Унтер Пришибеев

Который день идет чистка Самаровской колхозной ячейки. Один за одним рассказывают свои автобиографии коммунисты, говорят о своей работе в колхозе. Идут прения — жаркие и изобличительные прения. Они жирными мазками рисуют лицо самаровской колхозной ячейки, лицо коммунистов, лицо колхоза.

В колхозе сорвано выполнение планов: рыбозаготовок, сенозаготовок, засыпки семенных фондов, плохо с выполнением плана IV квартала по пушнине. Уже зима, сорокоградусный холод, а у колхоза лошади гуляют на сору, десять свиней неизвестно где девались. И еще, в колхозе орудуют кулацкие элементы, зажимается беднота.

Чистится член партии ЧУКРЕЕВ. Он еще месяц тому назад как был председателем колхоза. Вьюном вьется Чукреев. Пытается увильнуть от прямых вопросов.

Почему примиренчески относился к кулакам, пролезшим в колхоз? Зачем держите в колхозе бывшего председателя колчаковской земской управы Карандашева? Почему работу с беднотой не вели?

Чукреев увиливает от ответа на эти вопросы, ссылаясь на то, что ему не помогли, он был одинок, но эту жалкую увертку тут же разоблачают. Оказывается, Чукреев нарочито оттирал бедняков, исключал из колхоза красных партизан, командовал, зажимал самокритику.

Вот выступает беспартийная ШАЛАМОВА, она рассказывает об отношении Чукреева к низовой печати. Тем, кто пытался критиковать Чукреева он обещал мозги раздробить, а группу содействия РКИ он называл шпионами.

Облик Чукреева еще явственнее вырисовывается при чистке сегодняшнего председателя колхоза КОШКАРОВА. Этот белобандит добровольно ушедший в повстанческий отряд в 21 году, отдавший бандитам партийный билет, сегодня сидит в правлении колхоза, он долгое время руководил транспортным отделом, рыбным сектором. Это при его руководстве две трети ловушек не используются, это его рук дело, что лошади на зиму оставлены без утепленных дворов. Но он сидел в правлении рядом с Чукреевым и Чукреев считал его незаменимым.

А вот чистится ПАРОМОВА — выходец из крупной кулацкой семьи. Об этом все знали и тем не менее ее в партию рекомендовала коммунистка ЧУКРЕЕВА.

И правы беспартийные МЯКИШЕВ, правы колхозницы ПУЗИНА и КОРЕПАНОВА, что Чукреев и компания обрастали кулацким активом; оттирали бедноту.

И это с особой яркостью вскрывается при чистке т.т. ЩИННИКОВОЙ, ЗМАНОВСКОЙ и ФИЛИНОВА.

Змановская — вечная батрачка. Нужда и каторжный батрацкий труд сломили ее здоровье, но как к ней относилось правление колхоза во главе с Чукреевым? Оно издевалось над батрачкой. Вот ее бригада посылает за продовольствием в правление. Змановская два дня околачивает пороги в правлении, ждет результатов и за это ее штрафуют, приписывая ей симуляцию. Батрачку оштрафовали ни за что, но зато ни одного чужака, который действительно увиливал от работы, Чукреев не штрафует.

Змановская не знает за что работает в колхозе. Об этом не знают и все колхозники.

Но какое дело до этого унтеру Пришибееву — Чукрееву. Ему плевать на то, что колхозники не знают за что работают, какой они доход получают, идут ли они к зажиточной жизни. Он доволен своим положением. Для него колхоз — это он — Чукреев и его приближенные. А все остальные колхозники — это серая масса, с мнением которой можно не считаться.

Так руководил колхозом Чукреев и мимо этого спокойно проходила партийная ячейка, Самаровский райком партии.

Унтер Пришибеев разоблачен. Комиссия по чистке скажет свое веское слово.

«Ханты-Манси Шоп (Шой)», 9.12.1933

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика