Протоиерей отец Сергий: «Люди идут туда, где могут погреться душой»

Легче легкого писать о незнакомых людях, в полном соответствии с Плутархом: «Veni, vidi, vici». А вот когда героем становится человек, с которым ты знаком четверть века, да все эти годы смотрел на него как букашка на вершину Эвереста, то задача усложняется стократ…

«Переживания утончают душу…»

Наверное, невозможно найти хантымансийца, который бы не знал протоиерея отца Сергия Кравцова, благочинного Ханты-Мансийского благочиния, члена Общественной палаты Югры, Совета по делам национально-культурных объединений и религиозных организаций города, Межведомственной комиссии по профилактике экстремизма города — и многих-многих других советов и комиссий. А еще он просто – Батюшка, который умеет говорить и слушать, увещевать и давать советы, остерегать и наставлять на путь истинный.

Когда именно в мальчике, выросшем в абсолютно атеистической семье военнослужащих, впервые появилась тяга к Богу, сегодня отец Сергий сказать затрудняется:

— С детства чувствовал какую-то внутреннюю потребность и ощущал духовный поиск. Господь – сердцеведец, и человек постепенно открывает для себя его волю – в себе, других людях, книгах, обстоятельствах, окружающем мире. В том числе и в утратах близких людей. Например, когда мы жили во Пскове, знакомый мальчик подорвался на снаряде времен Великой Отечественной, и я начал понимать, что жизнь отнюдь не бесконечна. Мысли, переживания утончают душу и располагают к познанию Бога.

Немногие публичные люди способны честно, без утайки признаваться в собственных неблаговидных поступках, пусть даже очень давних. Однако собеседник в состав большинства не входит, а потому рассказывает о том, как однажды в юности поддался порыву малодушия. Тогда его, как одного из лучших учеников, решили принять в комсомол. Парень добросовестно выучил все необходимые для вступления в ВЛКСМ документы, но накануне торжества у него резко поднялась температура и участие в столь ожидаемая процедуре оказалось под угрозой.

— Тогда я интуитивно обратился к Богу: «Господи, помоги!» Утром встал абсолютно здоровым и, обрадованный, побежал на экзамен. Успешно ответил на все вопросы, а когда уже собрался уходить, услышал в спину вопрос завуча: «А в Бога ты веришь?» Голос лукавого ударил в самое сокровенное – и я растерялся, не смог ответить честно. Вышел, а на душе стало так противно…

Несколько секунд помолчав, заново переживая те минуты, собеседник продолжил:

— Когда апостол Петр, трижды отрекшийся от Христа, взглянул Ему в глаза, то не увидел осуждения в глазах Господа, но навсегда сохранил эту картину в своем сердце. Когда я стал читать Евангелие, я понял апостола…

По настоятельным рекомендациям родителей он поступил в Нефтегазовый университет, но одновременно – уже по велению сердца — закончил Тобольскую семинарию. И выбрал для себя единственно возможный путь – служение Господу.

«Понял, какие сердечные люди тут живут…»

Четверть века назад – в 1996 году — молодой священник попал в Ханты-Мансийск «по распределению» правящего архиерея Тобольско-Тюменской епархии владыки Димитрия. Правда, матушка Лидия Павловна, поначалу этому решению не обрадовалась, говорила — хоть бы не в Ханты-Мансийск… И сам отец Сергий, будучи еще студентом семинарии, приезжал сюда в составе миссионерских групп, пел в хоре:

— Помню, прилетели на промерзшем насквозь АН-2, сели в такой же промерзший автобус. Любопытно было увидеть, куда мы попали, потому дыханием протаивали на стекле окошечки. Говорили между собой: наверное, скоро приедем, вон, уже и пригород. А оказалось, что эти домишки — уже самый центр столицы округа…

По словам собеседника, почва для становления православия здесь уже была подготовлена. Многое успел сделать ранее приезжавший архимандрит Зосима, первый благочинный — протоиерей Алексей Сидоренко. Был освящен храм, переоборудованный из обычного жилого дома, благоустроен алтарь, зарегистрирована православная община. Работала Воскресная школа, где собирала ребятишек Татьяна Константиновна Баженова.

— Страха у меня не было, наверное, в силу возраста. Конечно, неизвестность пугала, но я уповал на Бога, — вспоминает батюшка. – А еще я сразу отметил общую черту местных жителей – гостеприимство, понял, какие сердечные люди тут живут. А свою основную задачу я видел в том, чтобы ввести в их жизнь богослужебный круг.

Конечно, какие-то основы для возрождения православия в Ханты-Мансийске были уже заложены прежде, но вот системную, беспрерывную, полноценную работу организовал именно отец Сергий. Именно он — в резиновых сапогах или валенках – спешил проповедовать, освящать, венчать, отпевать. А еще – вести переговоры, порой очень трудные, с представителями власти, 80 лет бывшей атеистической. Убеждать, договариваться, искать компромиссы, искать и находить единомышленников.

Отдельная эпопея – строительство храмов. За 25 лет священнического служения трудами протоиерея отца Сергия при участии благотворителей и активных прихожан в городе восстановлена церковь Покрова Пресвятой Богородицы, построены храмовый комплекс Воскресения Христова, храм в честь святого Артемия Веркольского на Северном кладбище, здание Воскресной школы.

— Первое время приходилось очень много крестить, по сорок-пятьдесят человек за раз, — говорит отец Сергий. – А на моих плечах был еще и район, часто звонили, просили: приезжайте! Помню, в Сибирском однажды крестил сразу около полутораста человек – сейчас попросту физически не смог бы это сделать.

«Происходит замещение духовной пищи суррогатом…»

На вопрос о том, почему было так велико число желающих приобщиться к православию, собеседник отвечает не задумываясь:

— Тогда возникла великая потребность в вере. Люди идут туда, где могут погреться душой, в массе своей они были более чисты, не замусорены информационным шквалом. Сейчас у всех есть что кушать, но люди стали зависимы — от интернета и соцсетей, и в результате постоянно находятся в стрессе. Общение в интернете сначала вырабатывает у «пользователя» гормон удовольствия, а потом превращается для него в божество. Человек распыляется, у него не остается времени и сил обратить внимание на собственную душу. Происходит замещение духовной пищи суррогатом и отвлекает от главного.

Батюшка готов бесконечно долго говорить о Церкви, вере и страстях человеческих. И говорить в качестве не бесстрастного ментора, а любящего пастыря, душой страдающего за своих неразумных детей:

— Проповеднику сегодня сложно, ведь свято место пусто не бывает – когда у человека силы души затрачены на удовлетворение примитивных потребностей, твои слова не доходят до его сердца. Современное общество воспитывает не людей – потребителей, стремящихся лишь получать удовольствие. А в церкви надо трудиться, бороться со своими страстями. И скорби человеку необходимы, чтобы он не возгордился.

Много времени отнимает у батюшки и общественная работа, к которой он относится очень серьезно:

— На заседаниях нередко возникают ситуации, когда требуется слово священника – где-то необходимо посоветовать, где-то заострить внимание на вопросах, решение которых пойдет на благо общества. Например, иногда в ходе обсуждений Общественной палаты случаются моменты перегиба, когда важно вмешаться и на что-то обратить внимание. А все вместе мы стремимся к тому, чтобы в нашем городе жилось спокойно и комфортно, у людей шло физическое и интеллектуальное развитие, духовный рост.

О Ханты-Мансийске батюшка отзывается с любовью и уважением:

– Это без преувеличения — моя Родина, которой отдана значительная часть жизни. Жизнь священника связана с жизнью людей, это главное, для чего мы служим. Отрадно видеть вчерашних ребятишек, ставших взрослыми, и приводящими в храм уже своих детей. Кроме всего прочего, Ханты-Мансийск не только место службы, но и место упокоения близких. Для меня существуют два города – живых и тех, кто уже ушел в Вечность. Прохожу по кладбищу и вспоминаю судьбы тех или иных людей, том отпечатке, который они оставили в моей жизни.

Редкие минуты отдыха отец Сергий стремится провести рядом с семьей, пообщаться с матушкой Лидией Павловной, сделать домашние задания с детьми:

– Бывает, прихожу домой, а «батарейка» уже села, физически не осталось сил. Тем не менее, всегда находятся какие-то работы по дому — забор поправить, полить, вскопать. Теперь вот мы курочек завели. Очень благодарен матушке, на которой лежит основная нагрузка по обучению и контролю за детьми, я к этому процессу подключаюсь лишь иногда. Испытываю настоящую радость, если получается куда-то сходить вместе с семьей. Бывает, выбираемся в кино на хорошие фильмы, гуляем, ходим на каток, концерты, в аквапарк, пиццерию, по грибы. А вот с рыбалкой приходится туго, не остается времени…

Уму непостижимо, как у него хватает физических сил брать на себя все проблемы, страхи, грехи, с которыми приходят к священнику прихожане! Но батюшка считает иначе:

— Конечно, когда исповедуешь, то испытываешь большую эмоциональную и духовную тяжесть. Когда понимаю, что следующему человеку уже не могу дать помощи, то иду в алтарь. Встанешь на колени, пожалуешься Господу, наболевшим поделишься – и чувствуешь всеукрепляющую благодать Божью: утешение, одобрение, способность идти помогать дальше. Силы черпаю в молитве.

фото Светланы Трифановой

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика