Страницы истории Ханты-Мансийской опытной сельскохозяйственной станции

Государственный архив Югры gahmao.ru

Ханты-Мансийский опорный пункт, организованный Постановлением коллегии Наркомзема РСФСР от 27.03. 1933 г., был призван разрешить задачу продвижения земледелия на Обско-Иртышский Север, работая, в основном, методами проверки пригодности приемов земледелия, выработанных наукой и практикой старых сельскохозяйственных районов. Опорный пункт состоял в титульном списке Научно-исследовательских учреждений НКЗ РСФСР и прикреплен был к Управлению сельского и промыслового хозяйства Крайнего Севера.

Начало деятельности пункта следует отнести к маю 1933 года, когда приглашенные научные работники приступили к его организации. Штатная численность в 1933 году составляла 3 человека: заведующий пунктом, он же растениевод – Перовский Д.Е., овощевод – Шувалов В.М. и зоотехник – Морозов В.П. Первоначально пункт размещался в амбаре, затем в частной квартире в Самарово, а в ноябре 1933 года был куплен дом. С декабря 1933 года началось строительство парников, конюшен, амбаров, было закуплено 2 рабочих лошади, строительные материалы, прочее оборудование.

В 1934 году землеустроительными работами были отведены лесные земли близ радиостанции, площадью 75 га и пойменные земли, ориентировочно площадью 200-300 га.

Согласно отчета опорного пункта, в 1934 году проводились опыты с полевыми культурами: овес, ячмень, озимая рожь, озимая пшеница, красный клевер, сортоиспытание картофеля, овощных культур (капуста белокочанная, морковь, свекла, редька, редис, брюква, томаты, шпинат, салат, кабачки, щавель, лук батун), цветы (амаранта, резеда, табак душистый, астры и др.). Вода в Иртыше в этот год была несколько выше среднего уровня (7,6 м), но много меньше максимального. В пойменной части, где производились посадки, 9 июля прорвало вал, устроенный рабочими опорного пункта. Но даже восстановление этого вала и устройство другого вала посредине участка не спасло посадки от последующего затопления 19 июля в результате прорыва сильной волной реки. Надо отметить, что частые наводнения и в последующие годы не позволяли выполнить задуманные планы.

В отчете отмечалось, что «массовое опытничество, на развитие которого опорным с/х пунктом было обращено большое внимание, должного осуществления не получило». «Для связи с производствами при обследовании районов в отдельных колхозах организовывались ячейки, выявлялись активисты сельского хозяйства, занимающиеся единоличным или колхозным опытничеством. Связи оказались непрочными, быстро нарушались, не оставляя какого-либо следа. Вину в том следует искать отчасти в плохой почтовой связи, а главное в отсутствии у опорного сельхозпункта материальной базы в виде семян, удобрений и т.п.», что «нужно для массового колхозного опытничества».

В 1936 г. была организована агрохимическая лаборатория, чем несомненно значительно была улучшена экспериментальная обстановка для научно-исследовательской работы на пункте, освобождая ее от кустарщины и поднимая на уровень современных научных требований. Лаборатория занимала 5 комнат, была обеспечена мебелью, основными видами реактивов, посудой и оборудованием, хотя и частично.

В начале 1936 г. началась работа по организации животноводческой фермы, согласно современным требованиям зоотехнической науки.

Впервые в 1936 г. было произведено размножение сортовых семян собственной репродукции зерновых и картофеля, которые по предшествующей работе оказались наилучшими. Результат посева показал, что для производства сортоиспытания на пункте и постановке опытов по ряду колхозов, количество семян было вполне достаточным.

К 1937 г. опорной пункт стал самым крупным и оборудованным опытным учреждением на Крайнем Севере подобного типа. В 1935 году было начато строительство объектов и к 1 января 1937 г. появились 4 жилых дома, в том числе для научных сотрудников и рабочих трудпереселенцев, 3 скотных двора, кузница, 2 овощехранилище, теплица клинская, материальный склад – всего 19 объектов.

Все научные сотрудники пункта были обеспечены меблированными квартирами в две комнаты примерной площадью в 40 кв. м с электрическим освещением и прочими коммунальными удобствами.

Значительно возросла техническая вооруженность пункта. Кроме приобретенного в 1935 году трактора, в 1936 году был куплен для связи с поймой и районами 12-ти сильный лодочный (бензиновый) мотор. Летом 1936 года за счет пойменных лугов и раскорчевки тайги удалось значительно расширить пахотную площадь (1935 – 6,0 га, на 01.01.1937 года – 35,5 га). Животноводческая база состояла из 96 голов и включала лошадей местной породы– 10, рогатого скота: быка тагильской породы – 1, коров дойных местной породы – 15, молодняка (местной и тагильской) – 18, овец (местной и романовской породы) – 51.

Созданная в начале 1933 года в опорном пункте, первая научно-техническая библиотека в Остяко-Вогульске, получила в 1936 году значительное пополнение как за счет периодических изданий (10 наименований специальных журналов и 5 общественно-политического характера), так и за счет пополнения литературы через Научный коллектор (Москва, Неглинная улица).

Работа и само существование опорного пункта, впоследствии станции, неразрывно связано с именем Ариадны Николаевны Голяновской (1897 г.р.), дочери известного губернского агронома, общественного деятеля, депутата II и III Государственной думы от Тобольской губернии.

Появление А.Н. Голяновской в 1937 году на Остяко-Вогульском опорном пункте было вызвано кризисным состоянием работы пункта, пришедшего к выводу по существу о невозможности земледелия на почвах коренного берега. Пункт и окружные организации обратились в ВАСХНИЛ (Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина) за консультацией и помощью. В результате на пункт была направлена бригада Всесоюзного института удобрений и агропочвоведения во главе с Ариадной Николаевной, состоявшей в то время научным сотрудником этого института, с заданием выяснить причины низкого плодородия почв коренного берега и разработать приемы повышения этого плодородия.

Бригада работала в течение двух лет и установила, что на землях пункта можно возделывать из зерновых культур не только овес, по утверждению работников опорного пункта, но также ячмень и даже яровую пшеницу, что ранее отрицалось.

За время двадцатилетней деятельности Голяновской А.Н. произошло расширение производственной базы станции с нескольких гектаров посева в первый период работы пункта до 40 гектаров в центральном хозяйстве станции и до 50 га на пойме, организация и строительство животноводческой и полеводческой ферм, организация элитно-семеноводческого хозяйства, постановка экспериментальных работ по сортоиспытанию, семеноводству полевых культур, закладка опытного участка плодовых и ягодных культур.

Вот что писал корреспондент А. Зорин в газете «Сталинская трибуна» от 24 мая 1950 года о плодово-ягодном саде: «Благодаря мичуринской науке плодоводство продвигается дальше и дальше на север. В Ханты-Мансийске первый плодово-ягодный сад закладывался на Опорном пункте. В этом саду устойчиво плодоносили за последние годы кусты смородины и малины. Сад теперь состоит из 99 яблонь, 10 груш дичков уссурийских, 93 кустов крыжовника, 560 кустов черной и красной смородины и двух соток гектара малины.

Окружным отделом сельского хозяйства этой весной первым пароходом завезены в Ханты-Мансийск из Ялуторовского питомника 638 саженцев яблони семи сортов, 100 саженцев Канадской сливы, 1000 саженцев малины сорта Мальборо и 200 саженцев крыжовника сорта Хаутон. Часть этих саженцев поступила на пополнение сада Ханты-Мансийского Опорного пункта и на Кондинский Опорный пункт. Кроме того, в Ханты-Мансийске заложены новые плодово-ягодные сады при окружной сельскохозяйственной школе, в колхозе им. Чкалова, при педучилище, тубдиспансере, двух семилетних и средней школах. Разбивкой этих новых садов и посадкой руководил Опорный пункт. На него же возложено и дальнейшее наблюдение над посадками».

При непосредственном участии Голяновской А.Н. станцией были отобраны и внедрены в колхозное производство наиболее соответствующие условиям округа сорта зерновых, овощных культур и картофеля.

Большая исследовательская работа А.Н. Голяновской и всего коллектива растениеводов станции была подытожена ею в опубликованной в 1953 году брошюре «Агротехника возделывания сельскохозяйственных культур в колхозах Ханты-Мансийского округа» и в подготовленном к печати капитальном труде «Приемы освоения и окультуривания подзолистых почв центральной части Ханты-Мансийского округа» (1957), который, к сожалению, не был издан.

Выдающаяся организаторская и исследовательская деятельность Ариадны Николаевны по продвижению земледелия в районы Крайнего Севера была высоко оценена советским правительством, наградившим ее медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» (1945), знаком «Отличник социалистического сельского хозяйства. МЗ СССР» (1946) и самой высокой наградой – орденом Красного Трудового Знамени (1950).

Для полноты характеристики А.Н. Голяновской следует добавить, что она не замыкалась в рамки одной своей специальности растениевода-агрохимика, также живо отзывалась и на нужды других отраслей. В бытность директором опытного пункта ею была создана ферма молочного крупного рогатого скота, на которой были достигнуты высокие для условий округа удои (порядка 2000 л и более) и выращивался метисный племенной материал.

В 1941 году, который был отмечен катастрофическим наводнением, А.Н. Голяновская организовала силами станции талорезный обоз, оказавший большую помощь колхозам в спасении скота от бескормицы.

В связи с реорганизацией опорного пункта в 1951 году в Ханты-Мансийскую комплексную сельскохозяйственную опытную станцию, Голяновская была назначена заведующей отделом растениеводства станции, а с 1953 года – старшим научным сотрудником отдела растениеводства станции. В 1957 году Голяновская уезжает в Москву, где продолжает работать внештатным сотрудником в сельхозакадемии им. К.А. Тимирязева, а также заниматься агротехникой люпина, которую намерена была применить для окультуривания песчаных почв в районе Сургута.

В 1938 году штатная численность пункта составляла уже 57 человек.

В 1941 году, с началом Великой Отечественной войны, была законсервирована тема по селекции озимой и яровой пшеницы и сокращен ряд исследований к полевым работам. Так из 39 заданий тематического плана выполнено было – 12, не начато из-за большого наводнения – 11, погибли от наводнения – 10, начато и законсервировано в связи с военным положением – 5. С сокращением государственного бюджета сократилась и штатная численность сотрудников и рабочих опорного пункта: с 57 чел. в 1940 году до 44 чел. в 1942 году, в том числе с 10 чел. научных сотрудников до 3 чел.

Но сотрудники опорного пункта под руководством Голяновской А.Н. продолжали заниматься подбором полевых культур и перспективных их сортов для Ханты-Мансийского округа, изучали элементы севооборота, внедряли научные достижения в производство и т.д. В 1942 году в зону деятельности опорного пункта входил весь округ, за исключением Березовского и Кондинского районов, где работали отдельные опорные пункты.

В целях укрепления и развития научно-экспериментальной базы опорного пункта приказом № 117 НКЗ РСФСР от 21 марта 1945 года было организовано опытно-производственное хозяйство (ОПХ) при сельскохозяйственной станции с переводом на хозрасчет.

До 1946 года опорный пункт работал большей частью на пойменных землях и лишь с 1947 года работы его в связи с затоплением поймы были перенесены на нагорную часть – Самаровскую гору – и пункт принял участие в работе по переводу колхозов на коренной берег. Вместе с тем, в заключении к «Приемо-сдаточному акту от 25 августа 1951 г.» при смене директора Ханты-Мансийской опытной станции (от А.Н. Голяновской  А.А. Титлянову), представителем НИИ Полярного земледелия, животноводства и промыслового хозяйства А.И. Ивановским было отмечено, что «территория опорного пункта на Самаровской горе выбрана неудачно: она нетипична и не отражает природных условий большинства колхозов. Неудобства земельной площади на горе (высотой около 90 м) следующие: 1 – пашня открыта для ветров, 2 – нет воды для потребления и для овощеводства, 3 – рельеф полей сильно волнистый, неудобный для опытных целей, 4 – растениеводство на горе оторвано от животноводства, находящегося на пойме вблизи кормовой базы, в связи с этим, при наличии стада, прифермский и луго-пастбищный севообороты отсутствуют, 5 – земельная территория и усадьба станции зажата между селениями Самарово и Ханты-Мансийск, которые имеют перспективу слияния».

Согласно приказу Министерства сельского хозяйства РСФСР № 876 от 30 декабря 1950 года, Ханты-Мансийский опорный пункт был реорганизован в Ханты-Мансийскую комплексную сельскохозяйственную станцию. В структуре станции появился вновь созданный отдел – звероводство. В связи с этим при организации животноводческой фермы предполагалось построить и звероферму со всем комплексом построек на 100 голов серебристо-черных лисиц и на 100 норок.

К моменту реорганизации на станции работали: кандидатов наук 2 (из 6 по штату), старших научных сотрудников – 4 (из 10), младших научных сотрудников – 10 (из 9), техников различных специальностей 6 (из 16).

Готовя тезисы доклада для совещания в институте Полярного земледелия в феврале 1951 года, научный сотрудник Корелин М.В. , отмечал достижения науки и передового опыта опорного пункта: «Многолетними опытами по сортоиспытанию зерновых получены выводы и рекомендованы для Ханты-Мансийского округа: в 1946 году следующие сорта зерновых хлебов: овес «Нидар», озимая рожь «Вятка», пшеница «Гарнет»; в 1949 году по сортам картофеля: «Берлихенген», «Имандра», «Курьер», «Эпрон».

На тот момент в опытно-производственном хозяйстве станции имелось 2 трактора – трактор ХТЗ завоза 1934 года и трактор «Нати» завоза 1948 года – неисправный; 2 автомашины ГАЗ-АА завоза 1946 года, на ходу; катер с мотором ХТЗ, локомобиль 25 л.с. завоза 1950 года, пилорама завоза 1949 года, а также сельхозмашины. Наименования некоторых из них уже начали выходить из обихода: жнейка самосброска, жнейка лобогрейка, жмыхо-дробилка, катки кольчатые.

В 1950-51 годы в коллектив влилось 16 новых специалистов в качестве научных сотрудников, окончивших в свое время Ленинградский сельскохозяйственный институт, Московский пушно-меховой институт, Тимирязевскую сельхозакадемию, Московский институт коневодства, Тюменский и Барнаульский сельскохозяйственные техникумы. Многие из них впоследствии изъявили желание начать обучение в заочной аспирантуре.

На основании решения от 13.05.1965 года Ханты-Мансийского горисполкома станция укрупнилась за счет присоединения пригородного колхоза им. Чкалова г. Ханты-Мансийска. Всего на станции работало 19 старших и младших научных работников, 13 техников и лаборантов, 2 кандидата наук. В 1973 году станция имела отделы растениеводства, животноводства, звероводства и ветеринарии, экономики, лаборатория по освоению Обь-Иртышской поймы. За 42 года научной деятельности сотрудниками станции в районах округа были установлены типы почв и характер почвообразовательного процесса, разработаны приемы освоения и окультуривания целинных земель из-под леса и луга, агротехника главнейших сельскохозяйственных культур, технология выращивания овощных культур в весенне-летних теплицах, выведены перспективные сорта картофеля и т.д.

В области животноводства были разработаны зоотехнические правила и приемы содержания продуктивных животных в условиях округа, организовано племенное дело. При участии опытной станции было создано клеточное звероводство (серебристо-черные лисицы, норки, песцы).

По инициативе станции в округе создавались птицеводческие фермы. Хозяйствам оказывалась практическая помощь по отбору племенных группа скота, в снабжении семенами картофеля, оказывалась помощь вновь организованным хозяйствам нефтегазовой промышленности в возделывании овощей в пленочных теплицах.

По словам ветерана станции – Анны Васильевны Корепановой, станция была инициатором и первооткрывателем по использованию полиэтиленовой пленки. Ее использование позволило расширить объем работы по возделыванию теплолюбивых растений поздних сортов. Так, например, передовые тепличницы станции получали огурцов с одного квадратного метра по 18-20, помидоров – по 7-8 килограммов.

В списке работников за 1970 год, проработавших на сельхозопытной станции более 10 лет, имеющих печатные труды, значится 10 чел. Среди них: Анна Васильевна Корепанова 1922 г.р., стаж работы с 1944 г., зам. директора по научной работе – 20 публикаций, Корепанов Константин Тимофеевич 1913 г.р., с 1954 года, зав. отделом растениеводства, 16 публикаций; Леготина Римма Дмитриевна 1936 г.р., с 1960 года, зав. отделом экономики, 8 публикаций и др.

Старейший ветеран сельскохозяйственной станции с 53-летним стажем работы Корепанова (в девичестве Гладкова) Анна Васильевна, 1922 г.р., окончив Саратовский сельскохозяйственный институт по специальности селекционер, семеноводство, начала свою деятельность младшим научным сотрудником Ханты-Мансийского опорного пункта в 1944 году. Затем стала заведующей отделом растениеводства, исполняющей обязанности заместителя по научной части, депутатом горсовета, областного Совета в 1950-1960-е гг. Заслуженный агроном РСФСР (1960), награждена юбилейной медалью к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина, трижды была участницей выставки достижений народного хозяйства в Москве, автор 25 статей по овощеводству. Ею в результате проведенной большой работы по селекции картофеля был выведен высокоурожайный, скороспелый и устойчивый к заболеваниям сорт картофеля «Ханты-Мансийский».

В 1980-е гг., применяя разработанный на Ханты-Мансийской опытной станции агрокомплекс по возделыванию картофеля, ОПХ «Ханты-Мансийское» ежегодно получало стабильные высокие урожаи данной продовольственной культуры. В среднем урожайность картофеля по хозяйству составила 270 ц/га, а в отдельные годы (1983) превышала 280 ц/га.

Анна Васильевна Корепанова так описывает свой приезд на работу в сельхозопытную станцию: «Приехала я в Ханты-Мансийск в мае 1944 года. Самарово произвело на меня тяжелое впечатление. Я пошла на почту отправить телеграмму домой в Хвалынск о своем приезде и сообщила: «Папа, приехала в страну дикарей, разреши вернуться обратно». Меня удивила в Самарово бедность селения, малолюдие, домики маленькие, серенькие. И после шумного, красивого города Саратова мне всё показалось убогим и бедным. Поселок Ханты-Мансийск немногим был лучше. Строения были все деревянные, но дома более добротные и даже двухэтажные. Автобусов не было, сообщение осуществлялось с помощью лошадей. Жители в основном были русскими, по характеру добрые, всегда стремящиеся помочь. Не было воровства, грабежей, боязни, что обворуют. Зачастую дома или квартиры оставались не запертыми на замок и зачастую на ночь не закрывались. Эта черта народная проявлялась долго, до заселения Самарово жителями из других местностей».

Реформы советской политической и социально-экономической системы в 1980-1990-е годы, негативно повлияли на развитие всех сторон советского общества. На 01.01.1998 год структура станции представляла: директор, 2 бухгалтера, 1 научный сотрудник и рабочие зверофермы – 17 чел.

К 2005 году в штатное расписание было включено 24 единицы, последний работник станции был уволен в 2005 году.

В разные периоды деятельности одной из самых значимых организаций по развитию сельского хозяйства в округе Ханты-Мансийскую сельскохозяйственную станцию возглавляли: Перовский Дмитрий Евлампиевич, Кузьмичев А., Локтик Максим Романович, Лещенко Федор Куприянович, Голяновская Ариадна Николаевна, Титлянов Антонин Андреевич, Дюкин Вениамин Дмитриевич, Бомолов, Титов В., Приходько В.И., Чумак Владимир Александрович, Зятьков Валерий Николаевич, Силин Леонид Ефимович.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика