Матка

Людмила Пашкова, Анжела Сочнева cbs.hmrn.ru

Охотник Илья Маткин с женой Татьяной приехали в Сибирь с Урала в 1900 году. Поселились они у реки Ендырской, а неподалёку от них стали жить семьи Кетпеликовых и Каюковых. В итоге все подружились и построили деревню. Назвали её Матка.

Красотой эти места Бог наградил сполна. Здесь были и дремучие леса, богатые зверем, и рыбная речка, и заливные луга. Деревню пересекал ручей Сад. Через него люди перекинули мост. В Матке жили в основном ханты, манси и ссыльные семьи — всего 35 дворов. До войны здесь был богатый колхоз имени Чкалова. Выращивали картофель, капусту, репу, держали коров. Стайки пристраивали вплотную к дому и в сильные морозы открывали дверь, чтобы тепло от печки шло к животным. В домах хозяйки стелили широкие половицы, а непокрытый пол добела выскабливали ножом, чтобы он блестел (краски не хватало).

Грибы, ягоды и шишки сдавали в Рыбкооп, рыбу увозили на переработку в Ханты-Мансийск. На окраине деревни жители построили из досок холодильник: между досками заложили землю, опилки и сено, а сверху соорудили крышу. Холодильник внутри и сверху загружали зимой льдом, и в таких условиях хранили «живое серебро».

О начале Великой Отечественной войны жителям Матки сообщили нарочные, приехавшие в деревню на лодке из города. На фронт ушли 20 мужчин. В деревне был свой фронт — трудовой. Семилетние дети пололи грядки, окучивали картофель, собирали урожай. Десятилетние заготавливали сено для колхоза, а подростки 12 лет и старше рыбачили наравне со взрослыми. На рыбоучастке им приходилось выгружать тяжёлую соль с плашкоута. Девчонки до самой земли сгибались от непосильной тяжести. Ели чебаков и щурагайку. Соль, хлеб и спички получали по карточкам. Когда в доме нечем было разжечь печь, люди бежали в пекарню за горящими угольками. Жили дружно. Двери не закрывали — приставляли полено.

На самом видном месте в деревне стояла двухэтажная начальная школа. В 1941 году в классах было по 15-18 человек. Зимой некоторых школьников родители возили в школу на санках в вязаных шерстяных носках. Ещё жители шили обувь из кожи животных, набивали в них сухое сено — так и ходили. В сильные морозы дети сидели дома, но когда теплело, катались на шкурах с крутого берега.

Летом маткинские ребятишки бегали босиком, а осенью часто заходили в речку, в которой вода была ещё теплая, чтобы погреть ноги.

Хорошо помнят маткинцы май 1945 года. Сообщили им о победе всё те же нарочные. Народ ликовал. Все ждали возвращения родных. Но с войны пришли лишь 5 человек.

В начале 50-х годов в деревне провели радио: установили столбы, натянули провода, и во всех домах появились чёрные настенные тарелки. Первое, что услышали маткинцы, это треск и песню: «Ой, рябина кудрявая». Зимой провода сильно гудели, и люди по этому звуку определяли погоду: гудят сильно — к морозу. В 1952 г. в местном клубе показали первый звуковой фильм «Повесть о настоящем человеке».

Исчезают с лица земли сёла и деревни. Забыли и про Матку. Бросили её. Дома разобрали, школу закрыли…

Думается, что главным мотивом нашей жизни должно стать не разрушение, а созидание. Нашим деревням не надо ставить памятники, в них нужно возрождать жизнь.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика