Четверть века за полярным кругом. Г.И. Бардин

Берендеева Светлана Петровна

Жизнь Геннадия Ивановича Бардина (1932-1998 гг.) на первый взгляд ничем не отличается от жизни многих его соотечественников. Родился, учился, работал. Это на первый взгляд… Море, Арктика и Антарктика стали частью не только его биографии, но и всей жизни.

Г.И. Бардин — автор более 150 научных и научно-публицистических статей, научно-популярной книги «От Чукотки до Антарктиды», 5 документальных фильмов об Югре и ее людях; кандидат географических наук, Почетный полярник. В конце 1960 гг. защитил диссертацию на тему «Исследования зимних атмосферных процессов северной Якутии с помощью ЭВМ и возможностью прогноза погоды на 3-5 суток».

«Ханты — народ таежный, промысловый. Геннадий Иванович Бардин также ханты, но «неправильный», т.к. с детства мечтал не об охоте и рыбалке, а о море. Он не только окончил с отличием Ленинградское высшее морское училище имени адмирала Макарова, но стал еще и полярником. Единственным в своем роде, ибо нет больше среди аборигенов и даже старожилов ни моряка, ни полярника-ученого», — пишет журналист окружной газеты «Новости Югры», близкая подруга Геннадия Ивановича Альбина Сергеевна Глухих.

В своей автобиографии Г.И. Бардин скромно писал: «После окончания подготовительного отделения Ленинградского университета пришло время выбирать профессию, дорогу, по которой идти дальше. Я выбрал Ленинградское высшее морское училище имени адмирала Макарова. Так я, сын ханты, стал синоптиком».

Увлечение морем и Арктикой у ребят 1940 гг. началось с папанинцев, Чкалова. Геннадий Иванович не просто мечтал о море, он им бредил. Всегда носил бескозырки, матроски, в детских играх он был капитаном. Был случай, когда наш герой попытался сбежать в Тобольскую школу юнг, но мать успела «выловить» его среди пассажиров до отхода парохода. Тогда он решил поступить в фельдшерско-акушерскую школу. Получив профессию фельдшера, он мог бы работать медиком на морском судне, но во время вступительных экзаменов заболел. Пришлось продолжать учебу в школе.

После окончания 8 класса Г.И. Бардин, как многие дети коренной национальности, был направлен в Ленинград для поступления на 2 курс подготовительного отделения Ленинградского университета. В 1950 г. окончил его с серебряной медалью.

В своих воспоминаниях Геннадий Иванович писал: «Получив деньги на одежду и питание, большинство студентов купили себе костюмы, пальто и даже шляпы. И стали выглядеть приятно одетыми и незаметными в общей массе ленинградцев. Я, конечно же, пошел другим путем. Узнав о «барахолке», поехал на Обводный канал в поисках заветной морской формы. Быстро выведав, чего мне нужно, ко мне приклеились два подозрительных небритых типа. У одного из ворота рубахи выглядывала застиранная тельняшка, и я им целиком доверился, думая про себя: «Моряки не подведут!». Через какой-нибудь час я был полностью экипирован: роскошная мичманка с белым кантом и золотым крабом, широченные брюки клеш, полосатая тельняшка, строгий китель, настоящая синяя шинель с якорями на желтых блестящих пуговицах и флотский кожаный ремень с огромной латунной бляхой. По программе были предусмотрены ботинки, но на них уже денег не хватило. Расплатившись, страшно довольный я поехал в свое общежитие, ликуя и чувствуя себя бывалым «мариманом». В трамвае постоянно оглядывался, какой я произвожу эффект, но, к сожалению, никто не обращал внимания. Зато дома студенты-восточники падали и хватались за животы, поскольку у меня был нелепый вид, особенно грязно-белые парусиновые туфли, завершавшие наряд. Но я парил в облаках. Я был недосягаем, искренне считая, что они ведут себя так от зависти. Расплата наступила в тот же вечер, когда пошел дождь. Моя шикарная шинель отчего-то стала буреть, постепенно превращаясь в обыкновенную серую солдатскую…».

О его увлечении знали не только сверстники, но и преподаватели. По совету преподавателя математики Марии Карповны Орбели Геннадий Иванович стал заниматься точными науками. Она говорила, что без точных наук не может состояться ни моряк, ни летчик. В отличие от Геннадия Ивановича его друг эскимос Юрий Анко мечтал о карьере летчика.

Г.И. Бардин не сдался и нашел выход даже в той сложной ситуации, когда медицинская комиссия не допустила его из-за зрения. Справиться с этим сложным вопросом ему помогли декан подготовительного отделения М.Г. Воскобойников и директор музея Арктики и Антарктики И.М. Суслов.

Упрямый хантыйский парень все-таки поступил в Высшее арктическое морское училище им. адмирала Макарова на гидрометеорологический факультет и сразу же стал заниматься наукой. Первая научная работа, написанная в студенческие годы, — о штормовых ветрах в проливе Лонга, что отделяет остров Врангеля от материка.

Окончив училище, молодой синоптик выбрал для работы полярную станцию в бухте Сомнительная острова Врангеля, мечта сбылась, дорога в море открыта.

Президент Географического общества СССР академик А.Ф. Трешников писал: «После наших встреч в Антарктиде и совместной работы в Арктическом и Антарктическом научно-исследовательском институте мне довелось принять участие в судьбе Геннадия Ивановича, рекомендовав его на должность начальника двадцать первой Советской Антарктической экспедиции вместо ранее предложенной ЮНЕСКО продолжительной научной командировки в Канаду».

За скупыми словами ученого — опыт работы полярного исследователя почти в четверть века, жизнь, полная трудностей и приключений. Бардин работал рядовым инженером-синоптиком, много лет руководил Певекским территориальным управлением по гидрометеорологии и контролю природной среды. Затем — начальником нескольких полярных антарктических станций.

Удивительный мир снегов и льдов Арктики, мужественных людей, посвятивших свою жизнь служению Северу, с любовью и юмором Геннадий Иванович описал в книге «От Чукотки до Антарктиды: записки полярного синоптика».

Хантыйский писатель Еремей Айпин писал: «Когда я прочитан книгу Геннадия Бардина, возникло чувство прикосновения к чуду. Чудо и Чукотка, и Антарктида!.. Сколько в этих словах тяжелого труда, горьких лишений, холода, мужества и поэзии! Сколько притягательной силы! Сколько любви и мечты! Автор наделен Божьим даром и как литератор, и как ученый-организатор. Ведь без этого небесного дара, полагаю, невозможно пройти путь от рядового синоптика до начальника всей Советской Антарктической экспедиции на ледяном континенте. Хороши в книге пингвины, альбатросы, собаки, океанские лайнеры, самолеты, антарктические поселки, морозы, южный полюс и льды, льды и льды. Но особым вниманием автора согреты люди, его товарищи по зимовкам».

В книге описаны всевозможные случаи, приключения, встречи, сотрудничество с учеными разных стран, о чем свидетельствуют многочисленные фотографии, письма, дневники, публикации ученого, переданные им в отдел научной библиографии и литературы Обско-угорского института прикладных исследований и разработок.

Ему посчастливилось заниматься спасением серых калифорнийских китов у мыса Барроу, что на севере Аляски, встречаться с писателями, сотрудничать с командой французского ученого Жак-Ива Кусто. Французские ученые проводили подводные исследования, искали следы дерева араукарии, росшего в Антарктиде 10 миллионов лет назад. Г.И. Бардин писал: «Это дерево растет в ботанических садах Южной Америки, но чтобы найти его следы на ледовом материке… Фантастика! И все же наш биолог обнаружил отпечатки крупных, узких листьев с зубчиками. И не только следы араукарии, но даже нашли мумие».

Сколько могло быть интересных и полезных встреч, всевозможных приключений и побед, если бы не болезнь, из-за которой Геннадия Ивановича «списали на берег».

В 1991 г. был создан Научно-исследовательский институт национального и культурного возрождения обско-угорских народов в городе его детства Ханты-Мансийске. В мае 1993 г. его пригласили на должность заместителя директора по науке. Он многое сделал для укрепления связей, повышения авторитета института в научном мире. Вел активную пропаганду здорового образа жизни, занимался исследованием истории края. Одной из примечательных работ академика Бардина является исследование творчества Хрисанфа Мефодьевича Лопарева. «Златоцвет земли Югорской» — под таким названием опубликована статья в журнале «Югра» и предисловие к книге Хринсанфа Лопарева «Самарово, село Тобольской губернии и округа: хроника, воспоминания и материалы о его прошлом».

Наполовину этот человек ничего не делал. Он был предан профессии, друзьям, вере в Бога. Переехав из Ленинграда в Ханты-Мансийск, Геннадий Иванович перевез свою личную библиотеку, которую передал в дар институту…

Г.И. Бардин — профессор, четырежды академик. В 1980 г. за большой вклад в исследование Антарктиды Геннадий Иванович был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Материалы 2-х Лопаревских чтений, 2010

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика