Беда

Валентина Патранова

…Чтобы не терять времени, Анатолий решил сразy же после рыбалки ехать на сессию райсовета. Он и одежду с собой прихватил заранее. На берегу переоделся. В «Метеоре» они оказались вместе — председатель колхоза Нерезов, председатель исполкома сельского Совета Никуров и он, рыбак колхоза «Родина» Анатолий Сургутсков. В Ханты-Мансийск прибыли под вечер. Устроившись в гостинице, Анатолий первым делом поинтересовался, где можно посмотреть телевизор, — шла очередная серия «Вечного зова». Это было 20 сентября.

В этот же день Валентина Сургутскова взялась наводить порядок в доме. Вымыла полы в коридоре и уже собралась снять белье с веревки, как на пороге появилась испуганная четырехлетняя Кристина. Она крепко держала за руку младшую сестренку Олю: «Мама, там горит».

У Вали подкосились ноги. Она бросилась в дом. Под руки попало полотенце, и Валя попыталась сбить пламя. Но уже горели занавески, ковер, палас…. Огонь слизывал обои, которые они наклеивали с мужем, чтобы придать дому уют. Чуть не задохнувшись, Валя выбежала на улицу и стала звать на помощь. Возле магазина стояли четверо парней, они и бросились в огонь первыми.

Людмила Корепанова копала на огороде картошку, когда увидела в окне соседнего дома пламя. Окликнув мужа, побежала к дому Сургутсковых. Четверо парней, имени которых в суматохе никто не узнал (только потом выяснилось, что в Тюлях они оказались случайно — сошли на берег с катера), сбили самое большое пламя. Подбежали братья Воронцовы, семья Катаниных, Соскиных, Змановский и другие. Всем вместе удалось потушить пожар.

Когда все было кончено и плачущих детей увели к родственникам, кто-то побежал звонить в город, в гостиницу. Первым печальную новость узнал председатель колхоза Николай Андреевич Нерезов, он и сообщил ее Анатолию.

— Завтра утром поезжай домой. На сессии мы объясним. Беда у тебя, пожар в доме был. Но не волнуйся, все живы.

Как потом выяснилось, загорание произошло от телевизора. И когда Анатолий прямо с пристани бросился к дому, он его не узнал: стены почернели от копоти, сгорела вся мебель. Где зимовать?

Этот же вопрос не давал покоя председателю колхоза. Приехав из Ханты-Мансийска, он сразу же собрал правление колхоза. В повестке дня был один вопрос: как помочь семье Сургутсковых? Решили выделить колхозный дом, правда, предназначался он другим, но тут такое дело…

Кроме дома, колхоз дал Сургутсковым ссуду — 500 рублей, профсоюзная организация выделила 100 рублей. Это, так сказать, помощь от государства. А что же односельчане?

О беде Сургутсковых говорили в каждом доме. Тюли — село небольшое, чуть больше ста дворов, и люди близко к сердцу приняли судьбу молодой семьи. Кто-то предложил собрать деньги, их несли в сельсовет бухгалтеру Людмиле Корепановой. Несли те, кто работал в колхозе, и те, кто давно на пенсии, как, к примеру, Надежда Ивановна и Геннадий Ильич Слинкины, Петр Федорович и Мария Григорьевна Молоковы. Помогли деньгами и те, кто не имел отношения к колхозу, — работники розничноторгового предприятия. Всех, кто откликнулся, назвать поименно нет возможности. Село Тюли собрало для семьи Сургутсковых 200 рублей. Отнесли их в новый дом Людмила Корепанова и почтальон Надежда Замятина.

Помогали не только деньгами. Многие женщины принесли одежду. Штанишки, колготки, носочки, рубашки — все пригодилось Кристине и Оле. Как раз в магазин привезли мебель, и продавец Валентина Медведева, зная, какой большой спрос на диваны, сама прибежала к Сургутсковым:

— Оформляйте в кредит, новая мебель поступила.

Через месяц после пожара Валентина и Анатолий Сургутсковы написали письмо в редакцию: «Здравствуйте, уважаемая редакция «Ленинской правды». Пишет вам семья Сургутсковых из села Тюли. Мы хотим через вашу газету поблагодарить своих земляков за помощь. Недавно в нашей семье случилось несчастье. В доме возник пожар, сгорело немало вещей, и пострадал сам дом. Одним нам было бы трудно все заново приобрести, но люди откликнулись на нашу беду. В первую очередь председатель колхоза Николай Андреевич Нерезов. Он выделил нам новую квартиру, за что мы очень благодарны. А население собрало для нас деньги. Организатором этого почина была бухгалтер исполкома сельского Совета Людмила Алексеевна Корепанова. Спасибо и ей. Но главное не в деньгах, а в том, что люди оказались неравнодушны к нашей беде: «С каждым может такое случиться», — говорили многие. И легче становится жить, когда чувствуешь дружескую поддержку. От всего сердца говорим вам, дорогие земляки, большое спасибо и низкий поклон. С уважением семья Суpгyтсковых».

Когда я приехала сюда, семья уже оправилась после пожара. В доме, хотя и не новом, но добротном, было теплю и уютно. Сверкала полированная мебель. На паласе играла двухлетняя Оля. А наша маленькая героиня Кристина, которая, не растерявшись, спасла себя и сестренку, прекратив игру, внимательно прислушивалась к разговору. В глазах у нее была затаенная тревога.

— Она все помнит, — сказала Валя.

Семья Сургутсковых — семья молодая и работящая. Анатолию 29 лет, он лучший рыбак колхоза, коммунист, депутат сельского и районного Советов, председатель группы народного контроля. Вале 25 лет, работает санитаркой в медпункте. За свое будущее они теперь спокойны.

Волнуясь, Валя рассказала, что произошло в тот день, 20 сентября:

— Не знаю даже, как и отблагодарить людей. Всю жизнь буду перед ними в долгу. Жаль только, не узнала имени тех четверых парней с катера. Если бы не они, не представляю, что и было бы. Как хочется сказать им спасибо…

В том, что четверо остались безымянными, есть свой глубокий смысл, ведь нравственной нормой нашей жизни является бескорыстная помощь попавшему в беду человеку. И я думаю, что быть в долгу, если иметь в виду долг моральный, это нормальное состояние человека. Плохо, когда наоборот, когда на душе пусто: ни долга, ни ответственности.

При подготовке этого материала я сама еще раз убедилась, как отзывчивы наши люди… Письмо от Сургутсковых пришло в редакцию 25 октября. И хотя до Тюлей чуть больше 60 километров, в эту пору туда практически не добраться – «мертвый сезон». Он наступает для сибирской деревни дважды в год – весной и осенью, когда самолеты не летают, «Метеоры» не ходят.

Но получив такое взволнованное, искреннее письмо, захотелось побывать на месте, встретиться с земляками Сургутсковых, оказавшими им и моральную и материальную поддержку.

Мы попросили помочь с транспортом генерального директора объединения «Хантымансийскнефтегазгеология» Владимира  Дмитриевича Токарева, изложив ему историю, случившуюся в Тюлях. И нам выделили катер. Четыре часа пробивался к Тюлям сквозь дождь и снег капитан катера Валентин Александрович Жернов. А на берегу по просьбе председателя колхоза нас встречал ночью водитель комплексной изыскательской экспедиции института «Союзгипроводхоз» Валерий Дмитриевич Аксенов (экспедиция проводит изыскательские работы на трассе будущего канала Сибирь – Средняя Азия). Он же и провожал, рискуя утопить машину в грязи, которой в Тюлях в эту пору предостаточно. Вот сколько людей откликнулось на просьбу помочь в подготовке материала о человеческой доброте.

…Знала, что есть в Ханты-Мансийском районе село Тюли. А чем оно знаменито, не задумывалась. Теперь знаю – добротой, отзывчивостью на чужую беду.

«Ленинская правда», 1 ноября 1984 года

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика