика Дмитрия Петровича Вайветкина колхозники единодушно выбрали своим председателем.

Готовясь достойно встретить день выборов верховного органа власти, рыбаки нашего колхоза решили ознаменовать торжественный день 10 февраля выполнением квартального плана рыбодобычи. За месяц и 6 дней наш колхоз выловил 106 центнеров рыбы, выполнив план I квартала на 106 процентов.

Голосуя за кандидатов блока коммунистов и беспартийных, мы поддержали политику партии и Советского Правительства, ведущих нашу Родину к могуществу и процветанию.

С.Г. Войветкина, счетовод Согомского колхоза имени Молотова.

«Сталинская трибуна», 11.2.1946

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мысль на тему “Жизнь наша изменилась”

Яндекс.Метрика