В вихрях времени. Комсомольцы в борьбе за установление советской власти

Новомир Патрикеев

Весной 1920 г. начался третий поход международного империализма на молодую республику Советов — с запада напала Польша, с юго-запада — войска Врангеля. «Молодежь, вперед, наготове!» — таков лозунг нашего союза в ответ на новое предательское нападение мировой буржуазии, — говорилось в воззвании ЦК РКСМ (май 1920 г.) ко всем комсомольским организациям о мобилизации на Западный фронт. Комсомольцы Севера ответили на этот призыв, прежде всего личным участием в борьбе с врагами революции. Обсудив на экстренном собрании сообщение о войне с панской Польшей, Реполовская комсомольская ячейка решила в полном составе идти добровольцами в Красную Армию. Первыми выехали в Омск, где формировалась сибирская стрелковая добровольческая бригада, председатель ячейки Дмитрий Медведев, Федор, Роман и Никодим Сургутсковы, Аристарх Шаламов. За ними пришла в армию и несоюзная молодежь.

В то время, когда судьба республики Советов решалась на Западном фронте, 25 комсомольцев Сургутского уезда ушли воевать с белополяками, 15 — с Врангелем. Комсомольские организации тепло провожали добровольцев. Собрание комсомольцев Сургута в мае 1920 г. постановило: «Отъезжающим на фронт комсомольцам Г.Казарцеву, В.Назарову, Н.Макушину выдать на флаг два аршина красной материи, выразить им благодарность и спеть революционную песню как первым откликнувшимся на призыв партии». На изготовленном вскоре флаге были написаны лозунги: «Дорогу прекрасной молодежи, дорогу товарищам грядущего!», «Да здравствует всемирный Коммунистический Союз Молодежи!»

17 июня 1920 года, заслушав на собрании сообщение о положении на Западном фронте, комсомольцы записали в решении: «Мы, члены Сургутской организации РКСМ, обязуемся подготовиться политически, дабы стать к рулю самостоятельного государства и по первому зову старших товарищей, как один, пойдем на Западный фронт защищать завоеванную свободу и Советы, за идеи коммунизма».

Во всех комсомольских ячейках проводились военно-спортивные занятия, комсомольцы вступали в ряды особого назначения (ЧОН), получали оружие, несли охранную службу у наиболее важных объектов.

Комсомольцы постоянно разъясняли населению положение на фронте, проводили большую работу по организации помощи бойцам Красной Армии. В Сургуте для сбора теплых вещей и других подарков красноармейцам было выделено 12 комсомольцев. Драматический кружок этой ячейки передал для помощи фронту выручку от спектаклей — 50037 рублей. По инициативе комсомольцев Нахрачей было сдано в пользу Красной Армии много кисетов, рукавиц, табака, ягод, пушнины. Комсомольцы Самарово устраивали в помощь Красной Армии субботники. Комсомольцы села Мужи поставили более 100 ловушек для добычи рыбы в фонд Красной Армии.

В начале 1921 года комсомольцам Севера пришлось участвовать в кровавых событиях — подавлении крестьянского восстания, причины и суть которого сейчас переосмысливают историки. Отсутствие достаточного количества документов и литературы об участии молодежи на стороне повстанцев порождает явно одностороннее освещение этой народной драмы. Но как реалию того исторического момента обойти ее нельзя, тем более боевые дела комсомольцев в последних боях гражданской войны на Севере достаточно документированы и описаны в воспоминаниях современников.

Начавшееся в январе 1921 года в Ишимском уезде Омской губернии восстание, в середине февраля начало распространяться на районы Обского Севера. Первыми включились в боевые действия комсомольцы Тобольского уезда. Из 21 ячейки РКСМ четыре  были включены в Тобольский отряд и сражались вместе с городской партийной организацией. 12 ячеек во главе с коммунистами с боями отступали на Север. Семь организаций целиком попали в руки восставших.

Героический подвиг совершил комсомолец из д.Цингалы боец коммунистического отряда пятнадцатилетний Борис Лосев. Вдвоем с коммунистом Ильей Рыбиным он добровольно пошел в разведку, но был схвачен повстанцами в Реполово. Они несколько дней издевались над молодым бойцом, раздетого бросили на снег, обливали водой и кололи штыками. Так и не узнав планов движения отряда, повстанцы еще живому Б.Лосеву вспороли живот и, затолкав пучок соломы, повесили табличку «продразверстка выполнена». Замерзший труп комсомольца был поставлен вместо вехи на развилке дорог.

В селе Нахрачи Тобольского уезда на партийно-комсомольском собрании было принято решение: защищаться до конца. Комсомольцы вошли в боевой отряд. Когда в село неожиданно ворвались повстанцы, комсомолец Тимофей Иженяков спас знамя и документы ячейки РКСМ. Погибли во время восстания комсомольцы Антонина Токаревская, Александра Фирсова, Павел Мокров. До конца выполнил свой долг разведчик-комсомолец Федор Пакин, попавший в плен. Несмотря на самые изощренные пытки, он не выдал военной тайны.

Почти пятитысячный отряд повстанцев двинулся на Север. Они расправлялись с коммунистами, комсомольцами, активистами и сочувствующими советской власти.

19 февраля 1920 г. в Сургуте, Березово и Обдорске были созданы военно-революционные комитеты, возглавившие борьбу с повстанцами.

20 февраля коммунисты и комсомольцы Сургута перешли на военное положение. По поводу вступления комсомольцев в коммунистические отряды военревком издал приказ: «От лица рабоче-крестьянской власти Советов и Рабоче-Крестьянской Армии объявляется благодарность юным красным орлам — членам Сургутского Союза Коммунистической Молодежи, вступившим добровольно в ряды красноармейцев коммунистических частей Сургутского гарнизона. Честь и хвала юным героям, сознающим необходимость помощи своим старшим товарищам и ставшим в боевые отряды в тревожный момент, переживаемый нашим краем Тобсевера. На красную революционную доску славных сынов Октябрьской революции».

Юные сургутяне в отрядах Бабушкина, Опалева, Шимова защищали Сургут, в отрядах Фомина и Хорохорина действовали в районах Самарово, Цингалы, Березово-Карымкары, в составе отряда А.П. Зырянова, которого после гибели в бою заменил А.В. Шананин, освобождали Сургутский уезд.

Половина комсомольцев погибла в боях. 13 человек получили ранения. Почти полностью был уничтожен отряд из 38 сургутских коммунистов и комсомольцев, попавший в засаду у с.Зенково. Захваченная здесь в плен комсомолка Анна Каюрина была избита прикладами, исколота штыками и брошена под лед.

Перед расстрелом в Сургуте (на глазах у матери) секретарь укома комсомола Иван Кайдалов крикнул своим палачам: «Убивайте, всех вам не перебить и советскую власть не задушить! Да здравствует революция!» В селе Тундрино повстанцы расправились с первой учительницей-комсомолкой Таисьей Зориной, ее утопили в проруби, а затем замерзший труп выставили на главной улице села. Здесь же были зверски замучены секретарь комсомольской ячейки Дмитрий Лукичев и его брат Алексей.

Комсомольцы Березовского уезда участвовали в боях под Цингалами и Реполово. В крупном кровопролитном сражении у Карымкар до последнего патрона отстреливалась 19-летняя медсестра Софья Подгурская, вместе с ней погибли молодые добровольцы ненец Василий Роголев, коми Ион Ануфриев и Сергей Канев, 23-летний коммунист из Тюменского губпродкома Георгий Чазов, был ранен 15-летний комсомолец разведчик Алексей Паршуков.

В предгорьях Урала сражались члены Саранпаульской национальной ячейки молодой кандидат РКП(б) Олимпий Филиппов, погибший в бою, Иван Филиппов, Гермоген Терентьев, Максим  Вокуев, Иван Вокуев, Алексей Головин, Иван Кожевин, СтепанРокин.

В марте 1921 г. уже обстрелянных комсомольцев Березово, включили в небольшой отряд прикрытия, который сыграл важную роль в благополучном отходе основных сил коммунистов на Север. У поселка Азово повстанцы хотели окружить отдыхавший обоз, но отряд во время заметил двигавшихся по Оби вражеских всадников, метким огнем заставил их залечь и держал под обстрелом, пока последняя подвода с беженцами не ушла в безопасное место.

Комсомольцы из с.Мужи Семен Артеев и Андрей Рочев погибли при выполнении боевого задания по охране телеграфной линии Березово-Обдорск, но связь была сохранена до конца. Их товарищи по ячейке Семен Рочев и Роман Артеев собрали у сочувствующего Советам местного населения и доставили в Березово много лыж и около 50 оленьих упряжек для эвакуационного обоза.

В начале апреля вместе с отрядами, отступавшими из Березово, коммунисты и комсомольцы Обдорска, революционные бойцы и беженцы оставили город. Одна группа без потерь добралась до радиостанции Марре-Сале на Западном Ямале и пробыла там до лета.

У другой группы был более тяжелый маршрут — переход через горы Полярного Урала. Неравный бой приняла арьергардная полурота охраны, состоящая, в основном, из комсомольцев и молодежи. В ночной схватке у селения Ошвор на западных предгорьях Урала отряд почти полностью погиб. Были убиты 26-летний командир Сергиенко, 22-летний кандидат партии Филипп Булыгин, комсомольцы ханты Назар Филатов и Лаврентий Соколков, коми Дмитрий Сметанин, 18-летние бойцы ненец Дмитрий Ламдо, русский Илья Дыденко (все из Обдорска), березовский комсомолец Коровин.

Тяжело раненными попали в плен и были расстреляны бойцы Михаил и Ефим Поповы из села Мужи. Зверски замучили повстанцы и схваченных в Ошворе медицинских сестер Елену Барабанщикову и Анну Дудникову.

Основная часть отряда пришла в деревню Петрунь, где уже находилась небольшая группа бойцов из Березово, ранее перешедшая Урал, во главе с молодым коммунистом Алексеем Преснецовым. Здесь были созданы партийная, а затем комсомольская организация, в которую вошли около 70 комсомольцев Березово, Сургута, Обдорска и других селений Севера. Секретарем ее избрали Николая Михайлова. Бойцы получили новое оружие и ежедневно занимались военной подготовкой.

Первый сильный удар повстанцам нанес партизанский отряд П.И. Лопарева, который прошел трудный путь по тылам противника из Тюмени через Туринск, Гари, Шаим и закончил его 11 мая 1921 г. освобождением Самарово. Командиром взвода в этом отряде был комсомолец из Самарово М.М.Скосырев, бойцами — молодые самаровцы Шмонин, Власов, Оленев, Мухин, Панов, комсомольцы-добровольцы из Сургута Петр Щепеткин и Герман Казарцев. В отряде воевало несколько и совсем юных бойцов 14-15 лет.

В мае 1921 г. из Тобольска вышла шхуна «Мария» с бойцами 26-стрелковой дивизии во главе с командиром 232 пехотного полка А.Н. Баткуновым и катер «Сергей» с Добровольским отрядом из 28 человек, командиром которого был А. Иваненко, комиссаром — И. Доронин. Красный десант за несколько недель освободил от повстанцев низовья Оби, пройдя на кораблях около 2000 километров до Полярного круга. Сургутский уезд (Средняя Обь) до границы с Нарымским краем освобождался объединенным отрядом ВЧК и партизан. Кровопролитные сражения были под Нижневартовском, Мурасово и Широково. Сургут был освобожден в конце мая войсками ВЧК под командованием А.А. Неборака с участием местных партизан и бронепарохода «Алтай» (комиссар А.К. Вейс).

В тех военных операциях также участвовали комсомольцы и молодые бойцы. Так, при освобождении Обдорска погибли красноармейцы-комсомольцы Василий Сухов, Иван Бодрин и Анатолий Спрышков.

Завершая эту драматическую страницу, ради справедливости необходимо сказать, что неоправданная жестокость проявлялись и со стороны большевиков. Так Обдорский ревком необоснованным групповым расстрелом местных рыбопромышленников, взятых в заложники, спровоцировал 17 марта 1921 года вооруженное антисоветское выступление и ненужные обоюдные жертвы. Подобные действия расследовались впоследствии и были осуждены партией.

Во время гражданской войны и без того отсталое хозяйство местных жителей было подорвано до предела. Красные и белые проводили неоднократные мобилизации, реквизиции, прямые грабежи, не говоря о больших людских потерях, всеобщем моральном потрясении.

Советское государство оказало экстренную помощь северянам. В 1921 году по результатам работы специальной экспедиции Внешторга из Москвы были сделаны первые распоряжения по обеспечению малых народов Обского Севера продовольствием, охотничьим оружием и боеприпасами.

Большое значение в улучшении экономических условий жизни коренного населения Севера имели такие меры правительства, как освобождение от уплаты налогов, сборов и пошлин, организация снабжения за счет централизованных фондов, запрещение ввоза спиртных напитков.

Сибревком (г.Омск) издал постановление о ликвидации всех долгов охотников и рыболовов Севера скупщикам, торговцам и рыбопромышленникам. Все промыслы, находившиеся у частных лиц, передавались местному населению. В начале 1921 г. Тюменский губисполком сообщил уездным исполкомам Советов Севера, что никакие местные, хотя бы добровольные, налоги не допускаются.

Первоочередным мероприятием являлось оказание продовольственной помощи, организация снабжения. В 1921 г. Обь-Иртышская экспедиция доставила на Север сотни тысяч пудов груза, в т.ч. ружья, охотничьи припасы и др. Однако хлеба к 1922 г. во многих местах Севера не хватало. Тюменское губернское экономическое совещание (Гэкосо) поставило вопрос о твердом плановом снабжении населения Севера продуктами и запросило 300 тыс.пудов хлеба и 50 тыс.пудов соли в маневренный фонд для продажи по сравнительно умеренным ценам.

Население Тюменского Севера получило в 1922 г. около 400 тысяч пудов хлеба. Русский народ по-братски разделил с народностями Севера скудные запасы продовольствия и других товаров. В местах обитания малых народностей появились государственные и кооперативные торговые заведения. Эта поистине бесценная помощь в самое тяжелое для Советской России время разрухи и голода позволила не только избавить народности Севера от голода и эпидемий, но и приступить к восстановлению промыслового хозяйства и транспорта, налаживанию торговли и товарообмена, созданию авторитетных органов власти.

Несмотря на то, что организация государственных и кооперативных форм хозяйства на Севере значительно задержалась, трудовой энтузиазм молодежи в борьбе с разрухой проявился с первых шагов комсомольских организаций и прежде всего — в безвозмездной работе на субботниках и воскресниках.

Всеуральский субботник 14 марта 1920 г. был первым, где участвовали комсомольцы Обского Севера. Реполовская ячейка РКСМ обсудила воззвание о проведении субботника на специальном собрании и решила направить всех комсомольцев на заготовку дров для речного транспорта. В постановлении собрания записано: «Нет возврата к прошлому и не будет. Мы, молодежь, приложим все силы для устройства новой жизни по пути к коммунизму».

Как отмечало общее собрание коммунистов Сургута (март 1920 г.), сообщение о воскреснике было «принято очень восторженно». В Березове на мартовский субботник первыми вышли молодые красноармейцы.

Активно откликнулись комсомольцы Севера на призыв IX съезда РКП(б): «Превратить международный пролетарский праздник 1 Мая, выпадающий в этом году на субботу, в грандиозный Всероссийский субботник». Сургутский уком РКСМ обсудил вопрос о задачах молодежи на трудовом фронте и предложил всем комсомольским ячейкам принять активное участие во Всероссийском субботнике. Комсомольское собрание Сургутской ячейки решило провести праздник 1 Мая 1920 г. в «грандиозном общеполезном труде» и направило всех юношей на заготовку материалов для строительства летнего театра, девушек — на уборку политического клуба и другие работы.

В отчетной телеграмме о субботнике в Сургуте говорилось: «Первого мая работало 164 мужчины, перенесены и собраны стены здания длиной 35 аршин, шириной — 14, высотой — девять. Размечена детская площадка, для которой вырыто 24 ямы, заготовлено 19 столбов. 204 женщины починили 2300 мешков для муки…»

Кроме очередных субботников, проводились экстренные. Например, «для поднятия хозяйства товарища, уезжающего на красной культлодке». Малочисленные ячейки участвовали в объединенных субботниках. Так, Лумпокольская ячейка на все субботники выходила вместе с коммунистами. Постоянно проводились субботники по уборке огородов, заготовке и вывозке дров, по разгрузке товаров доставленных в глубинные пункты тайги и тундры.

Постепенно субботники и воскресники стали традиционной формой работы комсомольских организаций Севера. Активно участвуя в них, комсомольцы первого призыва подавали пример сознательного отношения к труду для всей крестьянской, батрацкой и особенно национальной молодежи.

Также безвозмездно трудились комсомольцы и организованная ими молодежь на продовольственном фронте. В конце августа 1920 г. комсомольские ячейки Севера приняли участие в объявленной Сиббюро ЦК РКСМ «неделе сухаря». Комсомольцы Самарово ставили пьесы и концерты в пользу голодающих Поволжья, собирали для них деньги и хлеб по деревням, комсомольцы-манси из Нахрачей заготавливали ягоды, грибы и кедровые орехи, ловили рыбу, добывали боровую и водоплавающую дичь в продовольственный фонд республики, Сургутский уком РКСМ провел месячник по сбору кедровых шишек.

Выполняя указания второго Тюменского губернского съезда РКСМ (сентябрь 1920 г.), комсомольские ячейки Севера обсудили на собраниях вопросы об организации комиссий помощи голодающим (Помгол), о создании продовольственного фонда Красной Армии.

После окончания гражданской войны по призыву IV съезда РКСМ, обсудившего доклад о положении молодых рабочих, комсомольцы и молодежь Обского Севера включились в мирное социалистическое строительство.

1 ноября 1921 года ЦК РКСМ разослал циркуляр «О популяризации новой экономической политики», где отмечалось, что от успешного и умелого проведения НЭП зависит исход нашей революции. Союз уже начал работу в экономической области (улучшение положения рабочей молодежи, регулирование тарифов, труда подростков) — теперь необходимо подчинить этому и агитационно-пропагандистскую работу союза. Нужно изучать экономику, политику советской власти, проводить доклады, беседы, обсуждения, занятия школ политической грамоты, в деревне проводить читки газет и декретов с объяснениями в избе-читальне, активизировать стенную печать, клубную работу и ее новую форму — политсуды. Несколько раньше ЦК РКСМ рекомендовал проводить ознакомление с экономической политикой советской власти по трем категориям: активные работники, массы членов союза, масса беспартийной молодежи. В циркуляре ячейкам предписывалось оказывать «деловую помощь» государственным органам в сборе продовольственного налога, агитации за товарообмен, в помощи голодающим.

Помощь голодающим была возобновлена сразу же после окончательного установления советской власти в крае. Комсомольцы устраивали митинги и лекции, специальные постановки, сценарии которых на темы голода писали сами. Организовали сборы средств на сельских сходах, в клубах во время различных мероприятий. Обдорские комсомольцы давали концерты, билеты на которые можно было купить не только на деньги, но и за муку и рыбу. Комсомольские ячейки Сургутского уезда в августе 1921 г. собрали 15 пудов муки, много картофеля, сдали в «Помгол» выручку от постановки двух спектаклей — 150 тысяч рублей. Была усилена заготовка рыбы и дикорастущих растений. Комсомольцы Белогорья отправили рабочим Урала обоз с рыбой. Комсомольцы Нахрачей только в августе 1921 г. трижды выходили на безвозмездный сбор ягод и грибов. К концу 1921 г. эта ячейка собрала в помощь голодающим 18 тыс.рублей, 84 килограмма рыбы, более 30 килограммов мяса, 444 килограмма ягод.

Березовский уком РКСМ записал в своей резолюции в феврале 1922 г.: «Во всех предприятиях и учреждениях проводить решения IX Всероссийского съезда Советов по оказанию помощи голодающим Поволжья. Десяти сытым содержать одного голодного и каждому отчислять один процент из месячного денежного пайка в помощь голодающим Поволжья».

Рассмотрев на собрании вопрос о голоде в Поволжье, комсомольцы Сургута решили отчислять в фонд «Помгола» по 15 процентов от любого денежного вознаграждения, усилить агитацию среди населения за оказание посильной помощи голодающим. В феврале 1922 г. Сургутская уездная организация РКСМ внесла в пользу голодающих пять миллионов рублей. Летом 1922 г. сургутские комсомольцы участвовали в двухнедельнике помощи голодающим, организовали сбор ягод. Активно работала в то время комиссия «Помгол» при Цингалинской ячейке РКСМ.

В 1923 г. развернулось движение среди молодежи призывного возраста в помощь голодающим детям. Тюменский губернский Всевобуч обратился к молодежи, призывникам 1902-1903 гг. рождения с призывом о помощи голодающим детям: «К вашим чутким сердцам обращаемся мы, в надежде, что молодежь всегда отзывалась на все хорошее и на этот раз отзовется и поможет своим маленьким голодающим братьям, будущим гражданам великой страны. С каждого по одному фунту сушеных грибов и одному фунту сухих ягод». Одним из первых на Севере создал тройку по проведению сбора ягод и грибов допризывниками Саранпаульский волисполком Березовского уезда. В тройку вошел представитель волостного комитета РКСМ.

Несмотря на тяжелейшее положение с продовольствием на Севере, комсомольцы систематически и организованно помогали населению голодающих районов России, посылали то, что давала богатая природа — рыбу, пушнину, орехи, сушеные ягоды и грибы, а также деньги — выручку от субботников и воскресников, спектаклей и концертов. I Всероссийская конференция РКСМ (1-6 июня 1921 г.) постановила, что «участие РКСМ в социалистическом строительстве по окончании гражданской войны должно занять одно из первых мест в деятельности союза… Советы и хозорганы — вот второе, на что должен усиленное внимание обратить РКСМ».

Конкретной задачей комсомольских организаций Севера было вовлечение молодежи в государственные и кооперативные формы хозяйства, поднятие ее трудовой активности в заготовках рыбы, валютной пушнины, продукции оленеводства и других ценных продуктов северного хозяйства.

В ноябре 1922 г. Тюменское Гэкосо приступило к изысканию реальных возможностей восстановления северных промыслов. Партийные организации Севера стали направлять лучших, наиболее грамотных комсомольцев организаторами рыбного промысла, заготовителями и продавцами на фактории. Они в повседневном общении разъясняли коренному населению важность продажи продукции промыслов государству, преимущества государственной и кооперативной торговли.

Опираясь на общепартийные документы, местные организации РКП(б) детально вникали в работу комсомольских комитетов, постоянно направляли их деятельность на восстановление хозяйства Севера, на укрепление позиций советской власти. В повестку дня VI Тюменского губернского съезда комсомола (14-17 марта 1923 г.) был включен доклад губкома РКП(б), где среди основных задач намечалась отправка комсомольских работников на Север, участие комсомольских организаций в работе кооперации, Советов, мобилизации средств. Кондинский волостной съезд-партконференция (ноябрь 1923 г.) отмечал, что основные усилия коммунистов и комсомольцев волости были направлены на преодоление экономических трудностей.

Выполняя указание губкома партии о развертывании работы комсомола среди рыбацкой молодежи Севера, бюро Тюменского губкома РКСМ рассмотрело вопрос о рыболовной кампании и решило создать в северных районах «коллективное рыболовство», организовать новые комсомольские ячейки на промыслах. В развитие этих решений второй пленум Тюменского губкома РКСМ слушал отчеты Березовского и Сургутского укомов комсомола. В августе 1923 г. бюро Тюменского губкома РКСМ подробно рассматривало вопрос о положении на Севере губернии и рекомендовало усилить работу среди молодежи на флоте и рыбном промысле.

Наряду с мобилизацией комсомольцев и молодежи на борьбу с разрухой, перед первыми организациями РКСМ Севера стояла задача охраны труда и здоровья молодежи. Еще в конце 1918 года был издан декрет Совнаркома, коренным образом меняющий положение трудящейся молодежи. В стране устанавливался шестичасовой рабочий день для несовершеннолетних с сохранением заработной платы как за восьмичасовой рабочий день, запрещался труд детей до 14 лет, молодежи предоставлялось право на труд и отдых, раскрывались двери всех учебных заведений.

В 1920 г. ЦК РКСМ принял ряд инструкций и положений, по которым комсомольские организации были обязаны вести экономическо-правовую работу по соблюдению трудового законодательства, улучшению быта и общественного питания молодежи, санитарной гигиены.

В мае-июне 1920 г. в уездных комитетах РКСМ и крупных комсомольских ячейках были выделены ответственные за экономическо-правовую работу, создавались кассы взаимопомощи, на комсомольских собраниях обсуждались вопросы о защите прав трудящейся молодежи. Комсомольцы Березова принимали участие в создании общественных столовых, организовали при комсомольском клубе бытовую коммуну, в Сургуте — создали свой «союзный» огород.

С заботой не только о здоровье молодежи, но и всего населения была связана самоотверженная работа комсомольцев 20-го года на Севере в чрезвычайных комиссиях по борьбе с тифом («Чекатиф»), их активное участие в выявлении и изоляции больных, в устройстве и обслуживании специальных бараков для лечения заболевших тифом. Одним из проявлений заботы о здоровом быте была активная борьба комсомольцев против самогоноварения.

В 1921 году с введением новой экономической политики снова встали вопросы защиты прав молодежи, работающей на частных предприятиях, а также трудоустройств. В губернском и уездных комитетах комсомола создаются экономправотделы, организуется бронирование рабочих мест. Эту работу комсомольские организации проводили в тесной связи с профсоюзами и рабоче-крестьянской инспекцией.

23 июля 1921 года ЦК РКСМ направил комсомольским комитетам выписку из постановления «О рабочей молодежи» IV Всероссийского съезда профсоюзов, который, отмечая, что именно на рабочую молодежь ложится тяжелая и ответственная задача — заменить и пополнить уставшие и поредевшие ряды рабочего класса, обязал ВЦСПС и профсоюзы принять самые решительные меры к улучшению материального и духовного положения рабочей молодежи (охрана труда, регулирование тарифов, фабрично-заводское ученичество, связь с ячейками РКСМ, профессионально-техническое образование, социалистическое воспитание).

В 1921 году Совнарком РСФСР принял постановление «о практикантстве членов Российского Коммунистического Союза Молодежи», по которому комсомольцы получали право прохождения практики в государственных учреждениях с целью подготовки их к активной работе.

Летом 1921 г. при уездных комитетах РКСМ Обского Севера были созданы экономическо-правовые отделы, которые действовали в тесной связи с государственными, профсоюзными органами. На уездных комсомольских съездах и собраниях ячеек обсуждались вопросы охраны труда рыбацкой молодежи, особенно национальной. Все укомы выделили из комсомольцев ассистентов (помощников) инспекторов по труду, которые постоянно ездили по рыбным промыслам, следили за состоянием охраны труда молодежи и подростков.

Используя опыт РКСМ в целом, выполняя решения съездов и конференций РКСМ, постановления ЦК комсомола, Уральское бюро ЦК РКСМ и Тюменский губком комсомола конкретизировали задачи экономическо-правовой работы применительно к условиям Севера Западной Сибири и оказывали постоянную помощь местным комсомольским организациям.

В 1922 г. совещание секретарей губкомов комсомола при Уралбюро ЦК РКСМ слушало отчетный доклад Тюменского губкома комсомола и поставило задачи усиления работы среди трудящейся молодежи. Исходя из этого, IV Тюменский съезд РКСМ (22-23 марта 1922 г.) принял решение о необходимости улучшения охраны труда, материального обеспечения комсомольцев, трудоустройства безработных. Ячейкам Обского Севера от имени съезда было дано телеграфное указание о проведении такой работы.

Выполняя решение губкома РКСМ, укомы комсомола и ячейки РКСМ на местах организовали бронирование мест для трудоустройства подростков в местных государственных и кооперативных организациях. На рыбные промыслы Севера были дополнительно направлены внештатные ассистенты профсоюзных инспекторов по труду.

В Березовском уезде при проверке барж, идущих с рыбаками на Север, было взято на учет 55 подростков, создано три ячейки по охране труда с вручением им специальных мандатов. Комсомольцы обследовали Березовский детский дом и обнаружили, что большинство старших воспитанников работало в местном обществе «Экономия» ежедневно по 8-10 часов. Так как правление не соглашалось на шестичасовой рабочий день, комсомольцы добились регулярной выплаты сверхурочных.

В результате постоянного внимания и контроля губкома партии и губкома РКСМ, выездов губернских работников для оказания помощи на местах, экономическо-правовая работа на Севере в 1923 году проходила более активно. На промыслах Севера комсомольцы обнаружили около 40 подростков, которые при 12-часовом рабочем дне получали в полтора раза меньше, чем взрослые рыбаки. После этого случая комсомольские ячейки взяли под контроль оплату труда молодежи. В Обдорской ячейке каждый комсомолец, находящийся на рыбном промысле, вел разъяснительную работу среди молодежи. При ячейке была создана касса взаимопомощи с основным фондом из десяти мешков муки. Контроль  над трудом рыбаков-подростков и кассу взаимопомощи организовалаХэнская национальная комсомольская ячейка.

Сургутский уком РКСМ также увеличил количество ассистентов инспекторов по труду и усилил учет и контроль над соблюдением трудовых прав молодежи. На комсомольских собраниях уезда рассматривались вопросы финансово-налоговой политики, социального страхования, молодежи читались лекции по политической экономии. Уком комсомола через уездный исполком решил вопрос о предоставлении подросткам отпусков, создал санитарную пятерку и организовал медицинский осмотр молодежи.

Особенно последовательной была работа Сургутского укома РКСМ по трудоустройству молодежи. Здесь были найдены формы сотрудничества укома с государственными профсоюзными и хозяйственными организациями. В мае 1922 г. уком комсомола провел собрание с повесткой дня: «О принятии на службу голодающих членов РКСМ». На собрание пригласили руководителей укома РКП(б), уездного исполкома, продовольственной конторы, конторы связи, ГПУ, милиции, военкомата, отделов народного образования, социального обеспечения, коммунального хозяйства, представителя совета профсоюзов. Положение с рабочими местами было исключительно тяжелое, но сама постановка вопроса, даже название повестки дня, умение комсомольцев привлечь самое серьезное внимание руководителей организаций, поддержка со стороны укома РКП(б) позволили сразу после собрания трудоустроить двух комсомольцев, а остальные были зачислены в резерв.

Вскоре в Сургуте осталось только шесть безработных комсомольцев. Уком РКСМ снова рассмотрел вопрос об их трудоустройстве на своем заседании и постановил: «Принимая во внимание чрезмерно критическое положение отдельных членов союза (Филатова, Нежданова, Проскуриной), настаивать перед отделом труда и уездным профсоветом о снятии с работы «прошлого элемента », который может прожить и без побочного заработка в учреждениях, чтобы в соответствии с квалификацией упомянутых комсомольцев заменить ими снятых».

В комсомольском клубе обсудили доклад о положении безработных подростков. Экономическо-правовой отдел укома РКСМ взял на учет молодых безработных, незарегистрированных в отделе труда, вновь поставил вопрос об их трудоустройстве перед руководителями организаций. В результате постоянной заботы укома о безработных комсомольцах и молодежи до конца 1923 года было трудоустроено еще 17 человек.

Экономическо-правовая работа комсомольских организаций Севера способствовала улучшению материального положения комсомольцев и молодежи, повышению их трудовой и общественной активности.

Борясь с экономической разрухой, поднимая хозяйство Севера, комсомольцы участвовали не только в хозяйственно-политических кампаниях советской власти, но и в непосредственной работе государственного аппарата.

Начиная с 1920 г., комсомольцы Севера стали надежными помощниками органов советской власти — военно-революционных комитетов, волостных и уездных Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Они участвовали в проведении съездов Советов, «инородческих съездов» и других мероприятиях.

Народности Севера были взяты под защиту государства. В марте 1922 г. при народном Комиссариате по делам национальностей (Наркомнац) был создан специальный подотдел по управлению и охране первобытных племен Севера. Образованы национальные и туземные подотделы при местных органах власти. В июле 1922 г. в с.Самарово (ныне Ханты-Мансийск) состоялась созванная Наркомнацем первая конференция представителей малых народностей Севера — ханты, манси, ненцев, коми. Делегаты вынесли важные решения по подъему хозяйства, организации здравоохранения, просвещения и пр. Среди ее делегатов был комсомолец из Обдорска ненец Н.И. Вануйто.

Комсомольские организации выступали первыми агитаторами за советскую власть, разъясняли населению ее декреты, совместно с государственными органами решали вопросы труда и быта молодежи, выполняли разные поручения Советов.

В 1922 г. комсомольцам Обского Севера было доверено участвовать в важном государственном мероприятии — сборе, а точнее, реквизиции церковных ценностей согласно Декрету ВЦИК. Они проводили разъяснительную работу, работали в комиссиях по учету церковного имущества, составляли акты на его прием и сдачу государству. Население сначала отнеслось к Декрету ВЦИК отрицательно. На четырех собраниях жители Сургута отказались участвовать в выборах комиссий. Только после длительной разъяснительной работы их удалось убедить в политическом и экономическом значении мероприятия. Благодаря правильной, обоснованной агитации, население с.Тундрино высказало «одобрительное отношение» к сбору ценностей, а в Ларьяке была принята резолюция «сочувствия».

В Березовском уезде в сборе церковных ценностей участвовали комсомольцы Н.Михайлов и Ф.Усков (по реке Северная Сосьва), Москвитин (Обдорск), Филиппов (Мужи), Усков (Кондинское). Всего по уезду, кроме д.Няксимволь, было собрано и отправлено в валютный фонд страны 32 пуда 33 фунта серебра.

В конце 1923 г. комсомольские организации Севера приняли активное участие в проведении кампании перевыборов Советов в связи с районированием. Они знакомили молодежь с основами советского строя, работали в избирательных комиссиях, а в тех населенных пунктах, где не было партийных организаций, комсомольцы возглавили всю подготовку к выборам. Например, член Обдорской волостной избирательной комиссии комсомолец М. Канев руководил подготовкой и проведением выборов в национальном поселке Лабытнанги.

Комсомольцы выдвигались на работу в аппараты Советов, их отделов и на другие ответственные участки. В 1921-1923 гг. на советскую работу было направлено 14 комсомольцев Сургутского района. В Березовском уезде комсомольцы работали в уисполкоме, отделах труда, народного образования, социального обеспечения, уездном профбюро, органах ПТУ и потребкооперации служили А. Турнаев, З. Таскаева, В. Бешкильцев. Секретарь Обдорской комсомольской ячейки М. Канев был назначен инструктором центропечати, затем помощником начальника волостной милиции, комсомольцы И. Хозяинов и М. Войцеховский работали на Обдорской радиостанции. Комсомольский активист из с. Самарово В. Корепанов был избран председателем волостного исполкома.

В 1923 г. хорошо работали бывшие Березовские комсомольцы-выдвиженцы: А. Преснецов — председателем уездного исполкома, Филиппов — заведующим политпросветом губисполкома, М. Семенов — управляющим делами губкома РКСМ, Н. Михайлов — заведующим сектором пропаганды и агитации губкома комсомола. Ф. Усков учился в губернской совпартшколе.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика