Красный чум показывал кино

Валентина Патранова

С чего начиналась кинематографическая судьба региона? Как известно, в июне 1931 года в село Самарово прибыл пароход с представителями оргбюро по организации Остяко-Вогульского, ныне Ханты-Мансийского, округа. А уже в мае 1932 года была создана Остяко-Вогульская база уральского отделения «Союзкино».

ИДИ ПО САМАРОВО И ИЩИ

В Государственном архиве Югры хранится докладная, которую 19 ноября 1932 года заведующий базой Рычков направил в окружной комитет партии. Из документа следует, что база должна была обеспечивать населенные пункты округа киноустановками и фильмами, а вот как на самом деле складывалась ситуация, заведующий Рычков с нескрываемой обидой информировал окружком партии.

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАВЕДУЮЩЕГО КИНОБАЗОЙ РЫЧКОВА:

«При формировании базы из фонда тобольского отделения нам выделили фонд кино – фильмов 71 штука, фактически же получено 40 фильмов, которыми мы обслуживаем сеть киноустановок. Остальные же картины до сего времени не получены, причем нам известно, что ряд фильмов высланы тобольским отделением по распоряжению Уралсоюзкино в Надеждинск и другие города Урала, а взамен их в наше распоряжение не поступали. Фонд фильмов за время функционирования базы не обменивался, имеющийся фонд фильмов пропущен по нашим киноустановкам по два и более раза. Киноустановок и передвижек при организации было 16 штук, а в данных момент 22, из них работает только 18. Намечено по плану на 1933 год открыть вновь 18 установок и передвижек и пустить неработающие в данный момент четыре. Всего к концу 1933 года должно работать по округу 40 установок и передвижек. Причина бездеятельности киноустановок – отсутствие механиков».

Причина обращения в окружком партии была не только в отсутствии достаточного количества фильмов и работающих киноустановок, но также в нехватке помещений. В год организации кинобазы в селе Самарово временно разместились все органы власти молодого округа, административный центр которого строился в пяти километрах. Свободных помещений катастрофически не хватало, поэтому, как писал Рычков, «база не имеет хотя бы мало-мальски подходящего помещения для склада фильмов и конторы». Кинофильмы приходилось хранить в кинобудке при клубе окрпрофсовета, где больше двух картин нельзя было иметь по правилам пожарной безопасности, но их иногда скапливалось по 20 и более.

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАВЕДУЮЩЕГО КИНОБАЗОЙ РЫЧКОВА:

«Мы неоднократно обращались с ходатайством устно и официально к окрисполкому и поселковому совету об оказании нам содействия в подыскании помещения для базы хотя бы в арендное пользование. Но последние должного должного содействия не оказали, впоследствии самим председателем окрисполкома Розниным было сказано: «Иди по Самарово и ищи где найдешь». Хотя они могли бы дать самое подходящее для нас помещение бывшей часовни, только следовало бы переселить куда-либо парикмахерскую, которая впоследствии была переселена, а помещение взято под квартиру. И только с 20 июля нас удалось перенести склад в амбар нашего же киноработника, совершенно не приспособленный для работы».

КОГДА СКЛЕЙКА РАСКЛЕИВАЛАСЬ

Далее, сообщал заведующий, с наступлением осени он снова возбудил ходатайство перед окроно и поселковым советом о выделении помещения, нов ответ услышал: база – самостоятельная организация и должна сама строить здание, но на это не было ни средств, ни разрешения от Уралсоюзкино. В начале октября 1932 года удалось найти подходящее помещение и заключить договор аренды с поселковым советом, который должен был переселить жильца в другое помещение, но ничего не получилось. Пришлось Рычкову обращаться в окрисполком, рабоче-крестьянскую инспекцию, в суд, который вынес решение о выселении жильца, но тот помещение так и не освободил.

«Склад и сейчас находится в неотапливаемом холодном амбаре, где нет никакой возможности производить проверку и монтаж картин, — жаловался Рычков. – На холоде и сырости, особенно в осеннее время, эмульсия на ленте отсыревает, и при демонстрировании фильм теряет техническую годность, и каждая склейка при отогревании в теплом помещении расклеивается. Так работать дальше нельзя. Растранжиривание государственного имущества в виде порчи картины, которая стоит десятки тысяч рублей, – преступление».

Как дальше развивались события, в деталях неизвестно, но кино не исчезло из жителей округа. В строящемся административном центре Остяко-Вогульске уже кипела работа на первом в округе звуковом кинотеатре, его сдали в эксплуатацию в 1934 году (сегодня на этом месте Дом дружбы народов). Как следует из архивных документов, северяне смотрели кино еще до образования национального округа. С 1923 года эта территория входила в состав Тобольского округа Уральской области. Культуру в массы несли так называемые кочующие красные чумы, организацией которых занимался тобольский окружной отдел образования. 15 июля 1930 года заведующий окроно Трусов направил письмо в областной центр Свердловск с сообщением, что Уралсовкино командируется товарищ Тихомиров «для заключения соглашения и подбора кинокартин, необходимых для проката в кочующих красных чумах на Тобольском Севере в кинопередвижках, а потому просьба при подборе картин выделить в помощь т. Тихомирову специалистов, хорошо знающих Тобольский Север, быт туземцев, остяков, самоедов, вогул и пр. и их культурный запрос».

Кино в те годы рассматривалось в первую очередь как средство политического воспитания населения, а на Севере – еще и как способ просвещения коренного населения. Вот памятка, отражающая «список кинофильмов для кочующих красных чумов на Тобольском Севере»: «По дебрям Уссурийского края», «Тунгус с Хенычара», «Пасынки Солнца», «Алкоголь», «Венерические болезни».

Кроме того, отмечено в памятке, «необходимо подобрать картины по оленеводству, охоте, гигиене, медицине, антирелигиозной борьбе с шаманством северных народностей, охотоведению (разведение ценных пушных зверей), о заказниках, питомниках, госзаповедниках, совстроительстве по киножурналам и картину «Шестая часть мира», о рыбных промыслах, а также картины, отражающие северные экспедиции».

КИНОМЕХАНИКИ-ПРОПАГАНДИСТЫ

При организации Остяко-Вогульского округа (образован 10 декабря 1930 года) Тобольский округ был упразднен, часть специалистов переехала на новое место работы, в их числе был и бывший заведующий окроно Трусов, который в оргбюро по организации округа возглавил культсоцотдел. Вскоре он получил письмо, в котором сообщалось, что при тобольском агенстве Союзкино открываются четырехмесячные курсы по подготовке киномехаников-передвижников. Агентство предложило организациям Остяко-Вогульского округа направить на курсы своих работников «для создания кадров». Организации, командирующие курсантов, должны были перевести на счет агентства по 450 рублей за каждого. На эти деньги их обеспечивали общежитием и питанием в течение четырех месяцев. Сумма была значительная – например, зарплата заведующего кинобазой Рычкова составляла 235 рублей, передвижного киномеханика при культсоцотделе – 91 рубль.

С созданием окружной кинобазы в 1932 году именно ее специалисты и должны были развернуть культурно-просветительскую работу среди населения. В том же году с докладом на совещании представителей партийных, комсомольских и хозяйственных организаций выступил заведующий Рычков. Он высказал пожелание: «Всем организациям, имеющим свою киносеть, обязать киномехаников при демонстрировании научных и политических кинофильмов проводить беседы и лекции по содержанию фильмов, увязывая их с проводимыми хозяйственно-политическими кампаниями в деревне».

В архиве хранится письмо заведующего районным отделом образования (не указано, какого именно района), адресованное в окроно, в котором говорится о том, что отделом ОГПУ (НКВД) в район были высланы две кинопередвижки по обслуживанию поселков спецпереселенцев, но они не работают, так как нет кинокартин. Самаровская кинобаза на предложение о заключении договора не отвечает. Просил прислать кинокартины и ларьякский райисполком: пришлось обращаться в окроно, при котором был создан отдел политпросвета. Фильмы предназначались для делегатов съезда национальных культур, который открывался 10 февраля 1934 года. инспектор отдела политпроса требовал от начальника кинобазы сообщить, «сколько послали кинокартин в течение ноября, декабря и января и какие сейчас там имеются картины». Письмо датировано 5 февраля, ответ инспектор ждал 6 февраля, в противном случае пригрозил, «поставлю в известность председателя окрисполкома Рознина».

В начале 1934 года окружной отдел народного образования был вынужден обратиться в Уралросснабфильм, который снабжал свое отделение в Самарово кинокартинами. Руководитель «деревенской группы Уралросснабфильма» ответил: «В отделении Самарово имеется достаточное количество кинофильмов… Совершенно неверно, если в вышеуказанных районах будут демонстрироваться фильмы только из жизни Севера. Необходимо показать такие фильмы, которые отражают соцстроительство, генеральную линию партии и другие, но с соответствующим политическим окружением».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика