Второй этап крестьянской ссылки на север Западной Сибири

Л.В. Алексеева

Уральская область была образована в конце 1923 г. и просуществовала до 1933 г. В нее вошли промышленные и сельскохозяйственные районы, занимающие огромную территорию, а также Север Западной Сибири. Этот край должен был обеспечить поставки рыбы, а также пушнины и леса (валютного товара в условиях индустриализации в СССР). В период раскулачивания и переселения крестьян этот регион стал местом ссылки. Необходимо учитывать условия, которые сложились на Урале, и причины того, что именно Уральская область стала главным районом СССР, где размещались выселенные со всей страны крестьяне. В годы первой пятилетки (1928–1932 гг.) Урал – центр промышленного строительства. Четверть бюджета страны расходовалась на обеспечение индустриального развития этого региона. Нехватка трудовых ресурсов грозила срывом грандиозных планов социалистического строительства. Спецконтингент должен был компенсировать этот недостаток.

В течение 1931 г. в Уральскую область было переселено 95 544 семьи (438 908 человек). С 1931 г. Урал стал основным местом концентрации спецпереселенцев. Этот факт отмечали многие исследователи, в том числе И. Е. Плотников, однако численность переселенцев, оказавшихся в национальных округах – Ямало-Ненецком и Остяко-Вогульском – не была выяснена.

Планы по переселению

Планы по новому этапу выселения крестьян прослеживаются с марта 1931 г. В постановлении президиума Уралоблисполкома от 8 марта 1931 г. сообщалось о необходимости дополнительного выселения кулаков третьей категории из районов Уральской области, использовать которых предполагалось, прежде всего, на лесозаготовках и строительстве. В шифротелеграмме секретаря Уральского областного комитета партии (далее – Уралобком ВКП (б)) И. Д. Кабакова И. В. Сталину от 19 апреля 1931 г. отражен вопрос о привлечении дополнительной рабочей силы на лесозаготовки в 1931 г. В телеграмме говорится: «Просим перебросить кулаков на Урал из других областей, тысяч 50–60, с тем, чтобы можно было в течение июня и июля их расселить и обустроить в неосвоенных районах». Просьба была удовлетворена. На Урал планировалось отправить 50 тыс. человек. Кроме этого предусматривалось не позднее 20 мая 1931 г. Внутреннее переселение 12 тыс. «кулацких» семейств (в пределах Уральской области). Это зафиксировано в справке «О количестве кулацких семей, подлежащих выселению в 1931 г.», подготовленной для комиссии А. А. Андреева ОГПУ. Эту плановую цифру можно объяснить. В 1930 г. на Урале было раскулачено 25,6 тыс. крестьянских хозяйств. Из них выселили 13,9 тыс. хозяйств. Оставшиеся и были намечены к выселению в 1931 г. Подверглось высылке 60 тыс. уральских «кулаков». В статье выясняется, какое количество из указанных выше крестьян попало на Север Западной Сибири.

Численность отправленных на Север спецпереселенцев в 1931 г.

Переселение «кулаков» в 1931 г. в партийных документах обозначено как «новый подъем». Количество крестьян, отправленных в ссылку в Остяко-Вогульский и Ямало-Ненецкий округа – вопрос дискуссионный. А. А. Базаров указывал, что в 1931 г. ссылали больше, но статистических данных по региону не привел. Не представила точных сведений и Н. И. Загороднюк – специалист по теме. Выявление числа отправленных на Север в 1931 г. возможно методом сопоставления и прямого подсчета имеющихся в нашем распоряжении данных. Так, список о передаче «кулаков» на 26 апреля 1931 г. содержит следующие сведения по региону в районном измерении (указано количество семейств): Обдорский – 645, Сургутский – 1 685, Кондинский – 738, Самаровский – 1 347, Березовский – 1 491. В рыбном хозяйстве региона к этому времени оказалось 2 897 семей (приблизительно 14 485 человек), а в лесном – 2 991 семья (14 955 человек). Следовательно, арифметический подход в этом деле был очевиден: распределили примерно поровну между ключевыми отраслями. Таким образом, комендантским управлением Уральской области было передано на Север 29 440 человек. Однако в данном документе не указано, что это ссылка 1931 г.! Речь идет об общей численности переданных спецпереселенцев на указанную дату (т.е. количественные данные по ссылке 1930 г., т.к. в первой половине 1931 г. новые спецпереселенцы не прибывали, как установлено по документам).

В. В. Мошкин представил таблицу, в которой отмечены этапы ссылки и количество ссыльных, учтенных в Остяко-Вогульском округе в 1930–1933 г. В таблице не содержится данных о количестве отправленных спецпереселенцев на каждом из них, а приводятся сведения об учтенных ссыльных в этом округе в указанные годы (в соответствии с выделенными этапами): 1930, 1931 и 1932–1933. В дальнейшем неправильное прочтение данных таблицы привело к ошибке в интерпретации численности спецпереселенцев второго и третьего этапов ссылки. Ошибка стала тиражироваться.

Итак, половина спецпереселенческого контингента была приписана к Рыбтресту. Уральский рыбный трест входил в союзный трест «Союзрыба». Из-за нехватки продуктов питания в Уральской области большое значение придавалось рыболовству. Л. И. Мирзоян на совещании по вопросу рыбозаготовок и организации лова в 1931 г. говорил: «Те трудности, которые мы имеем в области мяса, особое значение придают рыбе и выдвигают рыбу в деле рабочего снабжения почти на 1-е место». Н. А. Михалев установил, что в июне 1931 г. заместитель управляющего Рыбтреста дал распоряжение о принятии на Тобольском Севере 200 семей (996 человек) из Азово-Черноморского района. Распределили по 100 семей в каждый национальный округ. В Ямальском округе 16 семей отправили в Заполярье, в бассейн реки Таз, богатой рыбами сиговых пород.

Далее, в записке Г. Я. Раппопорта от 22 июля 1931 г. находим сообщение о том, что Уральский обком ВКП (б) настаивает на приеме и размещении на Тобольском Севере 700 семей из Нижне-Волжского края (в т.ч. из районов Астрахани). В конце июля 1931 г. вопрос о переселении на Север еще находился в стадии обсуждения. 29 июля 1931 г. А. М. Лежава – председатель правления «Союзрыба» и заместитель председателя ОГПУ Г. Г. Ягода в письме в Совет труда и обороны сообщали, что переселяются 700 семейств. Они просили часть финансовых средств перераспределить на Тобольский Север для развертывания рыбных промыслов. Подчеркивалось, что эта партия спецпереселенцев на Север отправлялась по наряду из Москвы. Затем эта плановая цифра была увеличена.

В Постановлении Политбюро от 5 августа 1931 г. отражено решение по данному вопросу: «Удовлетворить заявку «Союзрыбы» на 750 рыбацких семейств для Тобольского Севера, на рыбные промыслы, возложив персонально на т. Лежаву ответственность за всю подготовку по приему и устройству этих спецпереселенцев». Следовательно, мы имеем точные данные о завозе «кулаков» для Рыбтреста в 1931 г. (200 и 750 семейств). Осуществленные подсчеты позволяют утверждать, что летом 1931 г. завезено не более 5 тыс. спецпереселенцев, предназначавшихся для рыбной промышленности.

В это же время, из-за высокой смертности и заболеваний спецпереселенцев в Ямальском округе, 200 семей, доведенных до критического состояния цингой, в июне 1931 г. отправили в Тобольск. Из отчета Ямальского окрздравотдела следует, что в 1931 г. Было выявлено 1 200 случаев цинги (70% – у спецпереселенцев).

Кроме спецпереселенцев, направленных в Рыбтрест, на Север в 1931 г. попали спецпереселенцы, предназначавшиеся для работы на лесозаготовках и в сельском хозяйстве (и в меньшей степени – для других организаций). Докладная записка ПП ОГПУ по Уралу «Об итогах выселения кулацких хозяйств по Уралу за 1931 год» по состоянию на 15 августа 1931 г. подтверждает наши выводы. Согласно приведенным в ней данным, в леспромхоз было направлено 3 485 человек, а в прочие организации (к которым относилось и сельское хозяйство) – 3 362 человека. Это были уральские крестьяне (6 847 человек).

Одним из районов для поселения в 1931 г. был определен Кондинский (Остяко-Вогульский округ). На 26 июня в районе была учтена 351 семья (1 586 человек) спецпереселенцев (те, что высланы в 1930 г.). В акте от 29 июня 1931 г. уполномоченного ПП ОГПУ по Уралу Никитина сообщалось, что в районе еще числится 387 семей (1 780 человек), «но точному учету не поддаются. И где таковые находятся, в райкомендатуре неизвестно. Сколько скрылось, неизвестно». В Кондинском районе намечалось поселить 160 семей (примерно 800 человек) до конца июля. Начальник Кондинского комендантского отдела Васильев в докладной записке сообщал, что в Нахрачах (центр Кондинского района) на 12 августа насчитывалось 508 семей спецпереселенцев (2 269 человек). Он имел в виду общее число «кулаков» в районе (при этом не сообщалось, когда они были завезены)10. Было указано, что не довезли 230 семей (т.е. около 1 тыс. человек). Эти спецпереселенцы должны были обеспечить заготовку леса (на Кондинском лесозаготовительном участке). Ранее на заготовку леса были отправлены ссыльные спецпереселенцы 1930 г., размещенные в Березовском, Самаровском, Сургутском районах (Остяко-Вогульский округ) и Обдорском районе (Ямало-Ненецкий округ). В связи с получением увеличенного вдвое лесозаготовительного плана на 1931 г., была проведена реорганизация Тобольского Леспромхоза – открыли производственные участки на Севере. Была поставлена задача обеспечить экспортные поставки древесины. К осени 1931 г. сформировано 17 производственных участков в пяти Учлесхозах (четыре в Югре и один на Ямале).

Итак, спецпереселенцы 1931 г. предназначались для работы не только в рыбном хозяйстве (Уралгосрыбтрест), на заготовке леса (Ураллес), но и для сельхозколонизации. В Уральской области не хватало продуктов для работающего населения, и ссылка в тех условиях не могла быть обеспечена продуктами (ссыльные голодали, болели и умирали). В марте 1931 г. было принято решение о самообеспечении спецпоселений продуктами. Назрела необходимость развития сельского хозяйства в регионе. По данным Уралоблисполкома, докладывавшего в Наркомзем Тимофееву 19 августа 1931 г., намечалось выслать в Кондинский район 3 144 человека, 738 семейств для сельхозколонизации. Прямые подсчеты позволяют установить, что летом 1931 г. завезли в регион (преимущественно в Остяко-Вогульский округ) 11 847 человек.

Транспортировка и размещение

Малоизученными являются вопросы о временных рамках второго этапа крестьянской ссылки 1930-х гг., о способах транспортировки и географии размещения. В постановлении бюро Уралобкома ВКП (б) от 4 августа 1931 г. «О хозяйственном использовании спецпереселенцев» (постановления «Особой папки») сообщалось, что в 1931 г. спецпереселенцев завозили в северные районы области в мае, июне и июле.

Действительно, после трудностей зимнего переселения 1930 г. доставка зимой «кулаков» на Север больше не практиковалась. Навигация на Оби открывалась в середине мая. В протоколе заседания комиссии А. А. Андреева от 8 мая 1931 г. отражено указание Народному комиссариату водного транспорта СССР по перевозке кулацких семейств. Но, как мы выяснили, переписка между ведомствами о выделении для рыбной отрасли Севера 750 семей «кулаков» шла до начала августа, когда было принято окончательное решение. Транспортировка на Север, как следует из постановления Политбюро от 5 августа 1931 г., могла состояться и в августе, что подтверждается документами регионального уровня.

Как удалось выяснить, доставлял «кулаков» в Остяко-Вогульский округ старенький грузовой пароход «Чулым», тянувший баржу со спецпереселенцами. По сообщению Васильева, к 15 августа в с. Леуши Кондинского района привезли баржей 141 семью (около 700 человек). По берегам Леушинских озер уже существовали поселки, основанные спецпереселенцами в 1930 г.: Ягодный, Лиственничный, Дальний. От Леушей на лодках к 25 августа перевезли 100 семей через большое озеро Леушинский Туман. На правом берегу этого озера основали новые спецпоселения: Мало-Новый, Сумпанинский, Совлинский. Можно подсчитать, что общее число семей, доставленных летом 1931 г. в Кондинский район, составило 371 (около 1 500 человек). Другим рейсом с пароходом «Чулым» на барже в Кондинский и Самаровский районы прибыли 261 семья, 923 человека. Из них отправлены в Кондинский район 27 семей (84 человека), остальные 234 семьи (812 человек) были расквартированы в Самаровском районе в бараках лесозаготовительных пунктов. Во время транспортировки умерло 18 человек. Таким образом, точно установлена транспортировка 2 423 человек.

Размещались прибывшие люди в бараках, землянках и у местных жителей. В дом, как правило, не пускали. Могли жить в старой бане, которая не использовалась хозяевами по назначению, в сарае. Например, в одной из деревень две семьи «проживали» на скотном дворе у местного жителя вместе с его коровой.

Спецпереселенцев, размещенных в Кондинском районе (Павинский и Левинский спецучастки), предполагалось привлечь к работам в рамках сельскохозяйственной колонизации. В этом состояло отличие второго этапа ссылки от первого (тогда «кулаков» распределили только в рыбную и лесную отрасли хозяйства). Всего в Кондинском районе в шести спецпоселках было учтено 2 269 человек (данные на конец августа 1931 г.). Однако обнаруженный план Полномочного представительства по Уралу ОГПУ при СНК СССР (ПП ОГПУ по Уралу), направленный в Главное управление лагерей, предусматривал для Кондинского района 1 500 семей, 6 333 человека. В этом же документе сообщалось, что занято в сельском хозяйстве спецпереселенцев (сведения на 1 сентября 1931 г.) 738 семей, 1 996 человек.

Как удалось установить, в июне завезли в регион 200 семейств, в августе 1931 г. пароходом «Чулым» в Остяко-Вогульский округ доставили 632 семейства. Всего же летом 1931 г. было отправлено не более 12 тыс. человек (власть тяготела к округлению цифр – данных статистики), а прямые подсчеты позволили установить численность 11 847 человек. В плане занятости в народном хозяйстве завезенные спецпереселенцы распределялись так: 5 тыс. человек – в рыбной промышленности, 3 362 человек – в сельскохозяйственной колонизации (и других организациях), 3 485 человек – в лесном хозяйстве.

Общая численность спецпереселенцев к концу 1931 г.

За ссылку отвечали комендантские отделения при исполкомах советов. Осложняет процесс выявления численности спецпереселенцев не только полная неразбериха в учете, который вели спецорганы, но и то обстоятельство, что с 1 июня 1931 г. все управленческие структуры Тобольского округа были ликвидированы. Начинали свою работу новые органы власти в создаваемых администрациях национальных округов (оргбюро). Однако исполкомы не справлялись с грузом проблем спецссылки, а хозяйственные организации плохо занимались устройством спецпереселенцев и их использованием на производстве. В этой связи постановлением Политбюро от 20 мая 1931 г. вся полнота власти над спецпереселенцами передавалась ОГПУ.

Ранее нами установлено, что в 1930 г. на Север было отправлено 34 452 человека. Население Остяко-Вогульского округа составляло в конце 1930 г. 64 483 человека (29 000 – спецпереселенцы), а Ямало-Ненецкого – 23 000 (5 305 – спецпереселенцы). Общая численность спецпереселенцев по двум округам к концу 1930 г. составила 34 305 человек.

В результате завоза в навигацию 1931 г. (11 847 человек) произошло увеличение численности спецпереселенцев в регионе, но ситуация по округам была неодинаковая. На 1 октября 1931 г. численность спецпереселенцев в Остяко-Вогульском округе составила 39 198 человек, а в Ямало-Ненецком – 3 687 человек.

В конце 1931 г. в Остяко-Вогульском округе было учтено 77 тыс. человек (по данным «Обзора состояния Ханты-Мансийского национального округа за 1930–1940 гг.»). На 1 октября 1931 г. по районам округа спецпереселенцы распределялись следующим образом: Самаровский – 14 228, Березовский – 10 987, Сургутский – 10 831, Кондинский – 3 159 (всего 39 198 человек, т.е. более 50% от численности населения округа). Общее число рабочей силы, занятой в Остяко-Вогульском округе в 1931 г., составило: ЛПХ – 2 800, Рыбтрест – 8 800, сельское хозяйство – 1 500 (всего 13 100 человек). Мы видим, что две трети ссыльных составляли нетрудоспособные, поэтому увеличивалась демографическая нагрузка на систему продовольственного обеспечения и становилась очевидной для ее организаторов проблема неэффективности ссылки.

Численность спецпереселенцев на Ямале в 1931 г. уменьшилась. Здесь насчитывалось 611 семей или 3 110 чел., которые были расселены в 11 пунктах. По данным на 6 сентября 1931 г., в Обдорском районе в системе Рыбтреста числилось 572 семьи. Как следует из докладной записки Самсонова, уполномоченного Союзрыбы, основывавшегося на материалах И. Новикова (Уралгосрыбтрест), точное количество спецпереселенцев было неизвестно в тресте. Данные, которыми они располагали, таковы: осталось 3 603 семьи, из них 364 семьи работали на Ямале.

В лесной промышленности Обдорского района насчитывалось на 6 сентября 1931 г. 73 семьи. По данным на 1 октября 1931 г., общая численность спецпереселенцев в этом округе составила 3 687 человек. Увеличение произошло за счет тех 100 семей, о которых писал Н. А. Михалев. Все население Ямало-Ненецкого округа в 1931 г. составляло 23 400 человек. Следовательно, спецпереселенцы на Ямале составляли 15% от общей численности населения этого округа.

Выводы

Рассмотрение дискуссионных и малоизученных вопросов, касающихся уточнения этапов крестьянской ссылки на Север Западной Сибири, планов выселения и численности отправленных в ссылку крестьян, а также прибывших к месту спецпоселения, позволило сделать следующие выводы:

  1. Второй этап крестьянской ссылки на Север – лето 1931 г. Транспортировка «кулаков» в 1931 г. к месту ссылки осуществлялась только в навигацию. В этом отличие от первого этапа крестьянской ссылки, когда людей отправили в ссылку в феврале 1930 г.
  2. Документы, имеющиеся в распоряжении на данный момент, не содержат абсолютно точных сведений о количестве спецпереселенцев второго этапа крестьянской ссылки. Статистика рассредоточена по разным системам учета: ОГПУ, хозяйственные организации, органы партийной и советской власти. Мы подсчитали, что в 1931 г. было отправлено 11 847 человек. Общее число спецпереселенцев по двум национальным округам (сосланных в 1930–1931 гг.) составило 46 299.
  3. Спецпереселенцы завоза 1931 г. направлялись в первую очередь на работу в Рыбтрест – 50%. Другая половина распределялась примерно поровну между лесным и сельским хозяйством. Они размещались преимущественно в районах Остяко-Вогульского округа.
  4. Нехватка продовольственных ресурсов в рамках централизованного снабжения заставила органы власти предпринять попытку развития сельского хозяйства в регионе, неблагоприятном для земледелия. В связи с этим Кондинский район стал первым на Севере Западной Сибири, предназначавшимся под сельскохозяйственную колонизацию.
  5. Сопоставление данных и прямые подсчеты позволили уточнить количество ссыльных второго этапа крестьянской ссылки. На Север Западной Сибири летом 1931 г. отправили не более 12 тыс. человек. Следовательно, вывод, которого ранее придерживались ученые, что в 1931 г. сослали больше, чем в 1930 г., правилен для Уральской области в целом, но не для исследуемого региона.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика