Любовь моя — Ханты-Мансийск!

Фото: Олег Холодилов

Город, как и женщину, любят прежде всего не за красоту, не за стройность линий, а за его характер и душу. У Ханты-Мансийска характер есть, именно потому к нему невозможно остаться равнодушным. В него или влюбляются — навсегда, по уши, или испытывают стойкую неприязнь. Третьего не дано…

Я люблю этот город за наше с ним общее прошлое. За снежно-белую кипень черемух, однажды зацветших именно в тот день, когда я появился на свет. За кривые скрипучие деревянные тротуары, по которым делал первые в этой жизни шаги. За тонкий аромат георгинов и астр, с букетом которых пошел первого сентября в школу номер четырнадцать – кто из сегодняшних жителей может сказать, где находилась такая?

Забавная штука – память. Ни с того ни с сего она вдруг услужливо подсовывает картинку из далекого, вроде бы прочно забытого прошлого…

Неторопливый морозный рассвет. По улице куда-то деловито трусит рыжий, чрезвычайно лохматый пес, из породы тех, что некогда у нас водились во множестве – пока их не извели на шапки оборотистые заготовители. Пес обнюхивает дымящиеся паром конские катышки, которыми густо усеяла дорогу столь же лохматая лошадка, запряженная в сани.

Над островерхими снежными шапками крыш тут и там тонкими струйками поднимаются печные дымы — значит, в избах уже проснулись хлопотливые ханты-мансийские бабушки. Каждая из них затеплила свечку перед иконами, накинула на себя «кацавейку» или «куфайку», вынесла наведенное пойло тяжко вздыхающей в стайке Марте или Ночке. Еще с вечера бабушка завела квашню и вот-вот посадит в русскую печь противень с брусничными шаньгами, муксуновым пирогом или «поцелуйчиками»…

Увы, тот, прежний Ханты-Мансийск безвозвратно ушел в прошлое – независимо от нашего с вами желания. Исчезли печки, «кацавейки», сани, Марты. Да и тех наших бабушек в ситцевых платочках почти не осталось. Остался город с неповторимым шармом, обаянием, аурой, еще чем-то особым, чего нельзя потрогать рукой.

Я люблю этот город за его, как это сейчас принято говорить, «понты». Вспомните, например, хрестоматийного задорновского персонажа, который покупал своим корешам из Ханты-Мансийска галстуки от Версаче. Наш город часто становится предметом шуток героев российских кинофильмов или участников развлекательных программ типа КВН. Порой это бывает обидно, порой – забавно. Но скажите мне, часто ли деятели шоу-бизнеса упоминают названия, скажем, Моршанска, Кинешмы, Чкаловска?

Я люблю Ханты-Мансийск за умение мечтать. Да, в нашем городе немало объектов, целесообразность появления которых можно ставить под сомнение. На своих кухнях обыватели нередко шушукаются: зачем было вкладывать бюджетные деньги в то или иное бесперспективное начинание? Уж лучше бы их раздали бюджетникам или вообще перечислили в бездонные закрома нашей Родины, что находятся внутри МКАД.

Но многие ли помнят о том, что недостроенную коробку сегодняшнего ЮНИИИТа когда-то бросил не к ночи будь помянутым «чековый инвестиционный фонд «Титул»? А здание столь ругаемой «Алмазной фабрики» — не что иное, как консервный цех ордена Знак Почета Ханты-Мансийского рыбокомбината? Если бы его не перепрофилировали (согласен – весьма неудачно), то оно давно бы превратилось в груду развалин.

Впрочем, у нас принято ругать любое начинание власть предержащих. Сам такой. Помню, какое недоумение вызвало начало строительства горнолыжной трассы. Зачем, дескать, она нам, деньги девать некуда? Есть же во дворах снежные горки, вот пусть на них детишки и катаются. Сегодня, когда я вижу сотни сноубордистов и лыжников, летящих по трассе с кручи вниз, мне становится стыдно за те свои мысли.

Когда правительство округа «купило» игроков команды «Югра» и объявило о том, что собирается культивировать хоккей, мы, злопыхатели, негодовали. В городе не хватает стоматологов, участковых, учителей русского языка – а вместо них мы приглашаем нападающих и вратарей! Я негодовал до тех пор, пока не увидел переполненный зрителями зал Ледового дворца и горящие глаза наших пацанов, болеющих за «Югру» и с увлечением занимающихся в детской хоккейной школе…

Я немножечко жалею о том, что остались нереализованными сумасшедшие архитектурные идеи Эгераата и Фостера. Да, пожалуй, они действительно были чересчур дорогими, амбициозными, претенциозными… Но и потрясающе красивыми. Неужели объекты, которыми будет восхищаться весь мир, могут появляться только в Москве, а периферия должна довольствоваться малобюджетными экономически обоснованными проектами?

Я люблю Ханты-Мансийск за свободолюбие и отсутствие почтения к заезжим VIP-персонам. Кого только не видели мы здесь за последние два десятилетия – президентов, премьеров, актеров, музыкантов, спортсменов, бизнесменов. С мировой знаменитостью у нас запросто можно столкнуться в парке, кафе, на набережной. Обычное дело. И никто из аборигенов не будет тыкать пальцем вслед «звезде», фотографирующей коров на центральной улице – подумаешь!

Я люблю Ханты-Мансийск за абсурдное сочетание покосившихся избушек и сверкающих стеклом шикарных офисных зданий. Люблю за таинственный шум древних кедров, над которыми не властны мировые кризисы и политические пертурбации. Люблю даже за нахальство и некомпетентность местных торговцев, за убогость сервиса, за баснословной длины очереди в детский сад, за обилие комаров и нехватку солнца…

Я люблю тебя, Ханты-Мансийск!

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2 комментария “Любовь моя — Ханты-Мансийск!”

Яндекс.Метрика